Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Особое мнение

время выхода в эфир — пн-пт, 17:08 и 19:08
Известные политические журналисты - постоянные участники программы - отвечают на вопросы слушателей, присланные на эфирный пейджер, на интернет-сайт радиостанции или заданные по телефону прямого эфира.
Обычная версия
эфир
18.12.2007 19:08
Особое мнение : Евгения Альбац
Гости:
Евгения Альбац главный редактор журнала "The New Times"
Ведущие:
Сергей Бунтман первый заместитель главного редактора радиостанции "Эхо Москвы"

Евгения Альбац



С. БУНТМАН – Добрый вечер. «Особое мнение» Евгении Альбац.

Е. АЛЬБАЦ - Добрый вечер.

С. БУНТМАН – Первый круг вопросов к тебе как к зам. главного редактора «The New Times», история с Натальей Морарь. Не будем рассказывать, так как уже третий день освещает «Эхо Москвы» подробно эту историю. И на RTVi тоже были сообщения. А вот какое нынешнее состояние дел, и какие предпринимает шаги «The New Times» и те, кто не просто сочувствует, а содействует этому.

Е. АЛЬБАЦ - «The New Times» направил запрос в Министерство иностранных дел, Федеральную миграционную службу и в ФСБ России с просьбой в кратчайшие сроки дать объяснение, на каких основаниях Наталья Морарь, журналист, которая имеет все необходимые документы, разрешающие ей жить и работать в России, не была допущена на территорию РФ. Но я хочу, о чем сказать. Что меня совершенно потрясло в эти дни. Это журналистская солидарность. «Эхо Москвы», но вот сегодня я увидела публикацию в таких разных газетах как «Комсомольская правда», «Ведомости», в "Коммерсанте" вышла очередная статья, в газете «Газета», вчера это было в «Независимой газете». Я не говорю о том, что об этом сообщают все мировые агентства, все крупнейшие газеты мира. У нас у всех разрываются телефоны. Это очень важно, потому что это еще раз подчеркивает, что журналистская профессия она экстерриториальна. Наша задача исполнять конституционное право людей во всем мире - право на информацию. И понятно, что то, как поступили в отношении Натальи Морарь, нет никаких сомнений, что это связано с ее профессиональной деятельностью, с ее публикациям в газете «The New Times», такие действия, похожие, могут быть предприняты в отношении любого из нас. Между тем, наша обязанность вне зависимости от того, что у нас стоит в паспорте, какой мы национальности, какого гражданства, наша задача: имеешь информацию – она должна быть доступна людям.

С. БУНТМАН – Абсолютно справедливо говорят слушатели, напоминают у нас и центр экстремальной журналистики, и Алексей Симонов со своим Фондом защиты гласности. Говорят, что это далеко не первый случай. И когда высылали из Калининградской области корреспондентку, вернее не дали въехать. Очень много. Молдова это зарубежная страна, и гражданам зарубежных стран, которые работают как журналисты или как корреспонденты, очень много, в последнее время участилось, запрещают въезд как нежелательным персонам. Стоит ли нам каждый раз говорить об этом громко так же, как мы сказали в случае Натальи Морарь.

Е. АЛЬБАЦ - Безусловно. Для меня тут нет вопроса. Журналисты работают по всему миру. Когда люди, журналисты, которые работают на войне, работают представители разных совершенно стран, или когда они освещают олимпиаду, еще какие-то мировые события, это совершенно неважно. Наша задача давать людям информацию. И какое у нас тут гражданство стоит, это не имеет никакого значения.

С. БУНТМАН – Характерный вопрос, который задает Игорь из Санкт-Петербурга, его задают многие и в блоге были по этому поводу: европейская, американская практика отказ в выдаче виза не комментируется. Каких комментариев хотите вы и мировое сообщество?

Е. АЛЬБАЦ - Это просто от незнания. Я понимаю, люди совершенно не обязаны знать, как это устроено в других странах. Тем более в демократических странах. Во-первых, у Натальи Морарь есть то, что в на английском называется Residence Permit, в США называлось бы грин-карта.

С. БУНТМАН – Вид на жительство.

Е. АЛЬБАЦ - То есть у нее есть вид на жительство.

С. БУНТМАН – И право на работу.

Е. АЛЬБАЦ - Отказать носителю грин-карты или Residence Permit во въезде в страну невозможно. Это пункт первый. Если человек не совершил уголовного преступления, если против него не заведено уголовное дело. Если человек нарушил закон, то, безусловно, его могут депортировать, выслать. Мне приходится читать о том, что как это, представьте себе, если бы вы были в другой стране и стали бы писать резкие статьи. Я работала в США. У меня не было никакой грин-карты, у меня была виза. Я писала очень жесткие статьи и публиковала их в крупнейшей газете мира и США «Нью-Йорк таймс», которые были весьма резкие по отношению к нынешней администрации США. Мне даже в голову не приходило думать, что на этом основании меня могут лишить визы или депортировать из страны.

С. БУНТМАН – Если конечно, ты не желательная персона.

Е. АЛЬБАЦ - Если конечно, я не нарушила закон. Вот если я украду или не дай бог нанесу какое-то оскорбление действием или еще что-то, да, на этом основании меня могут выслать из страны. Или предпринять в отношении меня какие-то действия. Но представить себе за то, что я пишу, меня не впустят в страну, я, когда была колумнистом в «The Moscow Times» очень резко по-английски писала, особенно когда началась война в Ираке. И когда переизбрали Буша. То есть мне даже в голову не приходило думать, что меня могут на этом основании не пустить в США.

С. БУНТМАН – Если будут вопросы уточняющие, а не повторяющие относительно Натали Морарь, то, пожалуйста, их присылайте. Но чтобы сейчас пока зафиксировать эту тему два маленьких вопроса. Вы отправили запросы. Спрашивают здесь: пограничники это что, ФСБ. Почему вы думаете, что это ФСБ?

Е. АЛЬБАЦ - Это ФСБ.

С. БУНТМАН – Во-вторых, там сказали, насколько я понимаю, что из Центрального аппарата.

Е. АЛЬБАЦ - Совершенно верно. Подполковник, с которым я разговаривала в аэропорту Домодедово сказал, что у них была директива из Центрального аппарата ФСБ России.

С. БУНТМАН – Все.

Е. АЛЬБАЦ – И, кстати, надо сказать, что сегодня на пресс-конференции главы Федеральной миграционной службы было заявлено, что ФМС не имеет к этому делу никакого отношения. Вот мы собираемся ждать до конца недели, собираемся подавать судебные иски против ФСБ России за неправомерные действия. Мы полагаем, что это, безусловно, политическое дело. У него политическая подоплека. То, что не впустили Наташу Морарь на территорию РФ связано с выполнением ею профессиональных обязанностей. «The New Times» журнал, имеющий лицензию, зарегистрированный в РФ, находящийся на территории РФ. Наталья Морарь в штате нашей редакции. И она, между прочим, там кое-кто пишет про то, что всякие иностранцы, что себе позволяют. Она, между прочим, платит 30% налогов, в то время как мы платим 13-15%.

С. БУНТМАН – 13 мы платим.

Е. АЛЬБАЦ - А она 30% как иностранная гражданка. И она подала заявление на гражданство, которое ей должно быть предоставлено согласно федеральному закону в апреле месяце. Я уже не говорю о том, что Наталья Морарь родилась еще в Советском Союзе и в этом смысле мы все граждане одной страны. И то, что граждане Советского Союза те, кто родились на территории Советского Союза, имеют преимущественное право на получение гражданства, я уж не говорю о том, что она блестяще окончила факультет социологии Московского государственного университета в мае месяце. Она 6 лет живет в России. У нее вся жизнь здесь. Но, в общем, чего об этом говорить. Для нас это вопрос абсолютно решенный. Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы Наталья Морарь могла снова выйти на работу. Она, между прочим, в понедельник должна была быть на работе. А сейчас она, конечно, сидит в Кишиневе и готовит материал о том, потому что собственно зарплата идет, работать надо. Мы ждем ее материал.

С. БУНТМАН – Хорошо. Продолжаем. Классная работа Буковского по проведению собрания, неудача Каспарова, - Нина так характеризует ситуацию. В чем тут разница. Буковскому удалось провести собрание 500 человек. Каспарову – нет.

Е. АЛЬБАЦ - Молодец Буковский. Ничего не могу сказать. Они сообразили, его инициативная группа, что надо указывать в заявлении в Центризбирком на проведение собрания сразу два места. И они указали тот зал, который как было сказано, они сначала арендовали, но им было отказано в аренде, поскольку пришли сотрудники ФСБ и опять вопрос, почему, какое дело Федеральной службе безопасности до того, кто кому сдает зал в аренду. Это вообще за пределами. Я думаю, что у нас такой рост невероятный преступности, в том числе и потому что ФСБ занимается чем угодно, нежели исполнением своих прямых обязанностей. Помимо того, что они арендовали зал, они еще указали в заявлении, что второе место проведения собрания это Центр имени Сахарова. Это было абсолютно правильное решение. Молодцы.

С. БУНТМАН – И дальше что. Здесь есть судьба запроса в Конституционный суд. Как ты думаешь, Буковского могут зарегистрировать как кандидата?

Е. АЛЬБАЦ - Думаю, что шансов практически нет.

С. БУНТМАН – Сейчас есть 12 кандидатов, из них 8 самовыдвиженцев, инициативные группы и 4 партийных кандидата. Сколько останется, как ты думаешь?

Е. АЛЬБАЦ - Думаю, что естественно останется Зюганов. Это классический набор: Зюганов, Жириновский. Понятно, что я так думаю, ты думаешь, Дмитрия Медведева зарегистрируют?

С. БУНТМАН – Не знаю. Опасаюсь даже.

Е. АЛЬБАЦ - Опасаешься. Да. Я как-то думаю, что все будет хорошо с Дмитрием Анатольевичем. Очень любопытно будет посмотреть, примут ли списки у Михаила Касьянова. Вообще об этом сообщалось, что представители оппозиции, Борис Немцов, который будет выдвигаться от СПС, как мы вчера узнали на съезде, Владимир Буковский и Михаил Касьянов ведут переговоры о том, чтобы в конечном итоге остался один кандидат. Интрига, на мой взгляд, остается только в том, примут ли подписи два миллиона, которые Михаил Касьянов должен собрать в ЦИКе или в очередной раз объявят, что там что-то не так.

С. БУНТМАН – Дальше. В разных партиях происходит такая вещь. «Яблоко» не выдвигается, Илья Яшин сказал, что в перспективе он мог бы и хотел бы заняться вместе с другими созданием новой демократической партии, объединяющей многих и многих сторонников классических партий, классических в том смысле, что они довольно долго существовали. Как ты относишься к этому?

Е. АЛЬБАЦ - Очень хорошо.

С. БУНТМАН – И возможно ли в этом поколении сделать такой объединительный шаг в этом движении.

Е. АЛЬБАЦ - Я об этом уже пару лет назад писала, могу только повторить. Я убеждена, что политики старой волны должны уйти постепенно, а должны выйти на авансцену такие молодые ребята сильные как Илья Яшин, с моей точки зрения он действует очень точно и очень правильно. В обществе есть запрос на создание объединенной демократической партии. Бесконечное бодание между собой внутри оппозиции неважно правой, левой, бесконечное бодание между собой «Яблока» и СПС всем бесконечно надоело. Проиграли все, что смогли. Этот запрос существовал еще в 2003 году. Сейчас – тем более. Поэтому любой, кто возьмет на себя создание объединенной демократической партии, с моей точки зрения, безусловно, заслуживает поддержки. И мне кажется, что Илья Яшин человек очень энергичный, человек уже не новый в политике, известный. За которым стоят, в том числе и молодые ребята. Что у него есть шанс это сделать. К сожалению, при всем уважении к тому же самому Григорию Алексеевичу Явлинскому, репутация человека, который все время проигрывает, «Яблоко» проигрывает уже 5 лет подряд, что бы ни говорили, каким бы ни был замечательным Явлинский, он должен уйти. Тем более что неспособность Григория Алексеевича Явлинского договариваться, идти на компромисс, на уступки, она уже зашкалила, по-моему. Уже всякое терпение потеряно. Короче я думаю, что абсолютно необходимо создание самого широкого народного фронта, и внутри этого фронта необходимо создание объединенной демократической партии. Я думаю, что не партия это будет, это будет движение, потому что зарегистрировать будет очень трудно партию.

С. БУНТМАН – Но какие перспективы может иметь движение, не зарегистрированное как партия. У нас же все партийное теперь.

Е. АЛЬБАЦ - Все течет, все изменяется. Такие режимы как то, что сейчас существует в России, долго не живут. Мы видим, какая схватка не на жизнь, а на смерть идет наверху. Как будет развиваться ситуация через полгода, год, никто не возьмется предсказать и я не буду предсказывать. Надо быть готовым к этой ситуации, надо чтобы была объединенная демократическая партия. Придет время, она будет зарегистрирована. Но самое важное, что она должна работать в самом низу, находить себе поддержку там. Разговаривать с людьми, пытаться понять, почему демократы все проиграли. Вот это самое важное. И я убеждена, что Илья Яшин человек, который как раз работает, что называется в поле, он реально это может сделать.

С. БУНТМАН – Вот СВК, так он подписал sms слушатель: а не слишком ли молод господин Яшин, чтобы о нем всерьез рассуждать. Ну, пусть это прозвучит, потому что это подспудная мысль многих.

Е. АЛЬБАЦ - Я не понимаю, что такое молодой, старый. А старый лучше? Вот старые были в ходе этой парламентской кампании. И что? И какой результат?

С. БУНТМАН – Просто здесь вопрос в том, для тебя тот же Илья Яшин это сформировавшийся, формирующийся, уже дееспособный, доказавший политик. Давайте сейчас не в паспорт смотреть, а молодой политик, уже существующий. Или нет?

Е. АЛЬБАЦ – Безусловно, я его хорошо знаю. Мы знакомы не первый год. И Илья человек образованный, умный, чрезвычайно активный и самое главное, очень убежденный. Вот он не флюгер, у него есть четкие представления о том, что должно быть, как должно быть и почему он выбрал для себя политику как судьбу. Очень мало ведь молодых людей, для которых вот такой выбор как для Ильи осознанный и серьезный. Ему предстоит очень тяжелая работа, я искренне рассчитываю, что к ним и Никита Белых и Гарри Каспаров, Владимир Рыжков, что они все объединятся. Есть масса вокруг нас замечательных людей. Да посмотри Володя Милов. Умный, образованный, бывший зам. министра нефти и газа, а сейчас президент экспертного института. Он очень часто публикуется у нас в журнале «The New Times». И в следующем номере будет его статья. Он молодой, умный, сильный. Если бы такие люди как он пошли бы в политику, это было бы потрясающе.

С. БУНТМАН – Связка Путин-Медведев приобрела на съезде «Единой России» некое объяснение, которое больше все запутало. Владимир Путин сказал, что будет премьер-министром без перераспределения полномочий. Это связка для того, чтобы победить силовиков, это ответ на наивный вопрос, кто с кем борется в верхах. А кто с кем борется в верхах?

Е. АЛЬБАЦ - Кланы борются. Группы интересов.

С. БУНТМАН – Они разделяются не классический, силовики, не силовики.

Е. АЛЬБАЦ - Нет. Потому что идет бодание внутри силовиков, идет бодание и внутри бюрократов. Я там слово «либерал» совершенно не могу и произносить в приложении к кому-либо. Внутри разных группировок, объединяются, разъединяются. Как всегда бывает в условиях, когда отсутствует нормальная политическая конкуренция, начинается конкуренция между бюрократами. Это неизбежно, потому что все равно интересы есть. Что касается этой связки, то я писала это в прошлом номере «The New Times», и это последняя моя передача на «Эхо Москвы» была этому посвящена. Я считаю, что это чрезвычайно высоко рискованный вариант. Что существует иерархия подчинения, президент является верховным главнокомандующим, очевидно, Путин имеет в виду, что он является и авторитетом для силовиков и для армии, они будут ему подчиняться. Так не будет. Это иллюзия. Это закончится через 1-2-3, максимум через полгода. Потом Медведеву позвонит президент США что-то обсудить, поскольку он президент, если его, конечно, изберут, неважно, человек, который будет сидеть в Кремле или позвонит какой-нибудь другой президент и встанет вопрос: а кто поедет на встречу «восьмерки», если нас по-прежнему будут держать в «восьмерке», поскольку де-факто…

С. БУНТМАН – А почему Путин не может поехать. Там же нигде не написано, что должен именно президент.

Е. АЛЬБАЦ - Но, тем не менее, традиционно сложилось, что всегда на заседания «восьмерки» главы государств, потому что это главы государств.

С. БУНТМАН – Но испанский король не ездит. Королева не ездит. Император не едет.

Е. АЛЬБАЦ - По Конституции РФ президент РФ является главой государства. Не премьер-министр, а именно у нас премьер-министр, председатель правительства является главой исполнительной власти. Статья 6 Конституции. А президент является главой государства. Можно все, что угодно, понимаешь. Мы писали об этом в журнале, что люди в Министерстве обороны, когда мы задавали вопрос, а как будет, если верховный главнокомандующий президент, а Путин премьер, мы еще писали, когда Путин 1 октября заявил на съезде «Единой России», что не исключает, что станет президентом. Мы подробно прописывали сценарий. Нам в Министерстве обороны говорили: да бросьте вы ради бога, это все делается по умолчанию. Кто сильнее, тот и правит. Вот это не так. Это чревато расколом. Представь себе, какой-нибудь очередной генерал Шаманов, помнишь, как в Чечне было в 2003 году, когда он начал делать всякие политические заявления. Представь себе на секунду, какой-нибудь генерал где-нибудь отвяжется. И возомнит себя политиком. И он скажет: а что такое, а кому я подчиняюсь. Это там кто в Кремле я вообще не знаю. А кто премьер Путин? А он кто, председатель правительства. Его вообще может президент снять. И вот начнется раскол. Когда это происходит с армейской… В армии существует жесткая иерархия подчинения. Вот если там предписано майору подчиняться…

С. БУНТМАН – Хорошо, тогда объясни, почему он подчеркивает, что никакого перераспределения. Что они так идут в связке. Он вроде будет премьер.

Е. АЛЬБАЦ - Я думаю, что ровно, потому что Путин пытается всем доказывать и даже не столько внутри страны, сколько за пределами Отечества, что он сказал, что не будет под себя переписывать Конституцию и не будет. Я думаю, ни почему другому. Это единственная причина. Вот для него очень важно, что он сдержал слово. Он не понимает, что на самом деле он нарушил слово. Потому что дух Конституции не предусматривает, чтобы человек, который два срока был президентом, из Кремля переезжал потом в Белый дом. Но ему кажется, что он сказал 10 раз или 4 раза на собраниях Валдайского клуба: я не буду переписывать под себя Конституцию. Я уйду. И вот как бы формально он уходит. Формально он как бы не переписывает Конституцию. Но риски, которые возникают для страны, колоссальные. Просто колоссальные. И я просто теперь одного не могу понять, если вся эта комбинация была заранее продумана, я честно тебе скажу, я предполагала на самом деле несколько лет назад и писала об этом, мне не нравится здесь в данном случае быть пророком. Ужасно неприятно, что так произошло. Что это может быть такой реальный вариант, как Путин уйдет, чтобы остаться. Но я совершенно не понимаю. Если он на это идет, если во всем мире все равно пишут сегодня вышли газеты о том, что все равно никаких реально выборов не будет. Что 2 марта это будут не выборы. Что, по сути, назначен Медведев в Кремль. А Путин, вся полнота власти будет сосредоточена в руках президента Путина, только он будет называться премьером. Почему тогда действительно было не изменить Конституцию. Таким образом, они бы меняли одну строчку в Конституции. Да, первая глава, да конституционное совещание, референдум. Все бы они это сделали. Сейчас, когда они сообразят, что это колоссальные риски для страны, колоссальный риск, что не подчинятся силовые структуры или в какой-то момент выйдут из подчинения. А мы видим, что силовые структуры, как и история с Наташей Морарь очень четко показывает, что они в какой-то момент сами решают, чего они хотят делать, чего не хотят. Чего им позволено делать, чего не позволено. Они в этом смысле становятся автономными игроками. А если они решат, что один автономный игрок и второй и вообще-то начнут выяснять, кто из них главнее.

С. БУНТМАН – Ну да. Здесь нам говорят, что Балуевский и так делает сейчас политические заявления и ничего, - Юрий нам пишет.

Е. АЛЬБАЦ - Секундочку. Сейчас Балуевский, начальник Генштаба и он по Конституции подчиняется верховному главнокомандующему, а верховным главнокомандующим является президент РФ. Это записано. И если Балуевский не подчинится, его можно тут же отдать под военный трибунал. Мало не покажется. А вот если он не подчинится премьеру, то он скажет: ребята, а причем тут премьер. Там статья 6-я, он по этой статье всего лишь глава исполнительной власти. Он предлагается президентом РФ, им же может быть отправлен в отставку. А дума его должна утвердить. Вот это кажется, что неважно. Но ведь институты для того и существуют, чтобы делать издержки, связанные с переделом власти, с конфликтами во власти, с функционированием одних институтов или с их полным не функционированием, как у нас сейчас произошло с законодательной властью, вот чтобы снижать эти издержки, чтобы делать жизнь в стране более предсказуемой. Чтобы делать действия власти более предсказуемыми. Это безумно рискованная ситуация. В этом я убеждена.

С. БУНТМАН – Сегодня на Украине, наконец, утвердили поднятием рук Юлию Тимошенко. Это выход из кризиса или начало нового?

Е. АЛЬБАЦ - Выход из кризиса. Это ведь на самом деле совершенно нормально. Вся история стран, так называемой народной демократии показывает, что там парламентские республики, бесконечно менялись премьеры и статистка указывает, что там, где премьеры менялись чаще, там значительно быстрее шли реформы. И по понятным причинам. Потому что меняются элиты, идет обновление крови, есть потребность в реформах у разных групп населения.

С. БУНТМАН – Понятно. Спасибо. Евгения Альбац по вторникам за исключением исключительных случаев. До свидания.

Другие эфиры
23 июля 2014, 17:08
Особое мнение
Гости:
Андрей Фефелов главный редактор интернет-канала "День"
22 июля 2014, 19:08
Особое мнение
Гости:
Сергей Бунтман первый заместитель главного редактора радиостанции "Эхо Москвы"
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1307246

1133040

Дмитрий Ольшанский: если позовут, я с удовольствием окажусь в структурах власти на юго-востоке Украины

Писатель и публицист Дмитрий Ольшанский о событиях на юго-востоке Украины и нашумевших публикациях в фейсбуке




1090015


876074
1106900
795394
1287246
1288620

681013





681012
743643
1178164

Ксения Туркова: Словарный запас. Выпуск 4

Обязательно ли писать «малайзийский» с тремя й, переименуют ли области и районы в губернии и уезды и что стоит за фразой: «Мир больше никогда не будет прежним»
Сказано на свободе
Путин окончательно дискредитировал себя в глазах мирового сообщества. Он не поднимется никак репутационно — это катастрофа полная.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы