'Вопросы к интервью
М. АНТОНОВ: С чувством глубокого уважения и почтения представляю сегодняшних наших гостей, Ксения Борисовна Маринина - автор и режиссёр "Кинопанорама" и Екатерина Мцитуридзе – кинообозреватель сегодня в отделе кадров.

К. ЛАРИНА: Кинообозреватель 1 канала, говорю я между прочим.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Существенно.

К. ЛАРИНА: Добрый день, уважаемые гости. Здравствуйте, Ксения Борисовна, здравствуй, Катя.

К. МАРИНИНА: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Сегодня мы решили поговорить о том, как про кино рассказывает телевидение. И мы с Мишей думали, кого позвать, и решили позвать представителей двух разных поколений. С чего собственно начинался рассказ о кино на советском телевидении, это то, что для нас сделала Ксения Борисовна Маринина, а чем сегодня живет кино в телевидении, об этом хорошо знает Катя, поскольку она занимает сегодняшним телевидением.

М. АНТОНОВ: Но для этого стоит напомнить вообще историю вопроса, которая существует.

РАСКАДРОВКА

К. ЛАРИНА: Вопрос по следам этого радиоочерка, который был представлен Михаилом Антонова, в чем дело, причина, в отсутствии кино, или в отсутствии личностей на телевидении, не при Кате будет сказано, Катю очень уважаю и люблю, всегда с наслаждением смотрю на нее, хотя тоже какие-то секунды, какие-то крохи про кино вы рассказываете.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Как раз с удовольствием поговорим, наверное.

К. ЛАРИНА: Ксения Борисовна, ваше мнение, почему все-таки исчезли передачи такого, извините за выражение, формата как Кинопанорама?

К. МАРИНИНА: Все дело в том, что есть два способа выражать мысли, один – литературный, другой – разговорный, когда ведущий пытается разговаривать не по написанному, но продуманному очень тексту и заранее заготовленному, продуманному – это другое, заранее подготовленный – это другое, получается, так не слушают люди, люди привыкли слушать разговорную речь, а литературную – читать. В этом мое глубокое убеждение. Ведь когда появился Алексей Каплер, все говорили, почему я это придумала-то, молодые, красивые были люди, которые вели передачу, очень талантливые, все. Я искала ведущего, и вдруг появился Каплер, мне говорят, ты что придумала-то, а он как сел, и все, больше никто никого не хотел. А почему? Он все думал в кадре, он все отвечал на мысли, которые ему приходили в голову в кадре, он отсматривал материал в кадре. Потому что я совершенно убеждена, что по радио, по телевидению только тогда по-настоящему все слушается, когда человек в момент разговора думает, что ему сказать, а не говорит заранее приготовленный текст.

К. ЛАРИНА: Тут еще масштаб личности тоже, наверное, играет не последнюю роль?

К. МАРИНИНА: Огромную роль, конечно.

К. ЛАРИНА: Было бы что сказать.

К. МАРИНИНА: Да, иногда так называют 3-5 ведущих, а недавно был юбилей Кинопанорамы, мы посчитали, их было 53.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Ничего себе!

К. ЛАРИНА: Да вы что?! Даль Орлов, я помню, Георгий Капралов, Рязанов.

М. АНТОНОВ: Каплер, Гердт.

К. МАРИНИНА: Сергей Аполлинарьевич Герасимов когда-то вел передачу, Чухрай-старший, и все это было, и он очень долго вел, и он вел ее во время как раз международного фестиваля в 1963 году, и тогда было очень все сложно в смысле цензуры другие порядки были, чем сейчас, и меня все просили, чтобы я дала текст, который он хочет сказать, хотя бы мысли, я писала чего-нибудь там, потому что спросить у Григория Чухрая, что он будет говорить, как он будет разговаривать с ведущими кинематографистами мира, было смешно. Сейчас мы уже это понимаем.

М. АНТОНОВ: Ксения Борисовна, что же текучка-то у вас такая была, что же на одном никак не могли остановиться.

К. МАРИНИНА: Мы останавливались, какие-то обстоятельства были каждый раз другие.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Они же снимали кино.

К. ЛАРИНА: Действующие режиссеры.

К. МАРИНИНА: Да. Потом, Зиновий Ефимович исчез с Кинопанорамы, потому что он поехал с театром Образцова за границу, были гастроли. Мы пригласили Каплера, до этого были очень хорошие ведущие, например, Руфина Нифонтова, любимая артистка Малого театра, хороша собой, говорила хорошо, а так, как старый уже тогда, как нам казалось, 62 года, Каплер не был так хорош собой, он не был герой-любовник, но его любили все, потому что мысли, которые он говорил, рождались тут же. Он очень смешно иногда говорил, он говорил, ой, забыл я причесаться в кадре, сейчас приду домой, Юля скажет, опять не ту кофту надел, опять не причесался, он мог это сказать в кадре.

К. ЛАРИНА: Ксения Борисовна, извините, я вас перебью, я хочу, чтобы Катя успела высказаться тоже до нашего перерыва на новости, поскольку Ксения Борисовна рассказывает о каком-то совершенно времени снов и грез, потому что слово рейтинг тогда никто не знал, а уж слово формат наверное тоже появилось гораздо позже.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Два слова-монстра просто.

К. ЛАРИНА: Катя, не завидуете тому времени, когда можно было спокойно сесть в кадре, говорить так, что в голову взбредет, и сколько угодно, час можно было сидеть и разговаривать с любимым артистом, с любимым режиссером. Что изменилось?

К. МАРИНИНА: Только должно быть одно обстоятельство – голова должна быть такой.

К. ЛАРИНА: Да нет, и сегодня голов не меньше, но время другое.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Я считаю, что Ксения Борисовна обозначила, это буквально половина этой проблемы – проблема личности. А вторая проблема – это проблема кино на телевидении, проблема телевидения в целом, мне кажется. Потому что на мой субъективный взгляд, может быть, я глубоко ошибаюсь, телевидение сегодня настолько деградировало в общем и целом, что вообще достойная программа, такой, какой была в свое время Кинопанорама – интеллектуальная, рассчитанная на людей с потребностью получить не только два притопа, три прихлопа, а нечто большее, она просто не востребована сегодня. Она бы выделялась на фоне всего, и она была бы неудобоваримая. Говорили бы, есть такая программа, а все остальное было бы немножко другое, не беря новостийные программы, которые я считаю хорошие, я люблю новостийные программы на разных каналах, все остальное я считаю настолько на низком уровне, что даже не обсуждается. Кроме сериалов, они поднимаются, кино поднимается, необходимость конечно есть.

К. ЛАРИНА: То есть, программы художественные, куда моно отнести программы о кино, они тоже упрощаются, то есть страсть к упрощению она такая тотальная.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Мне кажется, что да, вы правы абсолютно, потому что сама форма, если она была бы слишком интеллектуальна, будет не востребована на общем фоне. Другое дело, что можно все-таки настоящее время, вот вы говорите, завидую, я не завидую, я просто восхищаюсь времени, но завидовать сегодня это непродуктивно, потому что сегодня другое время, сегодня надо придумать другую форму, и все-таки это должна быть зрительская программа в первую очередь, чтобы она была упакована красиво, чтобы она была смотрибельная, если мы имеем в виду прайм-тайм, потому что для слишком интеллектуальных программ, где можно час поговорить в эфире, есть канал Культура или глубокая ночь на других каналах. Хотя сейчас на 1 канале мы запускаем программу, уже был пилотный выпуск, я буду вести программу "Премьера со зрителями". Это немножко другое.

К. ЛАРИНА: То, что делала передачу про Ренату Литвинову.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Да, была программа "Падение" с Ренатой, сейчас будет "Настройщик".

К. ЛАРИНА: Вы будете вести передачу?

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Да, пока Константин Львович Эрнст предложил делать мне эту передачу.

М. АНТОНОВ: То есть одна программа – один фильм.

К. ЛАРИНА: Кстати, очень хороший форма, вот Ира Петровская вспоминала "Киноправду", который вел Георгий Кузнецов.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Она была подобного рода?

К. ЛАРИНА: Да, там показывали кино старое советское типа Молодой гвардии, и тут же в студии устраивалось обсуждение со зрителями, с экспертами, это было очень интересно.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: И оппоненты с разным мнением.

М. АНТОНОВ: Еще можно вспомнить программу "Киносерпантин", которая так же была. Мы постоянно в "Отделе кадров" к каким-то датам привязываемся. В 1995 году, ровно 10 лет назад, из сетки телевизионной исчезла "Кинопанорама".

К. ЛАРИНА: То есть сегодня юбилей у вас?

М. АНТОНОВ: Грустный.

К. МАРИНИНА: Вы знаете, она не совсем исчезла, она возникла и куда-то исчезала. Но дело в том, что это от многих причин зависело, которым сейчас не время их обсуждать, складывались так обстоятельства, и конечно, многое зависело от того, кто вел передачу. Мое глубокое убеждение, что если человек думает в кадре и отвечает на вопросы в кадре, а не приходит с заранее заготовленными текстами и мыслями, в какой-то степени конечно надо подготовиться к передаче, тогда он слушается много хуже, это мой опыт многолетней работы на телевидении, на "Кинопанораме" и других передачах это подтверждает, 100%.

К. ЛАРИНА: Вы знаете, у нас сегодня другая крайность, импровизация достигла небывалых пределов, когда журналист может в кадре обратиться к Олегу Янковскому и сказать, Олег Иванович, расскажите немножечко о себе.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Или сказать, Олег Борисович.

К. МАРИНИНА: Надо звать людей соответственно, если вы зовете людей, которые не умеют, не могут.

К. ЛАРИНА: Знать ничего не хотят.

К. МАРИНИНА: Даже неизвестно, кто ему важнее, он сам или тот, кого спрашивает. Люди с таким багажом как был Каплер или Чухрай Григорий-старший, это же просто, и Гердт Зиновий Ефимович, и многие, я не могу всех перечислить, но ко всем отношусь с глубочайшим уважением.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Мы говорили, что все-таки личности были другие в кадре, о чем говорила Ксения Борисовна Маринина, приводя в пример того же Каплера, но с другой стороны изменились цели и задачи, ведь давайте вспомним, что тогда хотелось зрителю про кино.

М. АНТОНОВ: Зрителю вообще хотелось знать о кино.

К. ЛАРИНА: Во-первых, мы мало знали. Такого потока информации из всех щелей на нас никто не обрушивал, и любая встреча в эфире "Кинопанораме" Чухрая с Анджеем Вайдой это просто для нас было событие, окно в мир, согласитесь. Сегодня мы знаем все про всех, на всех каналах, неважно, какая передача про кино, про театр, про шоу-бизнес, с кем человек живет, что он ест на завтрак, куда он ходит.

М. АНТОНОВ: Мы знаем о человеке как раз какие-то обыденные вещи.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Желтые вещи.

К. МАРИНИНА: Я и хотела сказать, что мы знаем, и что рассказываем. Рассказать о человеке поверхностные вещи – это ничего не сказать.

К. ЛАРИНА: А я не знаю, что сегодня нужно зрителю. Катя, скажите. Что сегодня интересно зрителю?

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Тут есть два варианта ответа. Один, делая программу 9-й год, маленькую рубрику в "Добром утре", которая выходит стабильно, вот вы мне сказали комплимент, я его принимаю с благодарностью, и я могу сказать, что когда ко мне подходят люди и говорят теплые слова, я понимаю, что это кому-то нужно, потому что, работая с теми людьми, с кем работаю, которые сейчас возглавляют "Доброе утро", у меня ощущение, что им она как раз не нужна, и все происходит вопреки, а не благодаря. Потому что когда у нас сменилось некоторое руководство год назад, была поставлена четкая задача: делаем желтые новости кино, мне было откровенно сказано. И я пребывала в шоке, потому что это противоречит концепции жизнь, не только концепции программы о кино, я считаю, что зрители – это не быдло, что им не нужно знать это. Если кому-то надо, они прочитают желтую, масса журналов сейчас, бесплатных, платных.

К. ЛАРИНА: А уж передач сколько на разных каналах про это.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Бесконечное множество, и в лучшее время. Все-таки Первый канал считаю достоин того, чтобы были на нем достойные новости о кино, тем более, я выросла не только на программе "Кинопанорама", я выросла на программе "Матадор", которую делал Константин Львович Эрнст, и которая для меня была некоторым ориентиром, вот какую я бы хотела делать программу, потому что она была интеллектуальная, хорошая по форме, насыщенная. Когда мне это было предложено, я сказала, что я так не могу работать, и только благодаря вмешательству Константа Эрнста был решен вопрос. Потому что он понимает, что нельзя идти в эту сторону. Другое дело, что не только новости кино, программа большая, "Доброе утро", она состоит из разных блоков, и просто наши ведущие очень часто отказываются произносить какие-то написанные для них тексты, у нас очень часто и Стриженовы, и Арина Шарапова говорят - мы не будем это читать. Я считаю, это действительно маленький подвиг в рамках этой программы.

К. ЛАРИНА: Боже мой, эти подвиги у нас ценились в годы жуткого застоя, когда человек вдруг произносилось что-то такое крамольное, типа, как я сегодня причесался, как привела в пример Ксения Борисовна.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Или что-то политическое, но сегодня, к сожалению, цензура другая, на интеллект. Я не боюсь этого говорить.

К. ЛАРИНА: А в чем дело, я не понимаю тогда?

Е. МЦИТУРИДЗЕ: А как вы думаете?

К. ЛАРИНА: Не знаю. Конечно, хочется подумать сразу о теории заговоров, что ага, это все агенты ЦРУ и Моссада хотят развратить и дебилизировать русский народ и уничтожить Россию как класс, это же бред собачий. Кто-то решил, что народ у нас вот такой именно.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Это слово рейтинг, пресловутое слово, хотя никто не говорит, что у нормальной, популярной, при этом сделанной классно, стильно программы о кино не может быть рейтинга. Вот мы обсуждали с Тимуром Бекмамбетовым возможность сделать программу о кино, с элементами "Кинопанорамы", "Матадора", насыщенную, с введением, с компьютерными эффектами, о всех новостях российского кино, голливудского кино, европейского кино, все, что выходит в прокат. Как у такой программы не может рейтинга, не может такого быть.

М. АНТОНОВ: Дело в том, что когда смотрели "Кинопанораму", все было замечательно, мы получали информацию, и знали точно, что нам никогда не расскажут там, как живет Валерий Золотухин, и целовался ли Боярский с Пугачевой.

К. ЛАРИНА: Но мы все равно знали, как он живет, сарафанное радио работало.

К. МАРИНИНА: Могли рассказать, только если это было зачем-то нужно. Я например могу сказать, что ведущие "Кинопанорамы", хорошие ведущие, их было много, и Рязанов, и Каплер, и тот же Чухрай старший, но дело в том, что они не ставили себе задачу, о том, какой масштаб должен быть. Они говорили по существу то, что они сейчас думали, и что им хотелось. Речь разговорная была. Они не преподавали научно чего-то.

К. ЛАРИНА: То есть, это не был узкопрофессиональный разговор.

К. МАРИНИНА: Людям совершенно не надо изучать по телевидению науку о кино, историю о кино, с ними надо беседовать, высказать свои мысли, вызвать в ответ какие-то свои мысли, или протест, или согласие, но вызвать желание думать, обсуждать и желание послушать, что говорят другие.

К. ЛАРИНА: Галина из Санкт-Петербурга напоминает нам, что сегодня на телевидении есть прекрасные передачи Сергея Урсуляка "Пестрая лента", Глеба Скороходова, Бориса Бермана, но все равно мне кажется, что это программы о личностях, а не о кино.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Да, они исторические, и Боря Берман, и Урсуляк делают фильмы, посвященные юбилеям фильмов или личности.

К. ЛАРИНА: А если говорить об информационной передаче, которая была бы посвящена жизни сегодняшнего кинематографа, то, что интересно.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Тот же Берман и Жандарев делали чудесную программу, я еще в школе училась, чудесная программа Сергея Шолохова, они были тогда хорошие программы, для того времени.

К. ЛАРИНА: А Шепотинника загнали куда? Петю Шепотинника.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Чудесную делает программу, мы на все фестивали вместе ездим, и я все время спрашиваю, Петя, ты во сколько – в 3, в 4? Он говорит, а ты во сколько, в 6-7?

М. АНТОНОВ: Ксения Борисовна, у меня прямой вопрос, был ли какой-то ценз, черный список, кого вы не могли приглашать в "Кинопанораму"?

К. МАРИНИНА: Ничего подобного не было, я никогда не читала такого списка, никто мне не указывал.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: А вы его не составляли?

К. МАРИНИНА: Никогда в жизни!

М. АНТОНОВ: Неужели вас на ковер никогда после программ не вызывали?

К. МАРИНИНА: Никогда, иногда говорили спасибо, и все. Кроме всего прочего, "Кинопанорамы" в начале были вообще не записанные, в прямом эфире. И надо было уложиться еще во времени, и к нам так хорошо относились, официальное телевидение, когда подходили, ты когда пойдешь-то, в субботу или в воскресенье тебя ставить, программная редакция, ты говорил, знаешь, мне тогда лучше, людям удобнее, ну а когда ты хочешь, после программы "Время", до программы "Время"? У нас было только два места.

М. АНТОНОВ: О времена!

К. ЛАРИНА: Вот она где свобода оказывается!

К. МАРИНИНА: Я не помню, когда бы меня вызвали, сколько я работала на телевидении, больше 40 лет, в то время, и отчитывали за то, что мы допускали идеологическую неточность.

К. ЛАРИНА: Но Высоцкий-то, пришлось вам пострадать за эту программу.

К. МАРИНИНА: Да. Пострадать мне не пришлось, мне пришлось постараться его выдать и сохранить. Я так думаю, что это получилось обманно непросто, потому что он должен был выступить по поводу фильма Говорухина Сергея. И он мне сказал по телефону, ты не можешь про меня сделать передачу, сделай передачу, тогда буду говорить про кино, что же я ни разу не выступал про телевидение. И я совершенно спокойно и нормально ему говорю, а в чем дело, давай запишем, и думаю, как мне удастся, не знаю. Назначаем запись "Кинопанорамы" на 9 вечера, думаю, все начальство уйдет, и Лапин, и Мамедов, ничего подобного, они не уходили, они очень поздно уходили, честно говоря. И Володя пришел весь подтянутый, подготовленный, хорошо одетый, мы с ним записываем. А на заявке написано "съемка Кинопанорамы". Я думаю, сейчас как мне скажут, че это я пишу. Никто ничего не сказал. Мне сейчас даже кажется, что официально разрешить не могли, но подумали, пусть записывает, они ж были очень умные люди.

К. ЛАРИНА: Это ж чуть не последняя его запись была.

М. АНТОНОВ: Это и была последняя.

К. МАРИНИНА: Она единственная, он мне сказал, я ни разу не записывался на телевидении, больше он не записывался.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Все время в юбилей показывают повтор этой программы.

К. ЛАРИНА: Уникальная программа, потому что она не сделана, не прилизана, она очень естественна, видно, как волнуется.

М. АНТОНОВ: В "Охоте на волков" несколько раз ошибался и перепевал.

К. МАРИНИНА: Я нарочно повторила.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: А это во времена цензуры, непричесанное.

К. МАРИНИНА: Я с пульта на втором этаже задавала вопросы, которые, конечно, потом убирала, потому что и звук был не тот, и время на это терять не хотелось, он говорил, спрашивай, чего надо, я на все буду говорить, и он все говорил тут, мысль рождалась тут, он совершенно не знал, о чем мы хотим, чтобы он говорил.

М. АНТОНОВ: Это Останкинская студия была?

К. МАРИНИНА: Да.

М. АНТОНОВ: Интерьер-то помните? До сих пор перед глазами кинопанорамовский.

К. МАРИНИНА: А самое главное, что он потом на говорухинскую запись не попал почему-то, я потом ему сказала - я тебя сняла, а ты не попал. Но вы знаете, в чем трагедия-то, это было в июне того года, в который он ушел.

М. АНТОНОВ: 1980.

К. МАРИНИНА: Вы понимаете, как удачно получилось, что мы вообще его сохранили. Когда мы кончили писать, было 12 часов. Вы понимаете, что такое техника, у них в 11 часов кончалась смена, и никто не ушел. И когда кончилась запись, он говорит, давай послушаем, хочу послушать, что я наговорил, я говорю, пойдем наверх, но знаешь, у людей уже час назад смена кончилась, никто не ушел. И мы записали не столько, сколько давали, 3 часа, варианты были, дубли писал, еще хочу повторить, одну и ту же песню выбирали, то, что ему больше нравилось в смысле исполнения. И все сидели и слушали до глубокой ночи.

К. ЛАРИНА: Еще бы, такая возможность.

К. МАРИНИНА: Не уходила смена, вот как к нему относились. А потом была целая история, я немножко выдала его в "Кинопанораме", ой. У нас была такая главным редактором Севрук Нина Александровна, ее муж был очень ответственный человек в ЦК партии, она очень любила Высоцкого, я его в "Кинопанораму", не этот вечер, а в один из кусочков вставляю его песни, она говорит, что же ты сделала, я говорю, ну что же, я не хочу его вынимать, это была какая-то юбилейная передача, она говорит, пойду к Лапину. Но благодаря тому, что у нее были какие-то возможности еще очень авторитетных людей попросить Лапина, надо сказать, справедливость требует сказать, что Лапин человек чрезвычайно умный и образованный.

К. ЛАРИНА: Что не мешало ему иногда принимать неверные решения.

К. МАРИНИНА: Он был человек своего времени, и как все мы, давайте будем справедливы, дисциплинированный. Когда нам тоже что-то не разрешали, мы тоже не могли сказать, что не разрешали.

К. ЛАРИНА: Кто-то мог, Ксения Борисовна.

К. МАРИНИНА: Кто же мог?

К. ЛАРИНА: Их мало.

К. МАРИНИНА: По телевидению-то? Да никто не мог.

К. ЛАРИНА: По телевидению-то конечно.

К. МАРИНИНА: Я про телевидение говорю, а так-то могли, конечно, и я говорила, и все говорили, а по телевидению кто мог разрешить сказать? Лапин разрешал, как ни странно, очень много. Когда добивались. Та же Севрук с Высоцким, на котором был крест вообще, ходила раз 5, но ведь он разрешил. Был кусок из общей записи в "Кинопанораме", а потом был уже весь вечер. Я его вставила в "Кинопанораму" сначала юбилейную.

К. ЛАРИНА: Тогда вопрос, Катя, вот сегодня все разрешено, это хорошо? Или кое-что запрещено?

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Не совсем верная постановка вопроса. Когда есть ощущение, что все разрешение, это не так, как раз есть очень четкие директивы на развлекательность, что я не считаю плюсом.

К. ЛАРИНА: То есть облегчить немножко жизнь?

К. МАРИНИНА: Я считаю, что стильность и развлекательность это все равно совершенно разные вещи. Стильная хорошая программа может быть интеллектуальная, она может быть и для глаза, что очень важно на телевидении, особенно для сегодняшнего поколения. Потому что то время и это время – большая разница, потому что изменился сам кинопроцесс, кинорынок. Тогда был это советское великолепное, любимое до сих кино, которое составляет до сих пор золотой фонд нашего кино. И был очень ограниченный зарубежный прокат, были какие-то французские фильмы с Делоном, с Бельмондо, с Робертом Редфордом. Я сейчас вспоминаю мои детские каникулы, когда смотрела фильмы Скорсезе, вообще, откуда это попадало на курорт Боржоми, где я отдыхала, или в Пицунду, в летние кинотеатры.

М. АНТОНОВ: До Москвы не доезжали.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Там был свой прокат.

К. ЛАРИНА: Барбара Брыльска, польское кино самое что ни на есть иностранное.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Потрясающее кино, с другой стороны, по качеству, и было американское, ограниченное, которое с социальной подоплекой. А сейчас происходит совершенно другое, сейчас основной рынок это американское, американское кино пришло на рынок.

К. МАРИНИНА: Были неудачи и удачи в свое время. И очень многие свои неудачи сегодня люди объясняют тем, что им чего-то не давали. Есть разные вещи, конечно, была не то что цензура, было представление, что можно и нельзя, и я вам должна сказать, что иногда, когда смотрю сегодняшнее телевидение, хочется сказать, не в смысле идейном, а в смысле нравственном, что может быть надо говорить, что какие-то вещи нельзя.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Совершенно верно.

К. МАРИНИНА: Потому что смотрит молодежь, потом они цитируют какие-то вещи. Но нравственность, человечность, культуру речи надо воспитывать.

К. ЛАРИНА: Я вспоминаю фильм "Чужие письма", советский, когда там Купченко говорит девочке, которую играет Светлана Смирнова, что нельзя читать чужие письма. Она у нее спрашивает, почему. Нельзя и все, тут не может быть вопроса, почему, я согласна с вами, но кто это должен делать, я не знаю.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Слова нравственность, этика, норма сегодня на телевидении просто отсутствуют. То, что сказал министр обороны "дебилизация населения", на самом деле, после его выступления, все отметили, профессионалы, которые вокруг телевидения, что программ тех, о которых он говорил, стало вдвое больше.

К. ЛАРИНА: Заговором пахнет.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Хотя все говорили, как хорошо он сказал, какой чудесный человек.

М. АНТОНОВ: Вы будете делать программу про "Настройщика" Киры Муратова, у каждого есть право выбора, у вас будет выбор, какой сделать эту программу. А минус развлекательность, соответственно, минус рейтинг.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: У этой программы довольно четкий формат. Очень понятный. Программа о кино, которая состоит из нескольких сюжетов, вот это другое дело, там уже будет проблема. Но с другой стороны я считаю, что если будет дана творческая свобода, а у нас в принципе, если такая программа появится в течение года-двух, мы планируем, думаем долго, но я 7 лет хожу с этим. Вот на юбилей канала Константин Львович сказал, были директора других каналов, я как городская сумасшедшая пришла и сказала, 9 лет назад, хочу делать "Матадор", действительно, он был абсолютно прав, тогда смысла не было, не было кино, все было разрушено, но сегодня настолько снимается хорошее кино.

К. ЛАРИНА: Тут есть еще опасность, когда вы находитесь внутри 1 канала, который активно занимается съемками собственных фильмов, здесь тоже могут быть ситуации.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Промоушн вы имеете в виду?

М. АНТОНОВ: Конечно. Скажут, Катенька, какой "Настройщик", у нас "Гамбит".

Е. МЦИТУРИДЗЕ: "Настройщик" – это наш фильм тоже. Но это хороший выбор, согласитесь.

М. АНТОНОВ: А дальше второй "Дозор" выходит.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Я знала, что мы к этому придем. На самом деле, не стыдно за "Дозор", потому что я считаю, что это образец хорошего кино. Потому что то, как его преподносят нелюбители, я с другой стороны зайду, я очень люблю советское кино, старое, я обожаю упомянутого Григория Чухрай, он для меня царь и бог. Может быть, если у меня будет важная встреча, я буду смотреть, если фильм идет по "Культуре", я перенесу, буду смотреть. Но нельзя ориентироваться уже на то, сейчас поменялось все. Те ребята, которые ходят в кино, а в кино ходят ребята приблизительно поколение от 14 до 35 лет лет, средне социологически так, и этому зрителю более зрелищное кино.

М. АНТОНОВ: Маленькая зарисовка. Ходил на Джармуша "Кофе и сигареты". Сидим, смотрим.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Миша, прекратите, вы интеллектуал, позор.

М. АНТОНОВ: С субтитрами, я смотрю вообще все. Мы сидим, смотрим, вчитываемся, видно, как интонируют актеры, как играют, на первом ряду сидит подросток с бадьей поп-корна, первые 10 минут активно хрустит, вторые 10 минут активно молчит, на 21 минуте не выдерживает, и на весь зал: а че они все говорят-то?

К. ЛАРИНА: Он читать не умеет?

Е. МЦИТУРИДЗЕ: На самом деле, я считаю, это очень слабый фильм Джармуша, но это мое глубоко личное мнение, потому что я люблю раннего Дажрмуша "Ночь на земле".

М. АНТОНОВ: Остапа понесло.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Дело в том, что этот фильм явно не рассчитан, нельзя требовать от ребенка, чтобы он знал Игги Попа, замечательный рок-музыкант начала 1980-х, они знают Мадонну или Бритни Спирс. Или они знают другие имена.

К. ЛАРИНА: Слава богу, что сегодня все-таки есть из чего выбирать, безусловно. Важно, что об этом все-таки рассказать.

К. МАРИНИНА: А надо, чтобы было еще кому выбирать и как.

К. ЛАРИНА: Кого вы имеете в виду?

К. МАРИНИНА: Выбирать репертуар на телевидении из того обилия.

К. ЛАРИНА: Должны выбирать руководители телеканалов, на что мы и уповаем всегда, когда мы говорим о каких-то самоограничениях, у нас появилось это замечательное словечко, самоцензура, о котором мы все мечтаем, в том числе и мы с Мишей.

М. АНТОНОВ: Да, мы мечтаем.

К. МАРИНИНА: Обратите внимание, что теперешнее руководство канала.

К. ЛАРИНА: Какого?

К. МАРИНИНА: Любого. Считает, что надо с уважением относиться к тем, кто у них работает.

К. ЛАРИНА: Да оно считает деньги.

К. МАРИНИНА: Оно с уважением относится к этим людям, но сейчас решающее значение имеют деньги, которые платят за то, чтобы фильм пошел на телевидении.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Деньги-рейтинг. Но с другой стороны, Ксения, согласитесь, что у нас нет стыдных фильмов в последнее время. Тот же "Ночной дозор", очень смешной, хороший, достаточно насыщенный.

К. ЛАРИНА: Я не видела, но верю, что все может быть.

М. АНТОНОВ: "Московская жара", "Личный номер".

Е. МЦИТУРИДЗЕ: "Личный номер" не был показан по телевидению.

М. АНТОНОВ: "Меня зовут Джинн".

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Тоже не Первый канал.

М. АНТОНОВ: Вы говорите, стыдных фильмов, стыдных – предостаточно.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Я говорю про каналы, потому что мы не занимаемся промоушном, и за это мне не стыдно, мы не пропагандируем ни одно плохое кино, все, что у нас выходит, последние года два, раньше были какие-то проколы, но все-таки конечно определенное кино.

К. ЛАРИНА: Бывают удачи, неудачи, это нормально.

К. МАРИНИНА: Я вспомнила, как Сергей Аполлинарьевич Герасимов, когда вел "Кинопанораму", мы его спросили, он вел, мы подкинули вопрос, что он собирается снимать, - да я уже 6 месяцев думаю. Я говорю, у вас есть сценарий. – Есть, но там есть вещи, которые меня не устраивают, а есть, которые я не знаю, как лучше снять, говорил мастер советского кино, к которому можно по-разному относиться, но он человек безусловно крупный, одаренный и профессиональный. Можно чье-то кино любить, чье-то не любить, если мы начнем говорить, то мы не сойдемся по многим фильмам.

К. ЛАРИНА: У нас сегодня есть Алексей Герман, который как раз к своей жизни кинематографической относится как к какой-то миссии, и он имеет на это право, потому что на мой взгляд это вообще гений сегодняшнего кинематографа.

К. МАРИНИНА: Я согласна.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Абсолютно, я обожаю Германа. Вот он 8 лет снимает. Но этому режиссеру позволительно, кесарю – кесарево.

К. МАРИНИНА: Я помню, как он начинал, и мы его сразу пригласили в "Кинопанораму", он помнит хорошо, у нас были хорошие человеческие отношения.

К. ЛАРИНА: Мы уже уходим.

К. МАРИНИНА: Я только сказать, что он при всем этом все время считал, что все делает не так.

К. ЛАРИНА: Замечательное качества, редкое на сегодня.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Да, самодовольство губит.

К. ЛАРИНА: Ну что же, мы надеемся, что все мечты Кати исполнились. Надеюсь, что мы ее увидим в кинематографических передачах на 1 канале.

М. АНТОНОВ: И услышим у нас в эфире.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: С удовольствием.

К. ЛАРИНА: А когда будет передача про "Настройщика"?

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Сейчас пошел в прокат фильм, наверное, в ближайшее время, месяц, это не будет регулярная программа.

К. ЛАРИНА: Это будет тоже глубокой ночью?

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Да, она будет такая, по арт-хаусным фильмам. Придется.

К. ЛАРИНА: Придется смотреть.

Е. МЦИТУРИДЗЕ: Но это тоже большой сдвиг, что канал покупает такие фильмы, хоть глубокой ночью.

К. ЛАРИНА: Большое спасибо.

К. МАРИНИНА: Спасибо вам.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире