Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Код доступа

время выхода в эфир — сб, 19:08
Авторская программа Юлии Латыниной.
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
Обычная версия
эфир
10.12.2011 19:07
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
код для блога

(Голосование закончено в 19:56)

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер! Юлия Латынина, «Код доступа» +7-985-970-45-45, это эсэмэски. Так получилось что я в прошлое воскресенье улетела из России. Прилетела вчера, как раз чтобы успела пойти не митинг. И вот за эту неделю, пока меня не было в России, я прилетела в другую Россию. Причем 2 недели назад то невозможно было себе представить. Все, что происходит после выборов, которые, как оказалось, у нас были, можно охарактеризовать только одним словом: это конец легитимности режима.

Правящий режим потерял легитимность. За потерей легитимности во все века рано или поздно (даже скорее рано) следует потеря власти. Совершено замечательно это сформулировал Борис Акунин, который, в отличие от меня... Я просто вернулась в пятницу вечером, потому что я все равно возвращалась в пятницу вечером, а вот Борис Акунин специально приехал из Франции (где он за 500 км от ближайшего аэропорта сочинял очередной роман о Фандорине), чтобы принять участие в митинге. Не столько, чтобы принять участие, а вот, видя, что происходит история, не можешь допустить, чтобы она прошла без тебя.

За полчаса до митинга мы собрались у него на квартире. Просто так совершенно случайно получилось. И лучше всех нас на вопрос, что происходит, сказал Акунин. Я думаю, что он не обидится, если я его процитирую: «что-то у меня ощущение, что у Путина не будет пожизненной диктатуры».

Сколько было народу на митинге? Вот тут называют разные цифры. От 25 тысяч до 80. Кто-то говорит: 100. Когда идешь внутри толпы, трудно ее посчитать. Над толпой летал один вертолет настоящий, а другой игрушечный, беспиолотник. Вот эти, я думаю, посчитали с точностью до энного количества процентов. Понятно, что толпа все время приходила и уходила, то есть не понятно: считать в единицу времени или вообще. То совсем разные цифры. Единственное, что могу сказать, что народу было до хрена.

Акунин как законопослушный человек пошел сразу на Болотную. Мы расстались. Я осталась со своими приятелями. Я должна сказать, что никогда в жизни не участвовала в митингах и считала это дело абсолютно бесполезным. И наоборот, сегодня я понимала, что не могу не пойти. Наверное, то и есть то ощущение, которое делает историю. Потому что те 10 приятелей моего приятеля, которые тоже впервые в жизни пришли. Бизнесмены! Раньше они считали то глупым, а сейчас они считали невозможным не прийти.

И сколько народу, кроме этого ощущения «до хрена», я не могу сказать. Но вот вам такая мелкая история. Акунин пошел на Болотную, а мы с моим приятелем пошли на площадь Революции. Не потому, что мы собирались участвовать в запрещенном митинге, а потому, что нам Немцов сказал, что без десяти два он будет на площади Революции и заберет с собой тех людей, которые хотят участвовать в разрешенном митинге. И они тихо и мирно пойдут на Болотную. На самом деле, Немцов лучше всех устроился, потому что получилось, что он побывал на Революции, он прошел шествием, потому что то было реально шествие. И он побывал на Болотной.

И вот мы пошли туда, на Революцию. Мы оказались в середине колонны, в которой шел Немцов. А поскольку мне хотелось его поймать, я побежала сбоку вперед. Я с моим приятелем хорошо бегаю, потому мы Немцова обогнали. Мы минут 15 бежали, так и не добежали до начала колонны, но заподозрили, что мы как-то Немцова обежали, потому что колонна жидкая стала. Тогда мы остановились, стали его ждать. Ждали еще минут 7, потом он появился. После этого мы с Немцовым доходим до Храма Василия Блаженного (он уже у нас на траверсе). И в ту минуту, насколько я понимаю, хвост этой колонны, голова которой уже давно достигла Болотной, выходил еще с Революции.

И вот когда мы выходим на Болотную, там какая-то немыслимая туча народу, со всех сторон какие-то лозунги. Не так много, кстати, лозунгов. Гораздо больше людей, чем лозунгов, что очень интересно, потому что то значит, что большинство людей пришли как личности, а не как лозунги. И никогда особенно на все эти мероприятия не ходили. Какой-то одинокий флаг Либертарианской партии России. Я даже не знала, что... Наверное, все 3 члена партии были на митинге. Довольно много красных флагов, как всегда. Потом образовались еще какие-то красно-коричневые. Образовались какие-то «мы русские – мы правые».

Что я могу сказать. Очень вежливые менты были. Отличная организация была у ментов. Довольно страшно было, когда мы утром проезжали мимо площади Революции. И видели это бесконечное количество грузовиков с солдатами, стоящих вдоль площади Революции, потому что вдруг понимаешь, что все эти солдаты могут быть «про тебя». А вот в тот момент, когда мимо них идешь, оказывается, что совершенно не страшно, потому что вас гораздо больше.

Могу сказать, что менты были замечательно организованы на этот раз. Но почему? Просто потому, что эту толпу не запихаешь в автобусы. Вот те грузовики, несмотря на гигантское количество, которое стояло (и грузовики, и автобусы; я даже там троллейбус какой-то заметила. Не знаю, куда троллейбус должен был идти)... Вот не хватит автобус, поэтому они стояли как шелковые. Так что вся водичка, вся шоколадка, которыми я запаслась, никак не пригодились на этот раз в Москве.

В отличие от хорошо организованной полиции, отвратительно был организован сам митинг. Я лично могу сказать, что я ничего не слышала, ни одного слова ораторов я не слышала. Конечно, можно сказать, что это не особенно обязательно. Это как в советском анекдоте про мужика, который вместо листовок раздавал белые листки бумаги. А когда его спросили, а что ж он белые листки бумаги раздает, он говорит: а че, и так все ясно.

Все-таки митинг как концерт: в нем должна толпа настраиваться на единый лад. Она должна кричать в лад. Временами она принималась кричать: «Россия без Путина!». Но чаще она кричала громче. Можно только присоединиться, потому что надо обеспечить нормальные динамики, чтобы люди, которые пришли на митинг, не узнавали потом, что, собственно и кто выступал на митинге, из интернета. Хотя, еще раз повторяю, и так все ясно. Люди пришли на митинг не за тем, чтобы послушать Немцова. И так все ясно, как, я уже сказала, в анекдоте.

Люди пришли на митинг, потому что выборов не было. А митинг был. Это способ участия народа, способ участия избирателя в управлении государством. Избиратель участвует либо посредством выборов, либо посредством митингов, если митингов не происходит.

Что самое главное? Меня интересовали больше всего лица в этой толпе. Эти лица в основном были молодые, что очень важно, потому что очень часто на такие маргинальные митинг по 200-300 человек приходили все те же самые персонажи с 80-х годов. Это были молодые, причем в основном не студенты. Когда я видела молодые лица, я спрашивала: ребята, откуда вы. Обычно оказывалось, что это все-таки сотрудники фирм.

Это такое сильное отличие от арабской весны. Очень плохое и очень хорошее. Очень плохое, потому что избыток молодежи всегда придает народу пассионарность. Я уже как-то говорила, что средний возраст в Египте, если я не ошибаюсь, 24 или 23 года, а средний возраст в России – 38 лет. А хорошее, потому что, как я уже сказала, большая часть той молодежи, которая была и которая уже работает, это качественно другая молодежь. Это тот человек, который уже перестал быть студентом. Тем студентом, который берет от члена «Единой России» 1000 рублей за то, чтобы вбросить 30 лишних голосов. Правда, он потом получает не 1000, а 500 пишет маляву на «Единую Россию». Но это уже другой вопрос, что тих ребят, которые занимались вбрасыванием голосов, кидают.

Так вот, это не тот студент который думает о хлебе насущном и о том, как бы вбросить бюллетени. И не тот нашист, которого свозят на озеро Селигер или как быдло свозят и размещают на ВДНХ. Это уже состоявшийся молодой человек, которому 2 месяца назад сказали, что он ближайшие 10 лет, как минимум, проживет снова при Путине-Медведеве. И он взялся за голову и сказал: не хочу.

Там было некоторое количество, как я уже сказала, красных флагов, какие-то там «мы русские, мы великие». И там была (это меня больше всего обрадовало) та партия, которую я назвала бы партия Навального. Виртуальная партия, существующая пока скорее в интернете. Чем отличалась партия Навального? Как я уже сказала, это были в основном молодые люди. У них были умные лица. У них с собой либо не было лозунгов, либо были лозунги смешные. Они не несли «мы русские, мы великие». А один торчал... Ее все снимали, мне очень понравилось. Партия «Единая Гвинея». У него была вывеска (я может быть, тоже ее повешу). На ней была нарисована обезьяна, очень похожая на медведя. И была подпись: лучше за них, чем за ЕР.

Вот это – партия Навального. Это он их срежиссировал. Он сел на этого коня вовремя. Это победа его стратегии, стратегии «голосуй за любую партию, кроме «Единой России»». И эти же самые ребята несли портрет Гаусса. Кто-то нес серьезные слоганы «Мы бездомные, мы безработные». А вот партия Навального несла портрет Гаусса. И подпись: мы верим Гауссу, а Чурову мы не верим.

То, что толпа состояла из личностей, меня очень сильно поразило, потому что толпа на стадионе не состоит из личностей. Она состоит из толпы. 2 недели назад это казалось невозможным. Российский народ не имеет ярко выраженной точки кипения. Никто бы до января 1917 года не сказал, что будет февраль. 2 недели назад никто не сказал бы, что на Болотную площадь может выйти (еще раз, не знаю сколько!) до хрена людей.

Провокаторов там, о которых было столько разговоров, я не то что не увидела... Если там были провокаторы, они взяли бабки и сидели тихо. Там какой-то очередной педофюрер пообещал, что выведет 170 тысяч в поддержку «Единой России». Он, конечно, не 170 тысяч выведет, а 10 тысяч он выведет, за шоколадку. Выведут 10, напишут «170» и этим 10 пообещают каждому по 1000 рублей, заплатят 100. остальное прокушают на устрицах в «Марио». Поселят их как быдло на ВДНХ. Я не знаю, видели ли все ту замечательную фотографию о том, в каких условиях жили нашисты на ВДНХ, которые били в барабаны и поддерживали Путина. Представляете, какой запах от них? Пахучий митинг будет у тех, кто выйдет в поддержку «Единой России». Конечно, найдутся люди за деньги. Согласитесь, если нашлось Кашина по голове кому бить, то, наверное, те, кто Кашина по голове били, еще на митинг выйдут.

Что делать власти в ответ на такие митинги? Ответ заключается в том, что ей нечего делать. У нее нет хорошей стратегии. Особенности нашего режима заключаются в том, что он демонстрирует недостаточный уровень насилия для такого уровня контроля. Этот уровень насилия он перешагнуть не может, потому что в противном случае нарушение того уровняю насилия угрожает авуару в западных банках. Вот, скажем, на Кавказе уровень насилия достаточный, и мы видим, что там ЕР собирает свои 99% голосов, потому что там уровень контроля соответствует уровню насилия. Хорошей стратегии у власти нет, потому что выясняется, что ничего не то что со 100, а с 20 тысячами человек нельзя сделать. Можно как-то подкупать их лидеров, можно превентивно их затаскивать. Но проблема в том, что сегодня у этой толпы абсолютно не было лидера. Каждый принимал решение индивидуально. Или каждый принимал решение потому, что его друзья приняли решение.

Это очень страшный для власти механизм. Другое дело, что делать толпе. Я сознательно употребляю слово «толпа» и не употребляю слово «народ», хотя эта толпа действительно состояла из личностей. Все-таки митинг - это всегда толпа. Ответ заключается в том, что толпе тоже делать нечего. Потому что если бы у нее был какой-то лидер, если бы была какая-то партия, которая проиграла, но все за нее стояли, как это произошло при Оранжевой революции на Украине, как это произошло при Революции роз в Грузии. Туда – конечно. Но, согласитесь, никто же не будет ломиться, чтобы выиграл Миронов, или тем более - коммунисты. Да, та толпа постоит и разойдется. Посмотрим, сколько придет на митинг 24, посмотрим, сколько начнет собираться после президентских выборов. Но еще раз повторяю: правящий режим потерял легитимность. За потерей легитимности во все века рано или поздно следовала потеря власти. Я думаю, что до следующих выборов парламентских этот режим не доживет. Или – не переживет их.

Теперь посмотрите, что удивительно. Ведь это произошло, несмотря на то, что они не допустили до выборов ни одной партии, которая с каким-то правом могла называться оппозиционной. Они уничтожили одномандатные округа. Вот у кого-нибудь есть сомнения, что по одномандатным округам прошел бы Ройзман в Екатеринбурге, прошла бы Оксана Дмитриева (не от «Справедливой России» какой-то непонятно какой – что это за овощ, что то за выхухоль), прошла бы как одномандатник? Они вычеркнули графу «против всех», они обессмыслили само понятие выборов. Агитация за Партию жуликов и воров из каждого утюга лилась.

Кажется, господин Шмаков сказал на заседании Общенародного фронта: недостаточно, вы проиграли в агитации. Ребята! У вас только тапочки не разговаривали на эту тему. И вы проиграли в агитации! И вот административный ресурс, карусель, директора, которые просят принести от работников открепительные и говорят, что уволят, если не принесут. И вот получается, что они не собрали даже 50%. При том, что на экзитполах они в Москве собирали 27%.

Оказывается, в России состоялись выборы. Потому что выборы – это когда ты не просто пришел и опустил бумажку или не опустил. Я в самих-то выборах не участвовала в воскресенье. Потому что ну что я буду голосовать? Вместо ЕР за коммунистов – не хочу. За ЛДПР – противно. За Миронова – смешно. Выборы – это когда ты готов заявлять и о фальсификациях и когда ты готов бороться.

Вот у нас очень много в Москве участков, на которых на одном участке ЕР продемонстрировала 27%, на другом 70%. И понятно, что случилось там, где 70% . Но ведь значит есть участок, где случилось 27! Есть участок, где председатель комиссии сказал: нет, вот та карусель мне не нужна. И таких участков довольно много, для ориентации. Это тоже очень важный момент. Это тоже вопрос о том, что недостаточный уровень насилия у этой власти. И после того как нету тих 50%, а митинги есть, уже не может быть отмазки, что, типа, все равно народ за Партию жуликов и воров. Нет! Народ – это те, кто выходит в Москве на митинги. Те, которых омоновцы хватали на Чистых прудах. А те бомжи, те люмпены, те нашисты, которых организованно возили на автобусах, чтобы экзитполовские 27% Партии жуликов и воров в Москве превратились в 50% , - это не народ, а быдло, которое за шоколадку продает свою и нашу свободу. И кстати, мне интересно, эти ребята, которые вповалку на ВДНХ спали, понимали, что их обсчитали? Они понимали, что деньги на их содержание выделили гораздо больше и проели на устрицах в «Марио»?

Понятно, что то, что это может случиться, стало ясно гораздо раньше. Стало ясно тогда, когда они вдруг стали прикапываться к «Голосу» - организации, которая 10 лет занимается на выборах мониторингом. Когда упал сайт «Эха». Еще раньше, когда раздался свист в Олимпийском и после этого свиста Путин стал прятаться от зрителей. Так что в Питере зрителям пришлось освистывать Козака, а не его.

Что удивительно, уровень вранья режима разом повысился на порядок. Когда вице-президент Лукойла убивает двух женщин посреди Ленинского проспекта, Первый канал при этом передает речь Медведева про модернизацию, то просто смешно. А вот когда на Триумфальной собираются тысячи людей от того, что у них украли выборы, а ведущие госканалов передают репортажи о том, как все хорошо и нашисты бьют в барабанчики, – это уже страшно. Это не смешно, это уже Оруэлл.

Я могу честно сказать, что не ожидала всего этого. Я полагала, что выборов, как и прежде, не будет вот именно потому, что не пустили партии настоящие, уничтожили одномандатные округа, что Партия жуликов и воров нарисует 55%. Единственным моим оправданием служит то, что Алексей Навальный, который, еще раз повторяю, выступает в ходе этих выборов как виртуальный лидер будущей виртуальной российской политической партии, что Алексей Навальный, которому принадлежит победа в этой кампании, прогнозировал 54%. Вторая вещь, в которой я ошиблась, - националисты, потому что они оказались удивительно пассивны. Они мирно собрались на митинг памяти Егора Свиридова. Они разошлись мирно в то самое время, как на Триумфальной людей винтили сотнями. Из серии: на митинг вышло всего 23 человека, а арестованы 800. А националисты – такой жупел, которым нас пугали долго. Пугали разные люди. Пугали по штату либеральные пропагандисты. Вот Чубайс, например. Ему по штату положено. Вот, мол, Путин – худшее из двух зол, если он уйдет, то придет Квачков-Белов, и мало не покажется. Пугали пессимисты. В том числе ваша покорная слуга, потому что я довольно искренне полагала и полагаю, что фашизм – это такой отечественный аналог джихадизма. Что селигерская пропаганда злоумышляет против нас в случае революции. Кончится фашизмом. Точно так же, как пропаганда ненависти к Западу, которой пробавляются арабские диктаторские режимы, кончается победой салафитов.

И вот как-то очень мало националистов было в эти дни. Как я уже сказала, на этом митинге я видела организованные их какие-то колонны, но они как раз удивительно этим и отличались. Знаете, идет такая аморфная толпа из личностей. И вдруг к ней абсолютно организованное инородное тело, которое с этими бело-желто-черными флагами. Видно, что, сколько их есть, столько и вышло. А у людей, которые состоят из личностей, еще долгий ресурс.

Перерыв на новости.

Ю. ЛАТЫНИНА: Юлия Латынина, «Код доступа», 985-970-45-45, и одновременно с выборами и митингами, произошло ещё два события, которые по случаю горячих дней, мало, кто заметил. Одно, собственно, было замечено потому, что оно произошло ещё до выборов, и это была огромная публикация в «Фаненшел таймс», о дворце Путина, и о том, как образовалась финансовая империя братьев Ковальчуков. И согласно этой публикации, деньги на первые приобретения Ковальчуков, которые потом стоили в миллиардах долларов, пришли из тех самых 203 миллионов долларов с оффшоров, которые Роман Абрамович, по словам Андрея Колесникова. Этого бизнесмена, из довольно близкого окружения Путина, который сейчас вот всем рассказывает о дворце в Геленджике, о фирме «Петромед». Из тех 203 миллионов долларов, которые, по словам Андрея Колесникова, Роман Абрамович перевел «Петромеду», и там условия, были, якобы, следующие. Что вот эти деньги пойдут на закупку медицинского оборудования, а часть, 35%, пойдет в оффшор. Ну, поскольку, в общем-то, всем известно, что Роман Абрамович явно пытался заслужить не расположение Ковальчуков, а расположение Владимира Владимировича, и обхаживал именно его. Возникает вопрос, ну, всё-таки, кому давал деньги Абрамович? Неужели, просто Ковальчукам? И кто на самом деле, владелец тех активов, которые опять же, на деньги Абрамовича, скупали Ковальчуки?

А вот вторая публикация вышла уже после выборов, она осталась почти незамеченной. Она конечно менее громкая, но согласно ей… Это «Бэранс», публикация английская, её перепечатал, по-моему, русский «Форбс». Он сообщил, что когда Алиши Русманов, акции «Корус групп», по-моему, это было где-то 13%, то часть денег, 50 миллионов долларов, было получено от зарегистрированной на Багамах, фирмой «Севен кей», (неразборчиво) которой, на тот момент, являлся первый вице-премьер, Игорь Шувалов.

Это такие, очень важные истории, потому, что история «Бэранс», она просто… Это всё, согласно официальным данным, имеющимся в распоряжении, американской комиссии по ценным бумагам. И это очень важные истории, потому, что с одной стороны, митинги свидетельствуют о том, что режим теряет свою легитимность изнутри, а вот история о Ковальчуках и Шувалове, свидетельствует о том… На первых страницах западной прессы…. Свидетельствует о том, что режим теряет свою легитимность на западе, и когда Чуров рассказывает, что это в ответ на вал задокументированных нарушений рассказывает, что это там кино, снятое оппозиционерами, на специально организованных фальшивых избирательных участках, ну, это ещё не агония, конечно, но это уже истерика.

И теперь посмотрим, как и почему это разрушалось. Главный мой тезис заключается в том, что в некоторый момент, плохо устроенная система, она начинает работать сама против себя, она гниёт сама. И, собственно, вот на чём строилась вся система? Я уже только что упоминала вот эти вот рассказы господина Колесникова о том, что едва победив на выборах, якобы, Путин зовёт к себе бизнесмена Шамалова, и организуется вот эта схема. Пусть олигархи платят деньги на «Петромед», «Петромед» будет покупать оборудование, а 35% будет уходить в оффшоры, за границу. И ещё, мы построим дворец. Вот, это такое представление, конечно, не одного человека, а целой группой людей, которые жили за границей, видели процветающий запад, видели блестящие витрины, людей в дорогих иномарках, крупные корпорации. А сами, в это время, на лекциях в посольстве, слышали о том, что вот всё это блестящие витрины прогнившей демократии, а на самом деле, за этим манипулируют результатами выборов, и олигархи покупают нужные им голоса. И, вот собственно, вот эти вот полковники, подполковники, примерно это в России и построили. Вот то, что они слышали на лекциях. Мерседесы, прогнившая витрина, а за всем этим, страта третьего мира. Вот если смотреть главное, что сделал Путин с Россией, он сделал Россию, страной третьего мира. Потому, что ещё даже при Ельцине, Россия была страна рухнувшего социализма, это было очень страшно. Но всё-таки, нельзя было нас назвать, да, там снежной Нигерией. А вот режим, при котором правящая хунта действует только исходя из одного, чтобы у нас всё было, и нам за это ничего не было, режим, при котором как правойский диктатор Стреснер, замечательно сказал, что: «Друзьям всё, а врагам закон», вот это страна третьего мира. Дворец в Геленджике, и полная ненаказуемость.

А теперь посмотрим, что это значит, в переводе на электоральный. Вот пример, Дальний Восток, первым проголосовал против «Единой России». А помните, Путин в кризис, 2008 год? Когда надо было чем-то помочь дорогому другу, Чемизову, у которого «Автоваз». Подняли пошлины на иномарки. И ещё, Владимир Владимирович как сказал, что там что каждый, кто ездит на иномарке, в этот трудный час, тот изменник родины, или что-то в этом роде. А Дальний Восток – это не просто каждый ездит на иномарке, это не просто там пять людей ездит на иномарке, не тысяча людей ездит на иномарке, не 10 тысяч. Весь Дальний Восток, буквально каждая семья, не богатая семья, ездит на иномарках, и для них это вопрос жизни и смерти. Они поднялись, они вышли на митинги. К ним прислали ОМОН их разгонять с других регионов, потому, что Дальневосточный отказался. И тогда тут же Владимир Владимирович объявил, что это устроили враги. И вот каждый дальневосточный человек это запомнил, я вас уверяю. Потому, что сейчас на Дальнем Востоке творятся страшные вещи. Потому, что речь идет не о том, что это какая-то абстрактная потеря, эти пошлины для какого-то барыги, который импортирует автомобили. Вот конкретно, какая-нибудь женщина, глава семьи, зарабатывала до кризиса, 1,5 тысячи долларов, её семья. А после кризиса, стала зарабатывать тысячу долларов, и надо покупать новую машину. И новая машина раньше стоила 10 тысяч, а теперь, она стоит 13. И для того, чтобы она теперь стоила 13, её надо не просто привезти, а привезти, разрезав. Это так на Дальнем Востоке специально сейчас делают, чтобы избавиться, уменьшить пошлины. Разрезают машину, её провозят, соответственно, как лом, как половинку. Можете себе представить, что это означает, для аварийности. И вот, у этой женщины, которая на эти новые машины, наскребла еле-еле деньги, представьте себе, она убилась, и ещё не дай Бог, в каком-нибудь… Из-за того, что она была разрезана. И что, она пойдет, проголосует за «Единую Россию»? Эта тетка не читана Навального. Эта тетка не знает про аварию на Ленинском проспекте, у неё свой персональный Ленинский проспект.

Вот смотрите, где плохо с «Единой Россией». Екатеринбург. А что в Екатеринбурге случилось? В Екатеринбурге, ровно за день до выборов, в агитационных целях, случилась поездочка губернатора Мишарина, по пенсионеру Юрию Дружинину. И никто даже не извинился, как-то не сказали, что знаете, губернатор Мишарин, кортеж губернатора Мишарина, убил избирателя Дружинина. Везде писали, в соответствии с холуйским чинопочитанием, что это губернатор Мишарин попал в аварию.

Калининград. Помните, сколько людей выходили на митинги против господина Баоса, и как долго его не снимали? Алтайский край, тоже плохие результаты. Губернатор его часто там появляется? Он там появляется в этом крае, как знаете… Как помещик, которые живёт всё время в Санкт-Петербурге, только этот живет в Москве. Теперь, что в это время… Сейчас уже можно об этом говорить, сейчас уже не агитация, что происходило с партией «Единая Россия»? С партией «Единая Россия», произошло в этой ситуации, в этой обстановке то же самое, что со строительством в Сочи. Вот есть стройка в Сочи, и задача Путина, построить олимпиаду. А задача каждого чиновника – украсть. И плевали они на Путина. И в результате, количество взяток, которые каждый чиновник требует с той или иной сделки, совокупно превышает весь любой объём прибыли, который на этой сделке получается. И строительство пробуксовывает не потому, что такая сверхзадача у власти, а потому, что каждая часть этого механизма, ведет себя как раковая клетка, по отношению к своей собственной опухоли.

И вот, «Единая Россия», да? Посмотрим. В ней депутат Пастухов. Тот самый, который пермский депутат Пастухов, «Единой России», изнасиловал мальчика, (неразборчиво), он много раз на этом попадался, но как-то всё никак не попадался. Просто приехал в школу, завел мальчика в класс, изнасиловал. Видимо, не счел он каким-то, из ряда вон выходящим событием. Но мальчик всё-таки, решил пожаловаться. В конце концов, депутата посадили, но посадили очень ненадолго, он приезжал отмечаться в колонию поселения на своём джипе, а потом и вовсе вышел на свободу.

Или там, 97-й год. Некто Василий Карелин, кандидат на пост мэра Геленджика убит, киллеров удалось поймать, и после того, как они посидели некоторое время, и заказчик не только их не вытащил из тюрьмы, но и даже не заплатил, они говорят: «А заказчик там был некто Сергей Озеров», который конкурировал с Карелиным за пост мэра, и сейчас господин Озеров, у нас член «Единой России». Кстати, ничего с господином Озеровым, не сталось. Заявление киллеров, оставили без внимания.

2008 год, Саратов. Девушка устроилась работать в ларек. Её ничего не платили, она решила уйти, хозяин ларька заявил, что не может отпустить её просто так, девочку приглашают на разборку в квартиру, там сидит хозяин ларька, там сидит его друг. А друг – это сын господина Радаева, члена «Единой России», главы областной думы. И вот, они эту девочку там по её словам насилуют, издеваются над ней страшно, всё это записывают. Говорят, что: «Ты никто, ты нам должна, мы тебя сейчас зарежем, и нам ничего за это не будет». И чудом девушка спасается, потому, что её парень недоумевает, куда она ушла, вламывается в эту квартиру вместе с милиционерами, всё это застаёт, но поскольку господин Радаев, член «Единой России», то естественно, тут же выяснилось… Ну, какой там у нас… Где у нас там тоска… Где мы, и где Строскан? То тут же выяснилось, что конечно, девочка была проституткой, и всё она на значит, на сына члена «Единой России» наклеветала, и так далее, и так далее. Я это собственно, почему говорю? Я это говорю к тому, что «Единая Россия», это строго говоря, не партия. Любая партия – это механизм реализации какой-то идеи, или служение лидеру. А вот «КПСС» плоха она, или не была плоха, за такие истории, людей увольняли из партии. Раньше, чем это было доказано в суде. Вот никто бы не стал доказывать там, педофил ты, или не педофил. Суд разберется, а мы тебя пока из партии уволим. Это механизм самоочищения партии, это механизм самоочищения любой коммерческой компании. Суд разбирается, а ты пока положи заявление на стол. Ах, в суде ещё не доказано? А здесь не суд, здесь, наоборот. Ткните любого Цапка, и обнаружите его в партии жуликов и воров. Это не механизм самоорганизации партии, это не механизм самоорганизации чего-то. Если вы посмотрите на то, какая структура, наиболее близко подходит к такому механизму… Какая структура более всего этому отвечает, то эта структура называется банда, причем, уличная. Потому, что вот в уличной банде, состоявшей из хулиганов, главный хулиган, никогда не может мелким хулиганам сказать, что: «Вот, во время ограбления, пожалуйста, не убивайте человека, не насилуйте девочку, не забивайте насмерть ногами пожилого старика. Он это сам делает, поэтому, он не может отказать в этом праве другим. В любой более высокоорганизованной форме преступности, ну, например, в мафии, это уже не бывает. Высокоорганизованная форма преступности, вводит некоторую меру ответственности своих членов, потому, что сам главный мафиози, никогда себя так не ведет, никогда беспредельщиком не является. И соответственно, наказывают свих членов, если они не соответствуют некоторым нормам поведения. Уличная банда – другое дело. В неё вступают для того, чтобы вести себя так, как тебе заблагорассудится. Вот я просто констатирую, что механизм поведения некоторых членов партии «Единая Россия», полностью соответствует вот этому механизму беспредела уличной банды. Ненаказуемость.

Значит, теперь почему вот так происходит, что вот эти люди, этот депутат Пастухов, этот предполагаемый организатор убийства оказывается в «Единой России», их не выгоняют. Да, у нас есть ещё замечательный мэр Астрахани, который тоже член «Единой России», у которого на предыдущих выборах тех людей, которые пытались организовать голосование за его конкурента Шейна, просто избивали бандиты. У нас есть Астрахань, в которой горели дома, вместе с обитателями, старенькие, после чего, места для этих домой, мэр продавал под застройку. Это неординарные случаи. И почему эти люди, являются членами «Единой России»? Путин мог бы спросить Суркова, и Володина. Ребята, либо вы плохие менеджеры, и у вас эти люди являются членами «Единой России», и дискредитируют партию, либо вы торгуете местами в партии. И тогда эти люди покупают себе эти места, как покупает… В средневековье, покупали индульгенции. А индульгенции, извините, покупали те, кто совершал преступления. Но Путин не может это сказать, потому, что это надо было говорить, хотя бы, в 2003 году. Знаете, вот у нас такая система, кто что имеет, то тем и торгует. А теперь, это приводит к естественному концу, потому, что ещё раз повторяю, люди, те, которые голосовали против ядра, они голосовали не за Навального. И не за то, что вот в интернете они прочти историю о том, как господин… Не то, что в интернете, они прочли историю о том, как вице-президент «Лукойла», задавил женщину на Ленинском проспекте. Потому, что у каждого из них, был персональный Ленинский проспект. И вот это такой парадокс Зинона, а когда зерно становится кучей. Вот зёрен стало слишком много. Вот Дальний Восток, да, из-за иномарок. А есть люди, убитые чиновниками, убитые и ментами, просто переехатые. У них есть дети. У изнасилованных депутатом Пастуховым, детей… У изнасилованного мальчика, есть матери. Они что, голосовали за ядро? Зерно становится кучей.

Теперь, посмотрим очень интересный момент. Вот у ребят, уже была предвыборная истерика. Они там, на «Голос» наезжали, Путин не показался на концерте в Олимпийском. Как они при этом, вели себя в тот момент, когда было очень важно. Ровно незадолго до выборов? Ну, первое, что приводит на выборы, да? Та же самая поездочка губернатора Мишарина. Они не могут вести себя по-другому. Эта агитационная поездка, с агитационным убийством, за день до выборов. Нифига себе, агитация. Заодоковский район Тюмени. Зачистка там. За несколько дней до выборов, менты, зверки начинают… Ну, войдя в раж, избивать посетителей. Ну, пусть это были какие-то там кафе, в которых черт знает что, продавалось. Пусть их держали, с точки зрения ОМОНа, неправильные люди. Но ребята, это за несколько дней до выборов, у вас начинают избивать избирателей. И самое удивительное, что не Путин, никто не может это остановить, потому, что эта система работает таким образом. Более того, как они вели себя во время выборов. Да, административного ресурса было довольно. Кто-нибудь задумался, как он работал на деле?

Вот есть священник, Алексий Плужников, в его ЖЖ, поразительный случай описан. Что в 9 утра ему звонят, что вас приглашает на встречу, глава района. Священник мчится, бросив все дела. Вместо главы района, принимает его зам по социалке, и говорит: «Ну, вы тут типа влиятельный, скажите всем, чтобы голосовали за «Единую Россию»». Ну? И сильно ли агитировал батюшка после этого, за «Единую Россию»? Требовали в хамском тоне, притом, за исполнение не награждали, за неисполнение, наказывали.

Есть ещё более анекдотичная история, о которой я говорила, это те документы, которые оказались в распоряжении «Новой газеты». Это документы штаба от кандидата от «Единой России», Александра Салаева, который баллотировался по Санкт-Петербургу. Ну, краткое содержание заключается в том, что подрядили студентов, работать на вбросе бюллетеней, организовали всё это отвратительно, студенты по 4-5 часов просто ждали того первого автобуса, который их заберет вбрасывать бюллетени. В результате, им вместо 6 тысяч обещанных, заплатили там по тысячи. То есть, даже в отчаяннейшей ситуации, когда их начальники истерили, даже в этой ситуации, партия жуликов и воров, не может поступать по-другому, нежели как скоммуниздить, то есть, съединоросить деньги на оплату труда по подбрасыванию бюллетеней, и вот…

В России, повторялась собственно та же ситуация, что пару недель назад случилась в Южной Осетии, потому, что есть вещи, которые можно внушить народу, есть вещи, которые внушить народу нельзя. Можно внушить народу, что там запад злоумышляет против великой России, но нельзя внушить, что в России строятся дороги, что чиновники не давят людей на улицах, что полиция ловит преступников. То есть всё, что абстрактное, внушить можно. Всё, что конкретное, внушить нельзя. И теперь посмотрите, что происходит. На наших глазах, «Единую Россию» сливают. Образовывается «Общенародный фронт», не понятно, против кого он будет бороться. Это знаете, по-моему, как Людовик XIV. Он сначала продавал должности, а потом, новые должности вводились, и старые обесценивались. Ну, хорошо, сливают «Единую Россию», в пользу «Общенародного фронта». Кто у нас возглавил «Общенародный фронт»? Говорухин. Вот этот штаб, по выборам. Ну, на самом деле, там реально конечно, всем руководить будет, как я понимаю, Володин, это большая аппаратная победа Володина над Сурковым, но свадебным режиссером будет Говорухин. Бедный Михалков, как он мечтал быть на его месте.

Кто там ещё? Господин Рошаль, который человек уде полностью подписал всё, что можно против Ходорковского, на мой взгляд, полностью дискредитировал себя сотрудничеством с властью. Ну, а дальше что? Какой-то учитель истории Людмила Бокова, почетный металлург, Валерий Якушев, студент, Александр Манаенков, представитель угольной промышленности, профсоюзов угольной промышленности, господин Махначук. Как сказал тот же Говорухин: «Надо бы в совет еще кого-нибудь честного, известного». То есть, он этим Махначукамм и Боковым, тут же, просто плюнул в лицо. Сотрудничество началось с плевка.

Теперь, обратите внимание, там половина людей, которые вот в этом «Общенародном фронте», это те же самые люди, которые подписывали письма против Ходорковского. Эти люди, извините, они не являются авторитетами для нации. Я начала этот эфир с того, что Борис Акунин, самый популярный, и самый лучший на сегодняшний день, писатель России, проехал 500 километров из Франции, и вернулся, бросил книгу. Кстати, книга – это деньги. Не забудем, Акунину надо на что-то жить. Выступает на митинге. А кто выступает в «Общенародном фронте»? Студент Монаенков, почетный металлург, Якушев. Ну, просто, властители дум.

Теперь ещё, маленький момент. Я на этом завершаю, потому, что у меня осталось 2 минуты. У нас Станислав Говорухин… помните, он снимал фильм «Ворошиловский стрелок»? Помните сюжет этого фильма? Девочку изнасиловали, один из насильников, полковник милиции, сын полковника милиции. Значит, поэтому, негодяев никак не наказали, поэтому, дедушка девочки, их всех, одно за другим, расстреливает. А Господин Говорухин не хочет снять фильм о Ленинском проспекте? О том, как вот этот самый полковник, сын которого насиловал девушку. Вырос, стал большим начальником, очень большим начальником. Ну, не этот полковник, приятель этого полковника стал президентом, или премьером. О том, как не где-то в Калуге, где снимался фильм, а посреди Москвы, на глазах телекамер, на глазах свидетелей, задавили двух женщин. Кстати, известных женщин, не последних женщин в этой жизни. Врачей самоотверженных. И нагло все разводят руками, и говорят: «Мы не знаем, кто это сделал». Господин Говорухин не хочет снять об этом фильм? Господин Говорухин не хочет снять фильм о пенсионере Дружинине, которого убил губернатор Мишарин? Господин Говорухин не хочет снять фильм о любых тех людях, которые сейчас абсолютно не просто задавлены и растерзаны людьми, которые находятся у власти, чиновниками. Это привилегия чиновников убивать, привилегия чиновников, делать преступления. А если кто-то ещё сопротивляется, он становится преступником. Это понимаете, я понимаю, господин Михалков возглавил этот штаб. Михалков барин, его философия, быть барином. Когда режиссер «Ворошиловского стрелка», будет возглавлять штабы полковника, который отвечает за всё, что происходит в России, по-моему, это очень смешно. Всего лучшего, до встречи через неделю.

Другие эфиры
19 апреля 2014, 17:05
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
12 апреля 2014, 19:06
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
08 марта 2014, 19:06
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
22 февраля 2014, 19:00
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1168528

1133040

ЛОБКОВ. «Осторожно ройтесь в своих корнях – докопаетесь до Чингиз-хана». Президент воскресил моду на поиски предков

Павел Лобков о том, как правильно поскрести русского.



1090015
1066304

876074
1106900
795394
681013
681012
743643

Константин Андреев: Звездные весы человечества

Если помнить, что ты — космос, познающий себя, лента новостей выглядит иначе
Сказано на свободе
У Путина равновероятно может быть цель как отколоть восточную Украину, так он не оставляет и цель прихватить страну целиком.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы