Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Код доступа

время выхода в эфир — сб, 19:08
Авторская программа Юлии Латыниной.
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
Обычная версия
эфир
26.11.2011 19:08
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
код для блога

(Голосование закончено в 19:59)

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер, Юлия Латынина, «Код доступа», 98597045454. Главная политическая новость недели – премьера Путина освистали болельщики на бое Емельяненко с Монсоном. Сам бой был организован как гигантская пиар-акция «Единой России», всюду были вот эти цвета, во время боя болельщикам постоянно вместо Емельяненко показывали Путина, все-таки они вроде как-то не на Путина собирались. Надо было Владимиру Владимировичу идти как президент на прием к патриарху Кириллу, там бы их точно не освистали. Надо сказать, что произошла вещь, на мой взгляд, вполне предсказуемая, потому что меры же безопасности при появлении премьера известны. Помните замечательную историю, когда Путин (неразб.) ехал, на пять часов перекрыли Ярославку. Вы представьте себе – перед этими водителями, которые пять часов стоят в пробке, на облаке появляется Путин, что бы они делали? Вот то, что они бы делали, то делали и болельщики, которых там в сортир не пускали, вообще во время боя Путина показывали, хотя они на другое пришли посмотреть.

И самое замечательное то, что система в какой-то момент своего развития начинает принимать контрпродуктивные решения. Таким контрпродуктивным решением было навязывать Путина вместо Емельяненко болельщикам. Еще более контропродуктивным решением было с упорством наступать на грабли и начать размазывать все это, говорить – да нет, знаете, это не Путина освистали, это Монсона освистали. Дело даже не в том, что при этом страничка Монсона в Фейсбуке покрылась количеством сочувствующих, которые пишут – это мы не тебя, это мы Путина. Причем явно это количество сочувствующих превышает количество болельщиков, бывших на матче. А дело в другом – вот эти ребята, которые нам объясняют, что освистали не Путина, они совершают две ошибки. Одну из них мне указала Боженска Рынска, с которой мы обсуждали этот случай, она говорит – наш народ эти ребята решили представить дебилами, негодяями, которые освистывают поверженного человека, не здравствующего премьера, а поверженного противника. Но это ладно, что они предпочитают оскорбить народ, лишь бы премьеру не было обидно. А второе, что самое замечательное нам пытаются объяснять – нам же объясняют, что свистящим во время выступления вождя даже не пришло в голову, что они свистят во время выступления вождя. Вождь нации толкал речь, а они другим были заняты, они даже не заметили, что отец нации толкает речь. Представьте себе, что кто-нибудь во время выступления Сталина свистел кому-нибудь другому, и где бы он объяснял, что он свистел кому-нибудь другому.

Кстати, проверить, освистали Путина или нет, было очень просто. Достаточно было дождаться следующего его появления в Олимпийском и посмотреть, придет Путин в Олимпийский или не придет. Ждать пришлось недолго, два дня, был митинг-концерт против наркотиков, Путин был заявлен, но не пришел. Я уже об этом писала в «Новой» и об этом хотела еще говорить на следующей неделе, что проблема не только в том, что Путина освистали, а проблема в том, что ситуация в стране меняется совершенно поразительно буквально на наших глазах в течение нескольких месяцев. Вот в течение 10 лет она менялась только так, что становилось все хуже, вектор был отрицательный, все меньше свободы, все больше произвола. А в последние несколько месяцев ситуация поменялась в некоторых вещах кардинально. Ведь освистали-то не только Путина. Освистали практически в то же самое время хоккеиста Антипова, который после матча «Трактора» и «ЦСКА», его вывели агитировать за «Партию жуликов и воров», и тут начался свист. Уж точно тут он был адресован никому другому.

Когда я говорю, что поменялась ситуация, что я имею в виду? Например, известная история с концертом в Кемерово Макаревича, когда вылетает живчик какой-то, член «Партии жуликов и воров», перед Макаревичем на сцену и начинает говорить, что концерт организован при поддержке «Единой России». Все свистят, и самое важное не то, что все свистят, а что Макаревич потом, через некоторое время, счел нужным извиниться перед публикой. То есть, для него публика, реакция публики оказалась гораздо важнее, чем реакция «Партии жуликов и воров». То же самое сделал продюсер певицы Валерии Пригожин, у которого случилось то же самое. Очень важно, реакция исполнителей важнее реакции зрителей. Оказывается, что они извиняются, что им публика важнее реакции партии. Еще несколько месяцев назад это было совершенно невероятно. Самое важное, что все то, что происходит, связано с Интернетом. Потому что история с освистыванием Путина началась с того, как о ней написал в Интернете Навальный. Макаревич извинился после того, как в Интернете начался свист. Это то, о чем я уже говорила несколько месяцев назад, что Интернет является качественно новой ситуацией, что либо режим уничтожит Интернет, либо Интернет уничтожит режим, и посмотрите, как радикально меняется страна по мере того, как Интернет становится средством массовой информации.

10 лет назад, когда Путин пришел к власти, его сделали телеканалы. Вот такая волшебная палочка превратила лягушку в принца. Естественно, было желание, чтобы эта волшебная палочка осталась при себе, чтобы ничто опять не случилось с принцем, и Путин взял телевидение сначала, нефть и газ – потом. Сейчас как раз в Лондоне описывают, как это произошло. И в течение 11 лет новостью было только то, что показывается по телевидению. Все остальное было комментариями. Сейчас ситуация стала меняться радикально, и новостью стало то, что происходит в Интернете. Первый раз, если вы помните, это было очень заметно на историях с авариями высокопоставленных чиновников. Если в свое время, еще до того, как Путин был президентом, его водитель сбил пятилетнего мальчика Дениса Лапшина, но об этом вообще никто не писал, потому что этого не было в телевидении, этого не было вообще. А когда сын министра обороны Иванова сбил 68-летнюю Светлану Беридзе, это уже был достаточно большой скандал. На Ленинском скандал был огромный. Сейчас такие вещи мимо сознания Интернета уже не проходят, и даже если государство на них не реагирует, начинается следующая стадия – толпа нередко бьет виновников подобных происшествий. При этом, как всегда случается с толпой, она бьет не тех и не там. Другая история, тоже случившаяся почти год назад, когда Путин проехал на желтой «Ладе Калине» по Дальнему Востоку, и еще два года назад… это была история о том, как Путин проехал, это показали по телевидению. А тут какие-то ребята сняли пленку о том, как он ездил, выложили в Интернет, и оказалось, что впереди и позади Путина едет несколько дюжин машин охраны, причем иностранных, и еще везут две запасных желтых «Лады Калины». Я не могу сказать, что это была такая уж суперновость, но это уже был не комментарий, это была тоже новость. В последнее время правила поменялись совсем, потому что впервые за много лет в последнее время Кремль начинает реагировать на то, что обсуждается в Интернете. Причем это примечательней тем, что в течение многих лет правило «никогда не прогибаться перед народом», я об этом буду позднее говорить, было просто основным правилом Кремля. Вот Химкинский лес, народ протестует, значит, надо класть через него дорогу. А иначе прогибаешься. И вдруг мы видим: блогсфера шумит о летчиках, сидящих в Таджикистане, вопрос, хорошо ли она шумит. Как всегда, потом выясняется, постфактум, шум был не то, что не совсем по делу, возникает вопрос, что эти летчики делали в Таджикистане, что именно они возили в Афганистан, что это вообще за компания, почему они не смогли сесть в Кабуле, и так далее. Но шум поднялся, государство, которое доселе хранило молчание, вдруг, по велению Интернета, бросилось заботиться о летчиках. Поднялось обсуждение свиста в Олимпийском – государство, которое при всех таких историях раньше хранило гордое молчание, вдруг начинает объясняться, что, дескать, это был не олимпийский свист, это было что-то другое. Вот эта резкость перемены ситуации, на мой взгляд, очень показательная.

9859704545 – это смски. И еще немного о концерте против наркотиков, организованном фондом «Федерация». Один прошел без Путина, второй будет в Питере. Говорят, Вконтакте уже организовывается группа, которая, видимо, снова будет освистывать Монсона, на этот раз уже на концерте в Питере против наркотиков. Уж не знаю, чего Путин не появился, может, ему все-таки разонравилось участие в проектах господина Киселева.

В любом случае, у меня есть замечательная новость для Владимира Владимировича. Она заключается в том, что он в одиночку, в течение не дня даже, просто нескольких минут, может остановить эпидемию страшного наркотика, который вызывает привыкание с первого раза, при котором человек сгнивает заживо за пару лет, и (неразб.) которого свободно продаются в российских аптеках по демпинговым по сравнению с героином ценам. Этот наркотик называется «дезоморфин», он же «крокодил». Доза дезаморфина сейчас стоит на порядок ниже, чем героина, кажется, сто рублей против тысячи, не знаю, не пробовала и вам не советую. «Крокодилом» он называется, потому что у наркомана начинает гнить плоть, мясо буквально отваливается кусками. Если героиновый наркоман может протянуть и 10 лет, то дезоморфиновый гарантированно умрет за два. Соскочить невозможно, я помню, мне рассказывали страшный случай, когда такому товарищу отрезали ногу, потому что она сгнила, он сразу после операции оклемался, добрался до окна, подтянул по веревочке шприц и ширнулся в то, что осталось. Особенность дезоморфина заключается в том, что сырье для его производства легально продается в аптеках. Это кодеиносодержащие препараты «Терпинкод», «Коделак», «Тетралгин», «Тедолен» и так далее. Особенность «Терпинкода» и «Коделака» заключается в том, что это отечественные противокашлевые препараты, производящиеся фирмой «Фарм-Стандрат». Владельцем «Фарм-Стандарт» является господин Харитонин. Слухи об особых отношениях «Фарм-Стандарт» и госпожи Голиковой, которая у нас, напомню, министр здравоохранения, переполняют Интернет. Если вы заглянете в пресс-релизы и годовые отчеты «Фарм-Стандарт», то вы заметите, что за последние годы там три лидера продаж – «Терпинкод», «Коделак» и «Арбидол». Ну, «Арбидол» - понятно, это такая штука, которую у нас рекламирует сам Владимир Владимирович, заходит в аптеку и спрашивает, нет ли там «Арбидола». Об эффективности «Арбидола» не знаю, кто заглянет в базу данных «Нед Лайн», увидит, что исследования «Арбидола» там, в основном, российские. Появились они после того времени, как права на «Арбидол» купил «Фарм-Стандарт». В принципе, из этих исследований видно, что «Арбидол» не вреднее чая с малиной, ничуть не хуже чая с малиной. Хотя, конечно, значительно дороже. Почему растут продажи «Арбидола», понятно – с одной стороны, Владимир Владимирович рекламирует, с другой стороны, гигантские бюджетные закупки, мы даже Украине «Арбидол» поставляли в рамках какой-то гуманитарной помощи.

А вот почему растут лавинообразно продажи «Терпинкода» и «Коделака»? У нас что, кашлять стали больше? Статистика гласит, что в 2002 году мы потребили 30 с половиной миллионов упаковок кодеионосодержащих препаратов, а в 2009 – 73 миллиона. Как-то такой рост не совпадает с ростом простуд и головных болей, но тютелька в тютельку совпадает с ростом дезоморфиновой эпидемии. За последние годы и месяцы рост перешел в экспоненциальный. Количество дезоморфина, изъятого в первом квартале 2010 года, превышает количество дезоморфина, изъятого в первом квартале 2009 года, в 30 раз. По доле дезоморфин сейчас находится на втором месте после героина, героин – это где-то около 55 процентов, а дезоморфин – 25-28. При этом понятно, что специфических потребителей дезоморфина нет, так же, как нет специфических потребителей самогона. Колют просто то, что дешевле, если есть самогон, пьют самогон, при случае коньяк, ром, водку выпить могут. И вот если вы представите себе объем денег, которыми оперирует самый богатый наркоторговец цыган, самый коррумпированный мент, и объем денег, которые «Фарм-Стандарт» получает от «Терпинкода» и «Коделака», вот как вы думаете, что больше? Вы можете себе представить страну, где главный наркоторговец занимает пост или пользуется покровительством министра здравоохранения? В Колумбии Пабло Эскобар у нас стал депутатом, но все-таки не министром здравоохранения, если я правильно помню. Проблему давно заметила Федеральная служба по контролю за наркотиками и в лучшем стиле отечественной бюрократии предложила ее решить по-своему – ввести рецептурный отпуск кодеионосодердащих препаратов. Предложение идиотическое, видимо, оно очень обрадовало Минздрав, и Минздрав месяц за месяцем отсрачивает его принятие, указывая, что оно совершенно неосуществимо, то есть, оно просто парализует работу российских и без того хворающих поликлиник.

Так вот, мой тезис заключается в том, что Владимир Владимирович лично в течение пяти минут без всяких концертов, без всякого фонда «Федерация» может покончить с дезоморфиновой эпидемией. Дело в том, что единственной ее причиной является экономика. «Терпинкод» и «Коделак» продаются в аптеках по демпинговым по сравнению с героином ценам. Если завтра цены станут втрое выше, то эпидемия исчезнет сама собой. Даже на Украине нет дезоморфиновой эпидемии, потому что, извиняюсь, там традиционно потребляют маковую соломку, она дешевле. Из дорогого «Нурофена» там никто «крокодила» не делает. Вводить рецептурный отпуск дорогих кодеиносодердащих препаратов в принципе не надо. Хотя, конечно, есть страны в мире, где он введен, но, еще раз повторяю: дезоморфин – специфически российская проблема. Это проблема, связанная с российской экономикой, потому что в абсолютном большинстве развивающихся стран, если население начинает поголовно что-то жрать, это «что-то», как правило, растительное, и то, что растет на месте. А вот такая ситуация, чтобы жрали то, что продается в аптеке и очень дешево – это чистая экономика и чисто российская история. Чтобы все это прекратилось, просто достаточно взять и ввести лично Путину акциз на продажу «Терпинкода» и «Коделака».

Есть акциз на водку и табак. Я не любитель большой вмешиваться в экономику, но это как раз такой случай. В свое время я встречалась с представителями Минздрава на эту тему и спросила их, почему они не повышают цены на «Терпинкод» и «Коделак». Мне отвечают – мы не можем вмешиваться в рынок. Я впервые узнала, что у нас в стране, оказывается, рынок. Я еще спрашиваю – а почему просто не запретить производство «Терпинкода» и «Коделака»? Есть же другие препараты. Мне отвечают – ну что вы, люди кашляют, без них нельзя. Совершенно потрясающий ответ. Дело в том, что героин – это ведь не химическое название, это торговая марка. Героин – это диацетилморфина, или как он там по-научному. А слово «героин» было придумано компанией «Байер», и в 1898 году она выпустила в свет новое лекарство против кашля, которое называлось «героин» и действовало, потому что блокирует дыхательный рефлекс, один из самых основных у человека. То есть, потребитель диацетилморфина, героина, равно как и его близкого родственника дезаморфина, в буквальном смысле слова забывает подышать. Учитывая, что действие «Терпинкода» и «Коделака» основано ровно на том же самом биохимическом механизме, что и действие лекарства под названием «героин», может, «Фарм-Стандарту» еще и героином торговать?

Я представляю, как Владимир Владимирович вызывает Татьяну Голикову на совещание и говорит – Татьяна Алексеевна, я вот тут подумал: а не ввести ли нам акциз на дешевые кодеиносодержащие препараты, как импортные, так и отечественные? А вот у нас есть еще компания «Фарм-Стандарт», давайте она вообще перестанет производить «Терпинкод» и «Коделак», будет производить что-нибудь другое. Голикова – Владимир Владимирович, но мы же не можем вмешиваться в рынок. На что Путин – Татьяна Алексеевна, да вам к доктору надо. Давайте мы в «Фарм-Стандарт» доктора пошлем. Еще раз – уникальная ситуация в стране. Обычно, если президент страны хочет бороться с наркотиками, как у нас вдруг захотел Владимир Владимирович, для этого нужны гигантские вливания в полицию, политика нулевой толерантности, береговая охрана, спутники, создание целых ведомств, нужно вторгаться в целые страны, как в Панаму американцы, финансировать целую страну, в которой вооруженные силы сами борются против наркотеррористов, как в Колумбии. В России совершенно не то. Самый крупный отечественный производитель сырья для наркоманов, поставляющий его в аптеки по демпинговым по сравнению с героином ценам может быть в любой момент вместе с министром здравоохранения вызван на совещание к Путину, и вся эта история кончится. Его поставят перед фактом - «Терпинкод» и «Коделак», равно как импортный «Седален», отныне облагаются акцизом и продаются в России по ценам, исключающим их внемедицинское применение.

Еще раз – чтобы остановить эту эпидемию, не надо Путину участвовать в проектах господина Киселева и фонда «Федерация». Собраться надо на пять минут на совещание и подписать указ. 98597045454. Я начну еще одну историю. Это история про тоже нашумевшее на этой неделе интервью бывшего руководителя «Банка Москвы» Бородина газете «Ведомости», в каковом интервью Бородин описывает историю с покупкой у него господином Юсуфовым 25-процентного пакета акций «Банка Москвы», и утверждает, что произошло это все не просто по прямому указанию Медведева, а что господин Юсуфов представлялся «кошельком Медведева». Очень много народу обсуждает, правда это или неправда. Навальный вывесил это в своем блоге. Я такой тоже провела опрос среди своих друзей, причем со счетом 5:1 победила точка зрения, что, конечно, неправда, что Юсуфов мог представляться кем угодно, и что это такая манера некоторого рода бизнесменов, если это можно назвать бизнесом. Остап Бендер тоже в такой ситуации кем угодно бы представлялся. Юсуфов – человек весьма специфический, происхождение у него из Дербента. Большинство людей сходилось на том, что если он кого и (неразб.), то Сулеймана Керимова, который очень мощный, сильный бизнесмен, но никак не президента Медведева. А один человек мне принялся утверждать, что нет, это действительно все правда, причем этот человек был хороший знакомый Юсуфова. А на мой вопрос, что же тогда президент Медведев его выгнал, потому что в разгар этой сделки президент Медведев выгнал Юсуфова с поста своего спецпредставителя, на что было отвечено – он остался сидеть в том же самом здании МИДа и при тех же самых кабинетах. Я держусь мнения большинства, что господин Юсуфов, конечно, представлялся, но этим дело и ограничилось. А что президент его выгнал, но оставил в кабинете – это к вопросу о храбрости Дмитрия Анатольевича. У нас Дмитрий Анатольевич сейчас пригрозил уголовными сроками за то, что у нас спутники в космос не летают. Раз пригрозил, значит, ребята, у которых спутник не летает, могут быть спокойны, ничего с ними не будет. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер, Юлия Латынина, «Код доступа». 9859704545. Последняя новость, которую активно обсуждает Москва – правду или неправду сказал господин Бородин, бывший глава «Банка Москвы», в своем интервью, что Юсуфов в сделке по акциям «Банка Москвы» действовал и представлялся, как «кошелек» нашего дорого президента Дмитрия Анатольевича Медведева. Трудно сказать, правда это или неправда. Моя личная точка зрения, что это неправда, что Юсуфов, конечно, представлялся, но мало ли кем он мог представляться. 16 ноября власти соседней с нами республики Литвы ввели управление в банке, который называется «Сноррос». Они считают, что с банком случилось ровно то же самое, что с «Банком Москвы», то есть, сознательно вывели активы из банка. Господина Владимира Антонова, который совладелец этого банка, российский бизнесмен, объявили в розыск, задержан он, кстати, был в Лондоне, освобожден под залог вчера.

Я не буду говорить долго о господине Антонове, потому что личности этих двух замечательных персонажей, отца и сына, Владимира и Александра, посвящена моя колонка в «Газете.ру», которая сейчас как раз на «Газете.ру» висит, отсылаю к ней всех желающих. Должна только сказать, что за деятельностью этих двух господ я давно слежу с неослабевающим любопытством. Я была совершенно потрясена, что латвийские власти до сих пор не расследовали деятельность банка «Сноррос», я была полностью ошарашена, когда шведы продали господам Антоновым «Сааб». Я сильно подозреваю, что с «Саабом» случится то же самое, что со «Снорросом». Причем шведы продали Антоновым «Сааб» уже после того, как в Антонова-отца стреляли, стреляли те же самые ребята, которые убили Халида и Ямадаева. Насколько я понимаю, предыстория там заключалась в том, что некоторые финансовые партнеры Антонова обратились за помощью к Рамзану Кадырову (неразб.), после чего и случилась стрельба. И после всего этого шведы продают этим людям «Сааб». Но это ладно, это вечная проблема бюрократии, которая, как сказал мне один умный человек, никогда не действует, она всегда реагирует. Бюрократия никогда не думает вперед, она всегда реагирует. Ни литовские власти, ни шведские власти не разбирались в господах Антоновых. Те соответствовали некоторым формальным критериям, представили какие-то бумажки – хорошо, это им все продали.

Я не об этом. Я о том, что, когда иностранная бюрократия, европейская, при всех ее недостатках, она хотя бы реагирует. А вот наша бюрократия является псевдобюрократией, имитацией бюрократии. И точно так же, как у нас имитация демократии, точно так же у нас имитация бюрократии. Очень интересно сравнить, я, собственно, этим в своей колонке в «Газете.ру» и занимаюсь, сравниваю то, что происходит вокруг Бородина и то, что происходит вокруг Антонова. Потому что господин Антонов, когда у него хлопнули банк, тоже разразился словами о том, что это политические преследования, что проклятые литовские власти выполняют заказ скандинавских банков. Подведомственная господину Антонову газета, он покупал какие-то литовские медиа, рассказала, что это по заказу американских спецслужб, потому что американские спецслужбы услышали, что через этот банк финансируется иранская ядерная программа. Господина Антонова задержали в Лондоне и, скорее всего, выдадут Литве. Я очень надеюсь, что его выдадут Литве, чтобы была ясна разница между запросами из Литвы и запросами из России. Власти 16 ноября национализировали банк и отдали его нормальному международному управляющему. Не возникает вопроса, почему они это сделали – потому что в банке образовалась дырка. И никто не подозревает литовского премьера, никто не обсуждает вопрос, каким образом, не покупал ли литовский премьер в своих интересах акции банка и не поучаствовал ли он в выводе активов. Эти вопросы просто находятся за гранью здравого смысла. А вот относительно «Банка Москвы» эти вопросы обсуждаются. Это показывает разницу между бюрократией, которая решает проблемы… это плохо, что она их создала, плохо, что она их не увидела… и бюрократией, которая пользуется создавшейся проблемой, в данном случае «Банком Москвы», для наворачивания на нее каких-то своих дел. 9859704545. Еще у меня тут много вопросов по поводу моей тяжбы с господином Махмедовым, этот товарищ, которого я назвала ухтинским цапком и обвинила в поджоге пассажа в городе Ухте в 2005 году, напомню, там сгорели 25 человек. Я сейчас практически ничего не буду говорить об этой тяжбе, я сначала хочу закончить все эти дела в суде.

Меня в этой истории больше всего вот что смущает, как я уже говорила – насколько легко я, в данном случае приятно сказать «мы», в том числе и я, насколько легко мы введемся на общее создавшееся общественное мнение и насколько легко нескольким недобросовестным людям это общественное мнение создать. Эта история с господином Махмудовым, когда два года назад я рассказывала о том, что вы знаете со слов следователя Чекалина, который был из каждого утюга, что дело полностью фальсифицировано, что все показания выбиты пытками, что, оказывается, это кровавые менты у честного бизнесмена Махмудова хотят отнять бизнес. А вот стоит только поскрести, просто залезть в Интернет, и ты видишь, что тот же самый честный следователь Чекалин рассказывает в записанных ими же самими частных разговорах со следователями, что прокурор Махмудова не любит, потому что однажды Махмудов избил его ногами. Нормально – честный бизнесмен избил прокурора ногами.

Где же это у нас в России такие честные бизнесмены водятся? Или смотришь, а другой защитник господина Махмудова, бывший глава УФСБ по республике Коми господин Пеюков говорит, что много было желающих списать на дагестанскую группировку всевозможные грехи. Как? Так честный бизнесмен или дагестанская группировка? Первый бастион уже рушится. Смотришь, тебе говорят – да что вы, все показания фальсифицированы, все свидетельства выбиты пытками. Открываешь приговор, бац, а там видео, на которое были записаны поджигатели, видео записано было магазином, принадлежащим Махмудову, потому что он находился рядом с местом пожара, и эта пленка была стерта, причем после того, как ее посмотрело несколько ментов. Причем один из этих ментов – начальник криминальной милиции господин Краснов, он там постоянно в застольях участвовал вместе с господином Махмудовым. Это только одна деталь, после которой ты видишь, что то, что тебе рассказывали не имело, мягко говоря, отношения даже к тем фактам, которые установлены судами.

И вот другая очень для меня тяжелая история, то есть, неприятная история, случилась ровно две недели назад. Шум у нас поднялся по поводу предпринимательницы Натальи Гулевич, которую отказался освободить суд за сто миллионов рублей, которая сидит за мошенничество. Я тоже по доброте душевной решила в нем поучаствовать. Я, кстати, если вы заметили, не добрый человек, я редко присоединяюсь к общим кампаниям в чью-то защиту. Скажем даже так, наоборот, я, как правило, злобствую по поводу этих кампаний. Каким-то удивительным образом, уж если ты присоединяешься к кампании в защиту, то потом оказывается, что лучше бы было промолчать и не присоединяться. Госпожа Наталья Гулевич, которая действительно бедная-несчастная, у которой отказал мочевой пузырь, и которая действительно в 2005 году взяла у Номосбанка кредит под залог здания. Только потом госпожа Наталья Гулевич под залог этого же самого здания взяла еще один кредит у еще одного банка, который называется, кажется, если я не ошибаюсь, Федеральный банк… как же этот замечательный банк-то называется? Меня совершенно потрясло, как он называется, если честно. Федеральный банк Ближнего Востока, цитирую по памяти, если ошибусь, виновата. Находится он на Кипре. Потом под это же здание был взят еще один кредит еще в одной компании. Потом Европейский банк реконструкции и развития выдал кредит, правда, не под залог этого здания, группе компаний «Статус» под обеспечение всем ее имуществом, то есть, в том числе и этим зданием. Еще вдобавок вся бодяга началась с того, что бедный Номосбанк посмотрел, как идут платежи по кредиту, они стали идти плохо, и обнаружил, что платежи должны были идти за счет тех средств, которые платили арендаторы помещений в этом здании, и обнаружил, что какие-то арендаторы какие-то очень маленькие суммы платят. Видимо, все понятно с этими кредитами. Это я говорю только часть приключений группы компаний «Статус», которая одно и то же здание заложила несколько раз.

Я еще буду расследовать эту историю дальше, я еще хочу продолжать дальше встречаться с людьми, потому что у меня не все истории. Хочу встретиться с руководством Номосбанка, потому что мне еще не все детали этой истории ясны, но вот что меня привлекло в этой истории. Внимание. Первое – госпожа Наталья Гулевич не является главной во всей этой аферистичной схеме. Главным является человек, который находится за границей, который является реальным хозяином группы компаний «Статус», которого зовут Александр Глуховской. Он тоже находится в международном розыске по не связанному с этим делу, это очень известный рейдер. Госпожа Наталья Гулевич не дает показаний против Александра Глуховского. Есть другой соучастник всей этой истории, господин Глебов, который по другому уголовному делу, насколько я понимаю, дал показания против Глуховского и был отпущен домой. Это я почему? Госпожа Гулевич очень больна действительно. Но, судя по всему, как я поняла, следствие не отпускает ее домой, потому что она не дает показаний на организатора аферы. Стало быть, мягко говоря, это ее выбор. Я не знаю, какие мотивы двигают госпожой Гулевич, может быть, самые благородные. Может быть, она очень предана хозяину. Но господин Глуховской, судя по всему, не та фигура, которую неприлично сдавать. Это вам не Ходорковский. И что же делать следствию в такой ситуации, потому что я не представляю себе, что бы делало совершенно нормальное, американское следствие. Вот у тебя больной человек, но он не хочет сотрудничать со следствием. Сотрудничество и несотрудничество со следствием во всем мире поощряется и не поощряется одинаково. Это первое. И второе: вот эти сто миллионов залога - совершенно издевательская сумма. Что, я себе представляю, произошло? Это мое личное предположение. У нас все уголовные дела такого рода делаются примерно так – надо заплатить некую сумму за инициацию дела, потому что эти ребята не повернутся без денег, надо предоставить им данные экономического расследования, потому что менты не способны на самостоятельное расследование, они способны только деньги брать. Но после этого ты не очень контролируешь ход следствия, потому что менты начинают пастись на этом лужке сами. То есть, ты дал им какой-то задаток за то, чтобы они занялись интересующим тебя объектом, а после этого все остальное они берут уже с этого объекта.

И я так себе представляю, что, учитывая, что это группа компаний, у нее могут быть какие-то большие активы или, что скорее всего, у ментов существует преувеличенное представление о том, какие у нее активы, что люди, которые всем этим занимаются, они хотят с Натальи Гулевич денег. Подчеркиваю – это мое предположение. И отсюда вот эта безумная сумма залога. Видимо, это не очень приличные люди, мне бы не очень хотелось с ними общаться. Но я пытаюсь понять, как тот факт, что это не очень приличные люди, отменяет другой факт, что Наталья Гулевич является человеком, который технически несколько раз одно и то же здание закладывал самым разным компаниям, самым разным банкам. Это я, к сожалению, говорю о себе, потому что я вынуждена извиняться перед Номосбанком за то, что я сказала о нем обидные слова, за то, что я его сравнила с (неразб.) банком, перед которым я никогда извиняться не буду, о котором я еще много и хорошо буду говорить. Потому что Номосбанк действовал так, как ему надо действовать. Это очень опасная история, которая заключается в том, что все большее Интернет приобретает значение в нашей жизни, в Интернете все легче организовать массовые кампании в чью-то защиту. К сожалению, организаторы массовых кампаний в чью-то защиту, они, как бы вам сказать, уж совсем не стесняясь лгут. Они передергивают факты так, как не снилось никогда никакому платному листку. Единственное, в чем я могу упрекнуть в этой истории Номосбанк – что он тихо отмалчивался и не представлял свою точку зрения. В Интернете господствовала единственная точка зрения защитников Натальи Гулевич, которые нам рассказывали о том, что бедная женщина взяла кредит, почти весь кредит выплатили, и тут здание отняли, ввели вооруженную охрану, ах, ужас, ужас. Ужас, но немножко другой. 9859704545.

Еще одна история, о которой я хотела бы поговорить, не уверена, что у меня хватит времени, это история о том, что, в связи с происходящими переменами, насколько устойчив режим. Я бы хотела назвать несколько факторов, способствующих стабильности режима. Перечислю их в порядке важности. Во-первых, это цена на нефть. Понятно, что ценой на нефть можно заткнуть любые дыры. Российская экономика – это ответ на вопрос, можно ли носить воду в решете. Можно, если количество воды, которая попадает в решето сверху, больше, чем количество воды, которая вытекает из него снизу. Мысли насчет стабильности режима, пока цена на нефть сохраняется, я проиллюстрирую очень простым следующим примером. В Европе в 1640-х годах вспыхнуло сразу шесть революций, помимо Англии, Неаполь, Каталония, Португалия, Фронда во Франции. В 1644 году началось крестьянское восстание, которое… вернее, в 1644 году после кровопролитного крестьянского восстания, за которым последовало вторжение маньчжуров, пала династия Мин. В учебниках истории всегда можно прочесть, что все эти революции случились от непомерных налогов, от глупости Карла Первого. Без сомнения, это так, но сороковые годы 17 века очень хорошо известны астрофизикам. Это так называемый «минимум Маунтера», это годы резкого улучшения солнечной активности, как следствие, резкого похолодания. Налоги и глупость правителей, это все правда, но люди бы стерпели, видимо, и налоги, и глупость, если бы просто не перемена климата. И вот падение цены на нефть для России – то же, что похолодание для середины 17 века. Пока нефть не упадет, не упадет и режим.

Второй фактор стабильности – это отсутствие молодежи. Я просто напомню, что средний возраст мужчины в России сейчас составляет 38 лет, притом, что средняя продолжительность жизни 58 лет. Для сравнения, в Египте, к вопросу об «арабской весне», средний возраст населения 24 с половиной года, в Ливии то же самое, в Палестине 18 лет при средней продолжительности жизни, кстати, 73 года. Кстати, в Чечне и в Дагестане средний возраст населения 27 и 28 лет, и, соответственно, республики очень неспокойные. Третий стабильный фактор – это свобода эмиграции, потому что, в отличие от тоталитарных стран, которые, если не истребляли самых одаренных особей, то пытались их заставить работать на себя, то страны-паразиты как раз поощряют эмиграцию людей, склонных к свободе и независимости. Еще один фактор стабильности – это, конечно, то, что гражданам постоянно дают понять, что протест – это не способ решить любую проблему. Уже упоминаемый мной синдром Химкинского леса, когда, если граждане протестуют, то дорогу надо строить, лучший тому пример. Вот это все факторы, которые стабилизируют ситуацию. Но есть факторы, которые ситуацию дестабилизируют. Это, прежде всего, то, что коррупция настолько вышла из-под контроля, что режим теряет возможность контролировать страну в самом прямом смысле слова, потому что… возьмем историю с Олимпиадой в Сочи. Понятно, что там что-то построят и то, что построят, назовут олимпийским строительством. Но технология всего этого дела заключается в том, что такое количество чиновников требует такое количество денег, что любой бизнесмен, если будет платить эти деньги, проект станет нерентабельным. А любой бизнесмен, если часть денег не заплатит, попытается обойтись одним чиновником, то другой просто из зависти разрушит бизнес.

Вторая растущая проблема – это национализм, причем как русский, так и кавказский. Третья растущая проблема – это Интернет, о котором я уже говорила. Еще одна растущая проблема – фактор общественного мнения, потому что в России становится модно презирать режим. У нас теперь уже в глянцевых журналах, которые по определению предназначены для состоятельных господ, тонкое издевательство над Кремлем становится массовым, то есть, та же самая аудитория, которая потребляет рекламу (неразб.), потребляет критику Кремля. И если экономически ситуация скорее сравнима с годами позднего Брежнева, то интеллектуально она похожа на 1989 год, когда режим критиковали везде, кроме телевидения. Еще одной характерной частью нестабильности является полное отсутствие защитников. Это очень важно, потому что (неразб.), Ахмадинеджад опирается на стражей революции, Каддафи опирался на людей своего племени. А вот та прослойка выходцев из ФСБ, на которую опирается режим, она достаточно многочисленна, чтобы обворовать всю Россию, но я не думаю, что она достаточно сильна и мотивирована, чтобы сохранить режим в случае реальных беспорядков. Силовики, на которых опирается режим, они являются пользователями режима, но они не являются его опорой.

Я обращаю ваше внимание на совершенно потрясающую историю с невставанием, в том числе и партии «Справедливая Россия», когда Путин появился в Думе. Тоже ситуация, которую невозможно представить себе несколько месяцев назад. В сущности, кто такой Сергей Миронов? Это же человек, которого сделал Путин из политического небытия. И это поразительно, что люди, которые сделаны Путиным из политического небытия – Сергей Миронов, или Виктор Черкесов, который тут у нас тоже вдруг начал давать интервью – их отстраняют, они принимаются тоже ругать режим. Когда ОМОН разгоняет демонстрации, и попутно по приказу начальства что-то крышует, причем все это вынужден отдавать начальству, и начальство ненавидит, потому что начальство берет больше, да, демонстрацию из ста человек они будут разгонять, из двухсот – да, а из десяти тысяч – уже нет. Я обращаю внимание, что реальной силовой опоры у режима нету. Люди готовы воровать именем Путина, но умирать за Путина я не думаю, что они готовы. Вот если посмотреть на все эти факторы, то мы видим, что факторы стабильности существуют невозбранно в течение всех последних 11 лет, а факторы нестабильности возрастают очень резко. И в какой-то момент одна линия пересечет другую. Я, конечно, обращаю внимание всех присутствующих, что то, что случилось 24 сентября, когда на съезде «Единой России» Медведев передал власть Путину, фактически это означает, что смена режима мирным путем отныне в России невозможна. Перерыв… ой, простите, ради бога. До следующей встречи через неделю.
Другие эфиры
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1164722

1133040

Русская идея и русская душа Владимира Путина

Русские щедрее душой, чем другие народы. «На миру и смерть красна» – в этой поговорке основы нашего патриотизма. Владимир Путин в 4-х часовой прямой линии дал, среди прочего, понять о том, что думает об общенациональной идее и русской ментальности – несмотря на то, что большую часть времени посвятил не России, а Украине.



1090015
1066304

876074
1106900
795394
681013
681012
743643

Леонид Бершидский: Телеграмма Путину из 1946 года

Чтобы понять, как далеко Россия вернулась в прошлое, полезно перечитать знаменитый документ — «Длинную телеграмму» американского дипломата Джорджа Кеннана
Сказано на свободе
Помните, Путин когда-то сказал в адрес либералов: прекратите истерику? Сегодня он фактически сказал этот текст нервным психическим нашим государственникам.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы