Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Код доступа

время выхода в эфир — сб, 19:08
Авторская программа Юлии Латыниной.
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
Обычная версия
эфир
05.02.2011 19:07
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер – Юлия Латынина, «Код доступа», 970-45-45 - СМС. Две недели меня не было – извините за отпуск, - у моих родителей «золотая свадьба», 50 лет свадьбы, долго думали мы, где провести это время, хотели съездить в Египет, но бог миловал, поехали на Карибы. Так что от Кариб к Египту.



Вскоре после теракта 11 сентября организация «Фри Египченз» под видом журналистов провели в Египте опрос общественного мнения, и 91% опрошенных сказали, что они рады теракту и его поддерживают. 94% назвали террористов «шахидами», 93% опрошенных сказали, что взрыв Башен-Близнецов переполнил их такой энергией, что они сами готовы стать шахидами, и 88% сказали, что они поддерживают новые теракты против Америки. Теперь все эти 94% вышли на площадь, и CNN и ВВС утверждают, что они вышли ради свободы.

На Востоке более прозорливы – поскольку эпидемия революций распространяется и на другие ближневосточные страны и, видимо, мы, возможно, имеем дело вообще с пересмотром, с новым «железным занавесом», с новым мировым порядком – возможно. Не определенно, но возможно. Так вот на те страны, в которых уже начались беспорядки – когда беспорядки начались в Иордании, иорданский король встретился не с демократами и не с любителями свободы – он встретился с представителями «Мусульманского братства», старейшей и главной мусульманской фундаменталистской организацией, и предложил им долю в правительстве. После чего представитель «Мусульманского братства» отказался, потому что заявил, - цитирую: «Мы хотим реальных выборов, мы хотим быть партнерами, но в реальном правительстве». Напомню, что в Иордании 25-30% поддерживают «Мусульманское братство», сколько их поддерживающих в Египте сказать сложно, - когда она была запрещена Насером после покушения на Насера, там было 2 млн, человек, - но это было давно.

В Йемене тоже демонстрации, не забудем еще страну Пакистан, где недавно губернатор одной из провинций Салман Тасри был убит своим собственным охранником, Кадри, за недостаточный радикализм. И сейчас еженедельно в честь охранника-убийцы там проводятся митинги.

Как я уже сказала, очень возможно, что то, что сейчас происходит в Египте, знаменует собой новую главу в мировой истории, на Ближнем Востоке опускается новый «железный занавес», потому что если революция в Египте совершится, то вследствие закона радикализации революции она будет фундаменталистской революцией. Это неважно даже, кто сейчас ходит по улицам – большевики в 17-м году в России тоже не составляли большинство, и в 1789 г. санкюлоты во Франции тоже не составляли большинство.

И возможно, такая революция приведет к целой череде фундаменталистских революций, сносящих традиционные ближневосточные диктатуры, которые, собственно, являются таким окаменелым остатком той реальности, которая сложилась в 60-е годы, в разгар противостояния СССР и США. И, собственно, эти диктатуры действительно отжили свое - они хорошо сохранились, потому что у них были жестокие, и как часто говорят, «тактически эффективные» правители, но рано или поздно, за все приходится платить. И это, возможно, будет новое противостояние, не менее напряженное, чем противостояние социализма и открытого общества в 20-м веке.

И в этой геополитической реальности фраза типа «борьба с терроризмом» потеряет свой смысл, потому что придется бороться уже не с терроризмом, а с новым союзом тоталитарных государств, фанатичных не менее, чем СССР в 20-е годы, государств, для которых терроризм будет просто формой внешней политики, и кто выиграет в этой войне - очевидно только одна сторона, Китай, - потому что она в ней не участвует.

Это вообще очень важный момент, что империи образуются из-за тех войн, в которых они не участвуют. Кто выиграл в результате 30-летней войны в 17 веке? - Англия, которая в ней практически не участвовала. Кто выиграл в результате Второй Мировой войны? – Америка, которая участвовала в ней меньше всего.

Собственно, последние несколько столетий мы видим как раз эту систему возникновения империй, когда империя возникает за счет экономического превосходства – так, почти случайно, возникла Британская империя – она создавалась фактически частными армиями и на частные деньги, - неважно, это был частный корабль Френсиса Дрейка, или частная армия Сессила Родса. И она была прибыльна, поэтому она создавалась - она была экономически выгодна, и как только империя становилась слишком большой, появлялась зависть к ней, эта империя ввязывалась в войны, была вынуждена ввязываться в войны, которые даже не она начинала, - например, как Первая Мировая война, которую Германия навязала Англии. И в результате даже победив войне, империя разрушалась.

Первая мировая война очень дорого стоила Англии, хотя после этого Англия продолжала оставаться империей, но это была война, в которой впервые издержки не покрыли выгод для Англии – в отличие от Вест-индской кампании, или войн Сессила Родса. И Вторая мировая война – формально в ней Англия выиграла, но реально она перестала быть империей, потому что это была Пиррова победа.

Очень может быть, что то, что произойдет на Ближнем Востоке, будет действительно, как и надеются фундаменталисты, знаменовать собой закат Америки. Потому что даже если США выиграют эту войну, то экономическая цена может оказаться слишком большой, и никакого способа сейчас избегнуть этой войны уже нет, потому что это решает не Америка. Собственно, только сейчас, по прошествии нескольких лет, мы видим, возможно, насколько ошибочными были решения Буша о вторжении в Афганистан и в Ирак, и какую большую цену за них придется заплатить не только Америке, но и открытому обществу во всем мире.

Хотя, как ни странно, думаю, что такое положение вещей - я имею в виду возникновение нового тоталитарного Ближнего Востока, - в какой-то мере можно только приветствовать. Потому что всякая идеология для того, чтобы умереть, должна стать реальностью. В начале 20 века были ребята, которые хотели построить коммунизм на земле. Ну, построили, - правда, погубили при этом страну, Россию. Но с другой стороны, сейчас уже нет желающих строить коммунизм.

Исламские фундаменталисты хотят построить на земле «Царство Аллаха» - ну, привет, пусть строят, зато через 20-30 лет все станет ясно, потому что идеология не уничтожается словом, не уничтожается логикой, ни в коем случае не уничтожается оружием, но идеология умирает сама, когда оказывается, что она не очень соответствует реальности.

Собственно, больше всего в реакции и Запада и России на то, что происходит в Египте, меня поразили заявления о том, что «Мусульманское братство», которое является одним из участников, и вероятно, самым главным бенефициаром беспорядков, это такая мирная религиозная консервативная организация, которая, как сказал Эль Барадеи, на которого Запад ставит как на будущего президента Египта - ооновский чиновник, председатель Комиссии по ядерному разоружению бывший, ведущий переговоры с «Мусульманским братством» и уполномоченный ими вести переговоры с Мубараком, - что типа «нет, это такие мирные ребята, которыми Мубарак пугал Запад, и поэтому называл их террористами».

Должна сказать, что «Мусульманское братство» является не просто исламской фундаменталистской организацией, а основополагающей исламской фундаменталистской организацией, породившей все остальные. Её основание в 1928 г. может быть сравнимо только с основанием РСДРП, - а ту идеологию, которую выдвигал один из ее основателей Саид Кутб, можно сравнить только с «Капиталом» Маркса по влиянию. Достаточно сказать, что одной из дочерних организаций «Мусульманского братства» является ХАМАС, а Бен-Ладен в свое время вдохновлялся именно идеями «Братства». Дело в том, что после того, как члены «Братства» подверглись репрессиям в Египте, то Саудовская Аравия охотно принимала их, в том числе, и на роль учителей, пытаясь тем самым вставить шпильку режиму Насера, претендовавшего на панарабизм, и соответственно, в тех школах, в которых учился Усама Бен-Ладен были эти самые исламские учителя из «Мусульманского братства».

Вообще, когда мне сейчас говорят о Египте, что там толпа хочет свободы, все-таки надо понимать, что на Ближнем Востоке понятие свободы носит несколько иной характер. Прежде всего потому, что понимание свободы у большинства арабских революционеров, неважно, светских или религиозных, означает, прежде всего, свободу от западного империализма, а не индивидуальные свободы человека. И любой арабский режим легитимность свою черпал в противостоянии с Западом, долгое время, чтобы быть легитимным правителем на Ближнем Востоке, не надо было побеждать на демократических выборах, надо проявлять отеческую заботу о подданных в духе ранних халифов, надо стремиться к пан-арабскому единству, надо противостоять западу. И ни один правитель Ближнего Востока, особенно из новых, не сможет отрицать ни правила воинственности, ни тем более, ислам. Он может только превзойти, как более верный мусульманин и более воинственный человек, своих соперников.

К тому же должна напомнить, что период расцвета исламской цивилизации пришелся на период единства Исламского государства, и соответственно, на Ближнем Востоке расцвет и возрождение ассоциируются с созданием единого государства, а раздробление арабов – с периодом упадка и зависимости от Запада.

И в течение последних 50 лет диктатуры Ближнего Востока должны были отвечать своим народам на вопрос, почему же арабы так и не объединены, и почему же Ближний Восток отстает от Запада. И, к сожалению, единственный последовательный ответ на этот вопрос, в рамках, исповедуемых на Ближнем Востоке ценностей, давали исламские фундаменталисты. Потому что нынешние правители погрязли в джахерии: они плохие мусульмане и плохие арабы.

Еще раз повторю, что «Мусульманское братство» не только не является умеренным, это прародитель всего исламского фундаментализма. Все, что было до этого, имеет к исламскому фундаментализму примерно такое же отношение, как «Утопия» Томаса Мора к ГУЛАГу. Да, там были какие-то исторические предшественники - был шейх ибн Таймия, который родился в Сирии в 1263 году. Это был первый из исламских ученых, который разделил все земли мира на «дар-аль-ислам» и «дар-аль-харб». "Дар-аль-ислам" - это «земля мира и ислама», «дар-аль-харп» - это «земля войны, населенная неверными», и задача мусульман – покорить их.

Ибн Таймия первый придумал теорию о том, что тот мусульманин, который верует не так, как считает правильным ибн Таймия, является мунафиком, и должен быть уничтожен - это очень нехарактерная для всех предшествующих веков ислама теория, потому что ислам в 7, 8, 12 веках был значительно более терпим, чем то же самое христианство, - мы видим, как в Испании христианство при власти халифов уживалось с исламом, в то время как христиане в Испании, придя обратно к власти, истребили ислам, истребили и евреев. Мы видим, что Крестоносцы вырезали всех жителей Иерусалима, а Саладдин, взяв его обратно, пощадил христианских обитателей. Мы видим, допустим, что даже в той же самой Оттоманской Турции значительно более открытое общество позволяло любому христианину, принявшему, правда, ислам, сделать карьеру, в то время как немыслимо представить себе, чтобы в христианской Франции или Англии любого, 16 или 17 века, турок или араб, пусть он крестится хоть десять раз, стал премьер-министром или начальником войска.

Но это все было давно, это все был 13 век, и несправедливо, с моей точки зрения, рассуждать на основании того, что было в 10 или 13-м веке о каких-то вещах, которые происходят сейчас. Хотя фундаменталисты очень любят ссылаться на этих людей, они очень любят ссылаться на ибн Таймию, который жил через 6 веков после Пророка, очень любят ссылаться на Аль-Ваххаба, - собственно, это мусульманский реформатор, это такая же протестантская идеология, как у Лютера. И Лютер и Аль-Ваххаб сурово клеймили развращенность окружающих властей, только если Лютер разоблачал погрязших во лжи и роскоши монахов и Римскую церковь, то Аль-Ваххаб разоблачал коррупцию Оттоманской империи и беда, или нововведения, под каковыми разумелись празднование дня рождения пророка, ношение амулетов, поклонение могилам, святым местам - все, что противоречит идее единобожия.

Так же, как и ибн Таймия, Аль-Ваххаб объявил, что всякий, кто не исповедует ислам так, как он, является неверным, его жизнь и имущество разрешены. Так же, как и проповеди Лютера были использованы германскими князьями, чтобы добиться независимости от Рима, проповеди Ваххаба были использованы саудовскими владыками для того, чтобы отделиться от Турции, в свое время шейх Валиулла, чье учение положило начало Ордена Деобанди, Деобанди, в свою очередь, породили Талибов. Но все это были иные исторические условия, это были времена, когда христиане командовали «рубить всех, бог узнает своих».

Смешно ссылаться на старое - вот 1620 г. - к вопросу о религиозных фундаменталистах, - в 1620 г. к Америке пристал корабль религиозных фундаменталистов, которые собирались основать на мысе Кейп-Код коммунистическую колонию. У нее должно быть все общее имущество. Звали корабль «Мейфлауэр», основали эти ребята Америку – общество с очень высоким уровнем религиозной терпимости и с безмерным уважением к частной собственности.

То есть, как я еще раз повторяю – это неважно, что происходило в 16-17 веке, хотя конечно, общества, у которых дела идут плохо, очень любят вспоминать, что происходило во времена динозавров или во времена халифов. Общества, у которых дела идут хорошо, никогда не сосредоточены на прошлом, они не используют прошлое в качестве довода. Скажем, норвежцы, у которых дела идут хорошо, у них самое большое количество на душу населения доли музеев в стране, но они не будут говорить, что у нас дела обстоят дела так, потому что при Конунге Харальде было так-то. Тем более американцы не любят ссылаться на прошлое в качестве аргумента.

Страны, у которых дела обстоят плохо, нации, у которых дела обстоят плохо – будь то русские, арабы, - они очень любят ссылаться то на времена халифов, то на времена Ивана Грозного - это такая опасная фиксация на прошлом.

Так вот до создания «Мусульманского братства» Запад никогда не сталкивался с исламским фундаментализмом. Он сталкивался только с исламским патриотизмом, с исламской яростью, фанатизмом, если угодно - при этом я имею в виду фанатизм в качестве положительного явления. Потому что когда на исламский мир, на любой мир наступает враг, - будь то Россия, которая начинает завоевывать Кавказ, будь то Английская империя, которая начинает завоевывать Афганистан и сталкивается с сопротивлением, - оно естественно является, в том числе, и религиозным сопротивлением, и является естественной реакцией народа, который пытаются завоевать.

Но это была очень сильная реакция. Собственно, практически все страны были завоеваны западом, так или иначе, в 19 веке, кроме России, которая была модернизирована при Петре Первом, и кроме Японии, которая была модернизирована входе революции Мейди, и единственное место, где Запад терпел серьезный отпор, это, как правило, были мусульманские страны.

Все очень хорошо помнят, как англичане потерпели поражение в Афганистане, в основном это помнят в России, потому что потом Россия, вернее, СССР, потерпела поражение в Афганистане. Есть другая кампания, еще более замечательная, и которую сами англичане помнят очень хорошо, - это история генерала Гордона, знаменитого китайца Гордона, китайца в кавычках – это британский генерал, само воплощение Британской империи, очень аскетичный, очень преданный идеям империи человек, который в свое время прославился своими победами в Китае, который был послан в Судан, в Хартум, - он был послан эвакуировать англичан, которые терпели проблемы от тогдашнего восставшего суданского мусульманского правителя, который называл себя Пророком, называл себя Махди, - собственно, Гордон был послан эвакуировать англичан, но вместо этого, будучи настоящим англичанином, решил не сдаваться и победить дервишей, - так называли англичане тех, кто сражался в войсках Махди, кончилось тем, что после годовой осады Хартум был взят. И в 1885 году генерал Гордон и все его окружающие были вырезаны.

Это была история абсолютно уникальная для Британской империи, шок, который прошел только через 13 лет, когда в 98-м году после этого поражения в Судан вернулся генерал Китченер во главе, кстати, не столько английской, сколько египетской армии. Сопровождал генерала Китченера молодой офицер, который специально отпросился из своего полка, чтобы участвовать в этой экспедиции, и который был не только военным офицером, но и военным журналистом, - собственно после того, что написал этот офицер, офицерам запретили быть одновременно военными журналистами. А звали этого офицера Уинстон Черчилль. И описал он, в числе прочего, знаменитую битву – битву при Ондурмане, в которой 52 тысячи буквально босоногих дервишей были полностью истреблены, при этом погибло четыре сотни соединенных сил египетско-английской армии, а самих англичан погибло только 48. Голову Махди, который к этому времени был мертв, выкопали из могилы, - вот что, собственно, случилось за 13 лет, почему Британская империя получила такой реванш. За 13 лет случилось то, что появился пулемет «Максим». В ноябре 1884 г. была основана компания, которая называлась «Максим», и те люди, которые потерпели поражение от дервишей 13 лет назад, смогли практически безнаказанно их расстрелять.

И почему я вспоминаю об этой истории с Черчиллем, потому что есть очень знаменитые строки, которые Уинстон Черчилль потом написал об исламе – это знаменитая цитата, которую предъявляют все нелюбители ислама, цитирую: «Какое тяжелое проклятие налагает мусульманство на своих последователей: кроме фанатичного озлобления, которое также опасно в человеке, как бешенство в собаке, еще эта страшная фаталистическая апатия. Результаты сказываются во многих странах – ужасные манеры, никудышное земледелие, скверные методы торговли, неуверенность существуют там, где живут и правят наследники Пророка. Нет более сильной ретроградной силы в мире. Мусульманство не только не умирает, это воинствующие и вербующие последователи религии, она уже распространилась в Центральной Африке, и не будь христианство защищено твердой рукой науки, той самой рукой, против которой она тщетно сражалась, цивилизация современной Европы могла бы пасть подобно цивилизации Античного Рима». Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: СМС: «Не считаете ли вы, что ислам похож на Януса Полуэктовича из «Понедельник начинается в субботу» - тот рос от старика к младенцу, а ислам от более рафинированному, стало быть, к менее рафинированному». Я еще раз повторяю – я здесь не говорю об исламе. Я говорю об исламском фундаментализме. Как вам сказать - ислам живая религия, в отличие, например, от христианства. Если клетка живая, она всегда может развиться в раковую опухоль. Мертвая клетка, как христианство, в раковую опухоль не развивается.

Если говорить о моих личных впечатлениях, - у меня есть друзья, глубоко верующие мусульмане, есть друзья, по крайней мере, знакомые, глубоко верующие православные, или, скорее, «православнутые», и я могу, к сожалению, сказать, что те мои друзья, которые являются глубоко верующими мусульманами - я вижу, как ислам их лично делает лучше. Я понимаю, что этот человек был бы хуже, если бы у него не было веры в Аллаха. К сожалению, о тех моих знакомых – подчеркиваю, не друзьях, а знакомых, которые являются православными, я этого сказать не могу. Я вижу, что их православие делает их спесивыми, чванными, уверенными в собственном превосходстве и способными делать такие вещи с сознанием собственного превосходства, - оно ухудшает их душу. Для меня это очень существенно. Но это, еще раз повторяю, мое личное впечатление от моих личных общений с людьми.

Я не берусь рассуждать о религии – это дело человека и Бога. Я говорю о политическом измерении религии. Я не берусь рассуждать, является ли фанатик Саванарола, сжигающий на костре великие произведения искусства, или инквизитор Торквемада, сжигающий на костре людей, - являются они, или не являются христианами. Я совершенно точно знаю, что христианство к ним не сводится. И я точно так же не берусь рассуждать, поскольку я не мусульманка, является или не является Бен Ладен настоящим мусульманином. Я знаю, что ислам не сводится к Бен Ладену. Но я говорю о его политическом измерении и еще раз повторяю, что до начала 20 века не было никаких - тогда, когда Запад уважительно относился к мусульманскому миру, никаких проблем обычно не возникало.

Согласитесь, - что генерал Гордон забыл в Хартуме? Это же ведь не Махди пришел в Лондон, а генерал Гордон пришел в Хартум. Когда Наполеон пришел в Египет, у Наполеона не было проблем с исламским фанатизмом очень сильно, поскольку наполеон уважительно относился к местным обычаям. Полковник Лоуренс возглавил борьбу арабов за независимость. И у него тоже не было проблем насчет того, что он полковник Лоуренс. В 1936 году мусульманские части генерала Франко шли в бой против Республиканцев с криком «За Деву Марию», и никто не вспоминал, что они мусульмане.

Еще раз повторяю – в истории нет, конечно, каких-то ключевых моментов, переломных: «вот если бы не этот ключевой момент, то ничего бы не было». В истории ключевых моментов масса, в функции истории очень много точек экстремума, но одна из самых серьезных точек экстремума, которая была в истории Ближнего Востока – это именно появление «Мусульманского братства» в 1928 г. - я возвращаюсь к этой теме. Примечательно, что в числе его основателей было трое работников компании Суэцкого канала, эта компания, которая детальность воспринимала как одно из главных доказательств будущего прогресса. И что сделал главный идеолог «Братства» Садит Кут? Первое – он призвал к восстановлению Халифата от ислама до Индонезии, второе – он призвал к вооруженному джихаду против существующих мусульманских властей, погрязших в джахилии, - этим термином в Коране обозначается языческое, до Пророка, состояние арабов. И опять же, идеологи «Братства» и близких к нему организаций, в различное время высказывали мысль о том, что если вы не верите так, как мы, даже если вы являетесь мусульманами, то мы можем вас убивать.

Это правда, что «Братство» является не самой радикальной в Египте организацией, есть две организации, которые откололись, это «Аль гамааль исламия», которая ответственна, например, за один из самых громких терактов, связанных с расстрелом 58 туристов из автоматов в Луксоре. Это еще одна организация, Такфириты, которая в свое время пыталась убить Бен Ладена за недостаточную чистоту веры. Но именно «Мусульманское Братство», и об этом тоже важно помнить, первым приняло тот «модус операнди», который будет характерен для многих современных исламских фундаменталистов, а именно: публично называть себя мирной организацией, заниматься при этом терроризмом, а любые попытки ответа со стороны властей объявлять «незаслуженной агрессией».

Кстати, подобный мыслительный прием очень трудно отыскать именно в средневековом исламе, он является, однако, характерным примером тоталитарного двоемыслия и коммунистических и фашистских режимов 20 века - именно СССР, посвятив весь свой общественный строй подготовки к войне позиционировал себя как мирное государство, окруженное кольцом врагов-империалистов. И «Мусульманское Братство» было официально запрещено в Египте в 1954 г., после покушения на Насера. Сами члены «Братства» объявили это покушение инсценировкой с целью запрещения их организации, и публично «Братство» не устает подчеркивать свой мирный характер, однако вот цитата: «Секретная инструкция американским членам «Братства», представленная Конгрессу Пентагона в 2005 г. Цитирую: «Братья» должны знать, что их работа в Америке есть вид великого джихада в деле уничтожения и разложения западной цивилизации изнутри, как руками самих неверных, так и руками верующих».

Собственно, что было дальше после возникновения «Мусульманского братства», - с моей точки зрения, это было как основание РСДРП. Поскольку дальше мир оказался разделен между двумя другими силами, - открытым обществом и социализмом, - то исламский фундаментализм был малозаметен на этом фоне, с ним все, так или иначе, заигрывали, - собственно, с исламским миром заигрывали всегда. В значительной степени Первая Мировая война заключалась в том, что Германия заигрывала с исламским миром через Турцию, и пыталась сделать так, чтобы Турция объявила Англии джихад. Собственно, он и был объявлен и был достаточно успешен – все помнят, что Турция развалилась после Первой мировой войны, но не все помнят, что английские солдаты потерпели неожиданное унизительное поражение под Галлиполи от турок, что они этого совершенно не ожидали, они ожидали, что они встретятся с разлагающейся военной восточной державой, а встретились с современным вооружением и с современной армией. И слово «Галиполе» долгое время было символом чудовищных, непропорциональных потерь. И Турция потерпела поражение, потому что потерпела поражение Германия, а во-вторых, потому что Британия организовала восстание в тылу Турции, арабское восстание, через полковника Лоуренса.

Так вот пока был СССР, все заигрывали с мусульманским фундаментализмом. Примаков в своих воспоминаниях описывает, например, как он встречался с офицером, убившим Садата. Офицер, естественно, состоял в «Мусульманском братстве». Но самый знаменитый пример заигрывания - Бен Ладен. Но, на мой взгляд, есть еще более фундаментальный пример – это Пакистан. Когда Британия создавала Пакистан, искусственно разделила Индию на Индию и Пакистан, то она создала страну с исламской идентичностью, она этого открыто хотела, она создавала эту страну как противовес, как часть пояса, который всегда будет враждебен коммунистическим режимам.

И, собственно, ребята, если вы создали Пакистан как мусульманское государство, идентичность которого заключается в том, что оно мусульманское, то не надо удивляться, что там завелись талибы. А что было дальше? – дальше был Афганистан и поражение СССР в этой войне, которое воинствующие фундаменталисты восприняли как свою собственную победу. Они очень много писали о том, что они вступали в бой против Советов, надеясь только на мученическую смерть, но неожиданно они одержали победу над одной сверхдержавой, и сейчас, после этого, будет одержана победа над другой сверхдержавой, а именно, над США.

После этого развалился СССР, и мгновенно в тех странах третьего мира, в которых мусульманство было распространено, изменилась геополитическая обстановка. Потому что практически во всех тех странах, где у власти были социалистические диктатуры, вдруг стали приходить фундаменталистские режимы. Например, была Сомали, где был социалистический диктатор Зияд Баре, стоил социализм, в 1991 г. социализм кончился вместе с Зиядом Баре, наступил Конгресс исламских судов, и мы сейчас видим, что из себя представляет Сомали.

Очень характерная история «Пешмерга», курдское сопротивление. «Пешмерга» была полностью светская организация, то есть, люди не знали, в какую сторону молиться, и первая Иракская война - соответственно, была прекращена всякая международная помощь Ираку, тут же к курдам приходит Саудовская Аравия и говорит: ребята, мы будем вам помогать, но сначала будем помогать тем, кто правильно молится. К 1993 г., в течение буквально двух лет, курдское сопротивление полностью поменяло характер и стало чрезвычайно религиозным, и женщину могли избить, если на ней не было платка.

Еще более характерная история – это Алжир. Пока Алжир боролся против французского господства в 60-е годы, - можно почитать Камю, - там чрезвычайно мало упоминался Аллах, чрезвычайно много упоминалось сопротивление «проклятым империалистам» и попыткам построить социализм - Алжир тоже строил социализм. Как только в 1991 г. СССР сдох, там появились различные фундаменталистские группы, из которых самая страшная была "Groupe Islamique Armé", которая уничтожила около ста тысяч собственно алжирского населения - она вырезала крестьян. Опять же по той же причине: эти крестьяне верят не так, как мы, они не такие мусульмане, как мы, поэтому их можно вырезать.

Кстати, эту алжирскую историю и сто тысяч трупов почти не заметили. Вот почему не заметили? - потому что они были не европейские трупы. Есть в Уганде какая-то «Армия сопротивления Господня», которая считает себя христианами и разбрасывает окровавленные тушки младенцев, завернутые в листы от Библии. И считает, что таким путем она заставит людей следовать 10 заповедям Господним. Но о ней никто не знает, потому что она в Уганде. По этой же причине никто особо не заметил то, что происходило в Алжире.

Или другой пример – Сирия. В феврале 1982 г. исламские фундаменталисты подняли восстание против президента Асада, городок, в котором это случилось, просто снесли с лица земли армией, убив 20 тысяч человек. Никто не поперхнулся, потому что когда такого рода жертвы происходят в арабском мире, когда это не касается США, которая что-то там бомбит, или Израиля, который шарахнул ракетой по тому дому, из которого выпускали ракеты по Израилю, то тогда европейский мир ничего не замечает.

И когда изменилась ситуация, когда была новая точка экстремума? - когда Бен Ладен объявил джихад Америке. Это было принципиальное отличие Бен Ладена от всех предыдущих исламских фундаменталистов, потому что они объявляли джихад только своим собственным правителям. В Алжире ли, в Сомали ли, в Египте, и вдруг Бен Ладен вместо этих маленьких целей поставил одну большую цель.

И надо сказать, что это было не только открытие политическое Бен Ладена. Этому открытию предшествовало ослабление самого западного мира. Я бы даже сказала, что это было открытие не Бен Ладена, а Хоменеи и Каддафи. Вспомните, как в Иране захватили заложников и США ничего не сделал. И после этого аятолла Хоменеи говорил, что США это «бумажный тигр». Есть такой замечательный анекдот: стоит человек, щелкает пальцами. Ему говорят – ты что делаешь? - Я отгоняю белых тигров. – Слушай, ты что, белых тигров тут нет на десять тысяч миль вокруг. - А вот поэтому и нет - щелкание пальцами эффективно.

Поэтому и иранская политика, и политика Каддафи заключалась в том, что эти ребята усиленно щелкали пальцами, усиленно бросали вызов Америке, в том числе и политика Бен Ладена, и каждый раз на этот вызов следовал либо очень маленький, либо никакого ответа. И это была принципиальная разница с тем, что происходило в 19 веке. Потому что когда запад был действительно западом, он таких вещей не спускал. После Хартума, где армия Махди убила генерала Гордона, всегда был Ондорман. После Спион копе – когда буры уничтожили в 1900 г. значительную часть английской армии, была сплошная политика террора белого бурского населения, включая первые в мире концлагеря, где смертность достигала 34%, и где сидели женщины и дети.

Была замечательная история в Британской империи в 1857 г., когда некий абиссинский товарищ, провозгласивший себя императором, Теодор его звали, - ну, ему хотелось, чтобы его британцы любили. Когда ему не пошли навстречу, он захватил в заложники, точно так же, как потом это сделали иранцы, всех бывших на территории его Абиссинии, то есть, Эфиопии, иностранцев, когда послали посольство вызволить иностранцев, захватил это посольство, отвез его в горную крепость, находившуюся в 400 милях от берега и был уверен, что никто и никогда его не достигнет. Послали экспедиционный корпус, послали 13 тысяч солдат, которые прошли эти 400 миль по пустыне, освободили заложников, бедолага-император покончил жизнь самоубийством.

Я не оправдываю эту политику, я просто констатирую тот факт, что в конце 19 века любое правительство, которое проделывает то же, что проделывает Каддафи или Ахмадинежад, было бы снесено. А тут «белый тигр» ушел сам, и Ближний Восток стал очень громко щелкать пальцами.

Это очень тяжелая история, это история забвения западных ценностей. Потому что 20 век был веком противостояния тоталитаризму в лице СССР и открытого общества. И после того, как СССР рухнул, открытое общество, одержавшее над тоталитаризмом бескровную победу, стало стремительно превращаться в свою противоположность. Видимо, это связано с тем, что в отсутствии естественного врага бюрократия размножается бесконтрольно, и не было такой глупости, которой эта бюрократия не занялась бы – стали регулировать все, что можно, занялись финансовым регулированием под видом борьбы с отмыванием денег, занялись борьбой с глобальным потеплением – ну это, конечно, очень серьезно. Занялись регулированием формы огурцов и весом булочек, и конечно, даже на фоне этого бюрократического безумия особо выделялся один вид безумия – это забота о террористах. Потому что международные гуманитарные организации типа «Эмнисти Интернешнл» и «Хьюманс Райт Воч», лишившись тоталитарных режимов, которым они противостояли, начали искать новых страдальцев. Нашлись страдальцы: «Эмнисти Интернешнл» бросилась защищать права члена Аль-Каиды Муазама Бега, « Хьюман Райтс Воч» отправилась в Саудовскую Аравию собирать средства на разоблачение «кровавой израильской военщины», исламские фундаменталисты вполне оценили тот факт, что любая попытка Израиля или США бороться с терроризмом немедленно сопровождается оглушительной критикой со стороны гуманитарных организаций, международной бюрократии и либеральных СМИ.

Стали создаваться целые организации для того, чтобы врать глупым кяфирам, ХАМАС вообще поменял тактику: вместо того, чтобы максимизировать количество убитых израильтян, пытается максимизировать количество своих собственных убитых женщин и детей. И возникла довольно страшная ситуация, при которой запад перестал защищать свои собственные ценности. И теперь эти люди, которые перестали защищать свои собственные ценности думают, что эти ценности будут защищать люди в Египте, 94% которых одобрили теракт.

Что, собственно, будет, вернее, что может быть? Как я уже сказала, это будет тяжелое противостояние, не менее тяжелое, чем СССР и открытого общества. Есть такие вещи в исламском фундаментализме, как, допустим, запрет на банковскую деятельность, отрицание за женщиной элементарных человеческих прав, которые не позволят экстремистам на Ближнем Востоке - или экономически, или открыто, или военно, - победить открытый мир. И, видимо, главным орудием борьбы за победу их версии ислама во всем мире для этих государств станет терроризм.

Ближний Восток, видимо, будет слабее СССР в военном отношении, однако это будет скомпенсировано меньшей терпимостью нынешнего открытого общества к людским потерям. В любом случае, нынешнее представление об уровне приемлемых потерь придется пересмотреть, потому что есть либеральная демагогия, согласно которой государство не имеет права допустить гибели ни одного своего гражданина в теракте, и не имеет права ликвидировать террориста без суда и следствия. Собственно, эта демагогия в значительной мере и ответственна за нынешнее унизительное и беспомощное положение запада перед лицом фундаменталистской угрозы. Это придется пересмотреть.

Наконец, понятно, что Ближний Восток вряд ли будет объединен, даже если там возникнет много фундаменталистских государств – точно так же, как пан-арабские лидеры не сумели, - например, тот же Насер или Садат, - объединить Ближний Восток. И учитывая, что независимость многих слабых государств объясняется в современном мире только общепринятыми международными условностями, то любая страна, оказавшаяся вне зоны этих условностей, может стать легкой добычей, и очень вероятна возможность того, что если фундаменталистские режимы во многих странах Ближнего Востока возникнут, они передерутся между собой.

Далеко не весь исламский мир станет фундаменталистским. Дубай, я думаю, совершенно точно будет для этого нового Ближнего Востока тем же, чем Тайвань был для Китая. И это очень важно, потому что это будет показывать, что в самом исламе нет ничего, что противоречит нормальному человеческому обществу. Дубай управляется абсолютно патриархальным способом, и Дубай является блестящим экономическим успехом, патриархально-исламским способом.

Сложно себе представить Турцию, которая станет фундаменталистской. Она сейчас идет в этом направлении, но у нее есть военные, которые входят в НАТО, и которые никогда не допускали там подобных режимов. Даже не просто потому, что там идеалистически настроенные военные, а именно потому, что это их шкурные интересы – они входят в НАТО. Представьте себе турецкого военного, который понимает, что сейчас придут какие-то фанатики к власти, и первым делом его из НАТО выгонят.

К тому, что тоталитарные государства всегда уязвимее тоталитарной секты - например, сейчас исламские фундаменталисты, с одной стороны, поклоняются "великолепным 19-ти", взорвавшим Башни-Близнецы, и одновременно утверждают, что их взорвали крестоносцы и сионисты, чтобы иметь предлог напасть на Афганистан. Такие представления хорошо уживаются вместе в голове фанатика, но в школьном учебнике они выглядят плохо, люди начинают задавать вопросы.

Еще раз повторяю, что, на мой взгляд, это очень здорово, если на Ближнем Востоке фундаменталисты захотят построить свое государство, то флаг им в руки – пусть построят. Собственно, исламский фундаментализм, как политическое явление - еще раз – я говорю сейчас только о политике, я не говорю о религии – он держится на простой психологической уловке: мы правоверные мусульмане, почему же эти проклятые кяфиры на западе живут лучше нас? Это они мешают нам жить так, как надо. И, соответственно, погибнуть это политическое явление может только от одного: если рай на земле попытаются построить, но не получится. Так же, как погиб марксизм.

Это не очень веселый будет мир, в этом новом мире на Ближнем Востоке авторитарные режимы, возможно, будут сменены тоталитарными. Танкерам придется ходить вокруг мыса Горн, западу срочно искать другие источники энергии, помимо нефти, и самая страшная участь угрожает Израилю, потому что если что-то может стереть Израиль с лица земли, то конечно, это такой союз фундаменталистских государств.

Но это цена, которую Востоку придется заплатить за диктатуру правительств и косность народа, а западу за свою собственную международную и гуманитарную бюрократию.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

Другие эфиры
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1164722

1133040

«Абсурд сегодняшнего дня – это то, в какие отношения мы вступили с Украиной»

Писатель Даниил Гранин дал большое интервью Ксении Собчак. Обсудили ситуацию в Украине, почему Россия «плетется в хвосте» и почему нам необходимо «искупление»



1090015
1066304

876074
1106900
795394
681013
681012
743643

Леонид Бершидский: Телеграмма Путину из 1946 года

Чтобы понять, как далеко Россия вернулась в прошлое, полезно перечитать знаменитый документ — «Длинную телеграмму» американского дипломата Джорджа Кеннана
Сказано на свободе
Не один десяток сотрудников российского ГРУ задержан. Или они сложат оружие, или мы вынуждены будем давать приказ стрелять на поражение. Это террористы.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы