Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Код доступа

время выхода в эфир — сб, 19:08
Авторская программа Юлии Латыниной.
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
Обычная версия
эфир
02.10.2010 19:07
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, программа «Код доступа», телефон для смс +7-985-970-4545. Я, конечно, понимаю, что главное политическое событие недели в России – это отставка Лужкова, но начну с крошечной зарисовочки, которая мне кажется очень важной.



На этой неделе Дмитрий Анатольевич Медведев был в Китае. Собственно, оттуда он отправил в отставку Лужкова. Кстати, видимо, это сыграло свою долю в отставке, потому что когда Лужков Медведеву, находящемуся в Китае говорит, что «я в отставку добровольно не уйду», то это потеря лица не только Медведева, но и всей страны. Китайцы, они к потере лица гораздо серьезнее относятся, чем в России. Т.е. это было такое абсолютное унижение России, помимо всего прочего.

Так вот Медведев был в Китае, подписал там очередной договор о превращении России в сырьевой придаток Китая, что-то там сказал по поводу того, что мы тоже скоро научную продукцию экспортировать будем. И в этот же самый день в Китае был другой человек, зовут его Жарский, он из Белоруссии. Дело вот в чем.

У меня есть приятель, знакомый, очень хороший ученый, технолог Вадим Раховский. У него есть два главных, крупных проекта его жизни. Один из них – изготовление асферических линз, станка для асферических линз. Этот проект три года назад был принят «Роснано» в качестве, по-моему, чуть ли не первого проекта, буквально пилотного. Все посмотрели и сказали: это то, что нам нужно.

Еще раз повторяю, это не пятый, это не десятый, это не 17-й проект. Это первый проект, который приняло «Роснано» во главе с Анатолием Борисовичем Чубайсом в поисках российской модернизации, и это действительно нанотехнологии, это действительно круто, это действительно станки, которые можно продавать за рубеж. Три года. За эти три года не сделано было «Роснано», насколько я понимаю, ничего. Я при этом присутствовала в режиме он-лайн.

Я иногда спрашивала людей в «Роснано», с которыми я знакома: «Вы знаете проект Раховского? Как там?» Говорили: ой, ты же не знаешь, ты же не ученый, ты же не технолог, это сложно, это сложные вещи… Но в то же самое время, когда Дмитрий Анатольевич Медведев был в Китае, рассуждал о модернизации, один из бывших партнеров Раховского – Жарский из Белоруссии, не из США, не из Германии, привез в Китай и продал Китаю этот самый станок для изготовления асферических линз, который, таким образом, сделан был даже не в России – не то что не в России, не то что «Роснано», – а Белоруссии, не в Америке.

Вот это цена всех этих разговоров про модернизацию, вот это цена нашей чудовищной бюрократии. Вот Раховский мог в любую заграницу продать этот станок, продать идею. Он выбрал работать с «Роснано». Его проект был первый. За это время дело не сдвинулось с мертвой точки. Как мы видим, оно технологически осуществимо, и белорусский человек, очень хороший человек – я ему желаю добра, Раховский ему желает добра – поставил этот станок в Китай, в тот самый день, когда Дмитрий Анатольевич подписывал там бумажку о превращении России в сырьевой придаток.

На самом деле еще одно главное событие этой недели на пространстве СНГ – это перемена украинской конституции. Мы-то думали, что Украина опередила нас в либерализации, когда произошла «оранжевая революция». А теперь мы видим, что просто Ющенко – это был ихний Ельцин. А теперь у них наступает ихний Путин. Причем скорость этих преобразований в Украине, она просто превосходит всё, что произошло в России. Не то чтобы это было плохо или хорошо само по себе, перемена конституции с парламентской на президентскую, но речь идет о том явлении, о котором это свидетельствует.

Лужков. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Как кто-то уже сострил, не рой другому Триумфальную площадь, сам в нее попадешь. С учетом того, что у нас Юрий Михайлович, будучи отстраненным, ударился чуть ли не в оппозицию, в этом смысле он вел себя точно как Борис Абрамович Березовский. Тот тоже, как только его вышибли из Кремля, сразу вспомнил, что есть демократия.

И вот Юрий Михайлович у нас вспомнил, что есть демократия, что его избирал народ. Собственно, возникает вопрос: а почему он так обострял? Почему просто не уйти в отставку? На мой взгляд, по той же причине, по которой Курманбек Бакиев отдал приказ стрелять в толпу. Если ваша власть является гарантией вашей собственности, то вы не можете не обострять, вы не можете выпустить эту власть, вы как обезьяна, которая запустила руку в кувшин… С этой проблемой, видимо, столкнутся и другие правители России.

Простой пример. 24 августа этого года, не прошлого, не позапрошлого, 24 августа этого года, уже после пожаров, чуть больше месяца назад подписано постановление о частно-государственном партнерстве, согласно которому Москва вкладывает 2,5 млрд. долларов в строительство инфраструктуры к домам, которые будет строить Батурина, а Батурина вкладывает 1,5 млрд. долларов.

Т.е. в чистом виде вершки и корешки: вкладывает государство, а прибыль будет получать Батурина. Это подписано чуть больше месяца назад. Ну как в таких условиях ты можешь уйти? В таких условиях после этого придет какой-нибудь нехороший человек и решит, что это не очень правильное постановление.

Вот Муртаза Рахимов, он почему ушел спокойно? Потому что у него всё отняли сначала. А Лужков и не отдавал именно почему? Потому что понимал: как только отдашь, так тебя выпнут. И получилась вот такая ситуация.

Что важно заметить? На самом деле ведь это же ужасно оскорбительная ситуация: выгнали не известно почему. Потому что президенту или, может быть, не только президенту так захотелось. И назначат не известно кого. Вот сейчас мы все сидим и гадаем: назначат правую ногу или назначат левую ногу, назначат Собянина или назначат Ресина.

Я, кстати, склонна думать, что скорее назначат Собянина, и вот по какой причине. Держитесь крепко за стул – потому что в то самое время, когда Медведев был в Китае, Путин и Собянин отдыхали вместе в Тыве. Вот и всё. Что они там обсуждали? Я думаю, они там как раз обсуждали Лужкова, точно так же, как неделю назад Путин приехал в Нижегородскую область, и тоже сказали, что он там работал.

Судя по Шанцеву, который сиял, как медный чайник, там тоже был какой-то отдых. Судя по всему, опять же с Шанцевым консультировался Путин, привлекал его в качестве консильери, потому что Шанцев – бывший член команды Лужкова, бывшие члены у нас всегда охотно сдают нынешних своих хозяев.

Кстати, с этим отдыхом Путина вообще непонятная история получилась. Я это рассказываю со слов журналистки «Алтайпресса» Светланы Васильевой, которая мне это рассказала. Ведь сначала на сайте республика Тыва появилось замечание, что Путин и Собянин отдыхали. Как здорово. Потом это срочно сняли. Потом это срочно сняли с сайта «Единой России», где тоже была огромная статья.

Это ситуация, зеркальная с ситуацией, которая была 22 июня этого года, когда Путин отдыхал на Алтае. Тоже это было засекречено. Показали только момент, когда Путин со своего отдыха приехал в Новокузнецк на встречу с вдовами погибших шахтеров. Т.е. на самом деле премьер отдыхал. Более того, он отдыхал 22 июня, день, когда полагается цветы возлагать, а показали, что он работает.

Когда Путин в Сибирь прилетает, обычно становится известно, что там с ним происходит, потому что в Сибири люди свободные, и еще местные власти глупые, они это вывешивают на сайт, пока им из Москвы не крикнут, чтобы убрали. А вот мне интересно, сколько времени Путин проводит в Сочи, в других местах.

Трудно сказать, кто станет мэром Москвы. Нам станет об этом известно в тот момент, когда нам сообщат. 15 млн. человек, в три раза больше, чем в какой-нибудь Норвегии, и мы ждем, назначат нам серенького зайку или беленького медвежонка.

Лужков сам создал эту систему. Это был демократически избранный мэр. Точно так же, как Жозеф Фуше сначала голосовал в конвенте за смерть короля, а потом готовил возвращение Людовика, точно так же Юрий Михайлович у нас сначала был большим демократом, а потом он сам сделал всё, чтобы эта система работала таким образом, и сейчас получил от этой системы по заслугам.

Кстати, эта беда касается не только Лужкова. Мы видим, что все политические тяжеловесы, которые уходят сейчас в отставку, более-менее избирались в своих республиках, а потом поддерживали ту систему, которую создал Путин.

Вот другой типичный пример – Кирсан Илюмжинов. Тоже молодой политик, который был избран, чуть ли не 92% населения Калмыкии за него проголосовало. Дальше – «шерстяной» кредит, дальше – City Chess, дальше – нищая страна при очень богатом любителе «Мерседесов» Кирсане, дальше – убийство Ларисы Юдиной. И за всё это проголосовал народ. И возникает вопрос: значит, народ плохой, не может избирать своих правителей?

Отвечаю. То, что избрали Лужкова, то, что избрали Илюмжинова, их поведение не сильно отличалось от мэров какого-нибудь Канзаса или Чикаго в 30-е годы. Тогда в Америке тоже была коррупция, тогда тоже были фальсифицированные выборы, мэры, связанные чуть ли не с мафией. Ничего.

Демократия – это не та система, которая не делает ошибок, это та система, которая умеет их преодолевать. Если бы у нас в стране оставалась демократия, мы переизбрали бы этих ребят, ничего страшного. Но эта система была сломана, демократия перестала быть.

И если мы посмотрим на Лужкова при Ельцине и при Путине, то мы увидим, что у нас есть два разных Лужкова. Лужков при Ельцине… ну хорошо, там чего-то было, Елена Николаевна Батурина делала пластмассовые стульчики. Супруга губернатора Яковлева делала плитку для тротуаров, поэтому Петербург мостили плиткой для тротуаров, а г-жа Батурина делала пластмассовые стульчики, поэтому в «Лужниках» стали пластмассовые стульчики. Ну да, такое Чикаго 30-х годов.

Но чтобы госпожа Батурина была миллиардершей, чтобы человека из «Интеко», как этого Рябинина, назначили руководить строительным комплексом Москвы и чтобы вообще все еще жаловались, что он там никому ничего не подписывает, такого не было.

Т.е. Лужков 10 лет назад и Лужков сейчас – это материальный способ померить размер коррупции при том самом кровавом ельцинском режиме и при путинской вертикали. Что мы имеем сейчас, навскидку просто? Шуваловский квартал. На земле, отданной в свое время МГУ для развития, фирма «Интеко» строит библиотеку и взамен она получает возможность построить элитные дома для продажи, целый квартал. Сколько стоит библиотека и сколько стоит квартал, можете посчитать сами.

«Рабочий и колхозница» – 100 млн. долларов. Безальтернативный конкурс, который выигрывает г-жа Батурина. Уже упоминавшийся мной замечательный проект «вершки и корешки». Город строит инфраструктуру для жилья, которое построит г-жа Батурина. Госпожа Батурина получает за это жилье деньги.

Старая история после кризиса, когда фирма «Интеко» испытывала трудности. История, о которой очень много писал Немцов. «Интеко» обратилась за кредитом в «ВТБ», ей сначала отказали. Тогда 58 гектаров земли, принадлежащих «Интеко», было продано, фактически за него заплатил московский бюджет, и заплатил 13 млрд. рублей, что по тогдашним временам было, мягко говоря, не очень адекватная сумма для этой земли.

И вот это нельзя сказать мелочи, это такие вещи, которые не представимы нигде, кроме, может быть, при Анне Иоанновне. Потому что, скажем, в Нью-Йорке они непредставимы. Не представимо, чтобы супруга мэра Нью-Йорка Блумберга выигрывала любые конкурсы, даже самые честные.

И что является результатом этого? Является результатом этого состояние Москвы. Две вещи мы видим в Москве очень определенно. Первая – цена недвижимости. Среднемировая цена недвижимости составляет 1-2 средних месячных зарплаты по стране. Т.е. она должна составлять по Москве 500-1000 долларов за квадратный метр. Она составляет 3-4.

Понятно, что часть этой цены – это избыточное давление на рынок тех денег, которые вымогают чиновники, т.е. в этом нет вины Лужкова. Но другая часть этой цены – это просто административная рента, которая платится московским властям, когда невозможно сделать нормальный бизнес.

Вторая вещь – это пробки. Понятно, что есть объективные причины, которые способствуют тому, что Москва в смысле движения является даже не одним из самых плохих, а, наверное, самым плохим городом мира, не считая всякого Каира, не считая всякого Мумбаи. Это кольцевое строение магистралей в Москве.

Поскольку все деньги в России делаются с помощью указов, а не с помощью компаний нормальных, не с помощью рынка, а с помощью постановлений, и самой высокодоходной ценной бумагой у нас является президентский указ или постановление правительства, то, соответственно, все люди стремятся в Москву.

Понятно, что когда люди стремятся в Москву, то и автомобили стремятся в Москву. И Россия в итоге делится на Москву, где нельзя проехать из-за пробок, и Россию, где нельзя проехать из-за отсутствия дорог. Но, тем не менее, есть вот эта составляющая, которая не зависит от Лужкова, федеральная составляющая пробок, а есть московская составляющая пробок, которая заключается в том, что отсутствует представление о связанном городском пространстве как о том, что нужно планировать, о транспортных потоках как о вещах, которые нужно планировать.

Есть развязка Ленинградки за 2 млрд. долларов. Где еще в мире это стоит 2 млрд. долларов? Для сравнения: в Болгарии только что провели тендер закончить строительство магистрали, которая идет по Болгарии, там за километр шестиполосной магистрали, шестиполосного автобана, требовалось в одном направлении три полосы, в другом – три полосы, на тендере просили изначально 3 млн. долларов, выиграла фирма, которая предложила 1,5. Это дорога европейского качества.

Так вот в принципе отсутствует представление о городском пространстве как о чем-то, на чем должны быть дороги. Есть представление о городском пространстве как о чем-то, что можно продать под точечную застройку, под магазин. Есть строительство в центре Москвы крупных торговых комплексов, которые, по удачному выражению Михаила Блинкина, нарушают даже заповедь сицилийской мафии – не строй посреди дороги.

Сицилийская мафия в 60-х годах сильно поднялась на строительстве Неаполя, это даже называлось разграбление Неаполя. Так вот там было несколько принципов, которые даже сицилийская мафия соблюдала.

В Москве нет, в Москве каждый метр полезной площади в центре считался неосвоенным, пока на нем не возведешь подземный торговый комплекс с соответствующе возрастающей нагрузкой на транспортную инфраструктуру. И это уже не вопрос федеральный, это вопрос лужковский.

При этом мы понимаем, что не из-за этого – не из-за пробок и не из-за цены квадратного метра Лужкова сняли. Более того, можно предсказать, что новый градоначальник этих вопросов не решит. Я вообще буду сильно удивлена, если зимой в Москве будет убран снег.

Лужков находился в зоне риска, на мой взгляд, по ряду причин. Во-первых, у его жены было самое большое из легко отнимаемых состояний России, из легко отнимаемых – подчеркиваю. У «Альфа-Групп», может быть, больше состояние. Это приличная компания, у нее все активы поменяны на какие-то другие активы в западных компаниях. У Абрамовича отнять просто нечего, он всё продал. Что у него отнять, долю в «Евразе»? Ну, не смешите мои тапочки.

Хорошо, есть Дерипаска. Он всё держит у себя. Но он хотя бы менеджер хороший. Т.е. Дерипаске можно предъявить много претензий, можно предъявить этот несчастный загаженный Байкал, который начали гадить только потому, что Олегу Владимировичу, видите ли, было лень просто так нести расходы на поддержание социальной инфраструктуры вот этого несчастного города Байкальска. Поэтому в обмен пусть хоть комбинат запустит.

Но Дерипаске очень трудно предъявить вот эти блага, которые он получает от Путина, потому что такова доля хорошего менеджера. Если хороший менеджер работает в рыночной экономике, он получает прибыль за счет того, что он хорошо работает в рынке. Если хороший менеджер работает в такой путинской экономике, он начинает использовать административный ресурс. У Дерипаски колоссальная работоспособность, хотя бы вот это можно предъявить.

Насколько хорошим менеджером является г-жа Батурина, сейчас мы все увидим. Сейчас, слава богу, у нее не будет ограничений, у нее не будет надобности оглядываться на мужа, чтобы ее не заподозрили в коррупции. И мы увидим, насколько хорошим менеджером она является.

Есть еще два момента, которые приводили Лужкова в группу риска. На мой взгляд, это, во-первых, августовские пожары. Потому что все-таки надо было кого-то за эти пожары наказать, надо было как-то отвлечь внимание народа от того, что, когда Россия горела, Путин ездил на трехколесном велосипеде… простите, мотоцикле к крымским байкерам и пел хором со шпионами «С чего начинается родина».

И наказывать, понятно, надо было не Шанцева, который просто слишком маленькая сошка, а того же Юрия Михайловича, который не соизволил вернуться из отдыха в Австрии. При этом, вернувшись, довольно быстро подписал постановление. Да нет, какие там пчелы… Я уже говорила, 24 августа было подписано постановление о 2,5 млрд. долларов на строительство инфраструктуры в рамках частно-государственного партнерства.

Кстати, еще одна причина, о которой почему-то совсем не говорят. Это то, что явно слабеющие московские власти довольно странно вели себя с Рамзаном Кадыровым. Потому что в Москве мы видим наступление Чечни по всему фронту, от гостиницы «Москва» и нового вещевого рынка, управляемого бывшими менеджерами Тельмана Исмаилова, до уголовного процесса Олега Орлова.

Кадыров, бесспорно, сильнейшая политическая фигура в России. Возможность его союза с кем-то, кроме Путина, Путина должна сильно беспокоить. Во всяком случае, до сих пор люди, которые пытались поддерживать Кадырова, например Гуцериев, оказывались в довольно сложном положении.

Так или иначе, в итоге падение Лужкова оказалось делом рук исключительно его самого. Фактически он попался на обыкновенную византийскую разводку. Он наехал, явно рассчитывая, что это будет принято хорошо, на президента Медведева, решившегося прогнуться перед публикой в вопросе Химкинского леса, и тут же оказался виноват в том, что раскалывает тандем. Классическая история: по просьбе премьера проехал на красный свет. Ему сказали: ты ж не красный. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, +7-985-970-4545 – это смс-ки. В Америке продолжается буча по поводу строительства мечети возле «граунд зиро». Мы видим удивительный, на мой взгляд, союз крайних левых и либерального общественного мнения с исламистами, который уже довольно давно мы видим на других правозащитных примерах, когда правозащитники в Афганистане или в Пакистане защищают почему-то преимущественно права террористов.

Нам объясняют, что ислам – умеренная религия, что не весь ислам – это террористы, что это послужит единению общества. Хотя не совсем понятно, каким образом это может послужить единению общества, если 70% американцев против. Вот по факту это не служит единению общества. А если кто-то знает за общество, как ему стать единым, то это к тоталитарным образованиям.

Меня очень интересует такой вопрос. Да, я знаю, что ислам – умеренная религия. Вот есть замечательный философ, которого я очень люблю, его зовут Фридрих Ницше. И он совершенно не виноват за преступления фашизма. Но это не значит, что Ницше надо ставить памятник в Освенциме.

Потому что если вы поставите Ницше памятник в Освенциме, то вследствие того, что человечество привыкло, что памятники ставят в том месте, чтобы отпраздновать событие, случившееся благодаря человеку, которого увековечивает памятник, собственно, это и будет означать, что Ницше отвечает за фашизм и фашизм – это хорошая штука. Вот по той же причине не надо ставить мечеть возле «граунд зиро».

Или как предложил один из моих знакомых по электронной переписке Эдуард Алкснис, давайте поставим мечеть, давайте поставим исламский культурный центр и на нем напишем табличку, что рядом с этим местом исламские фанатики, люди, которые исповедуют ту же религию, которую исповедуют люди, приходящие в этот центр, убили 3 тысячи человек. Я думаю, что не повесят такую табличку.

Почему я вернулась к этому вопросу? Это продолжение той темы, о которой я говорила в предыдущей программе, темы эффективности насилия. Только что Папа Римский приехал в Великобританию, там десятки, если не сотни тысяч человек вышли на улицу с криком о том, что у нас тут скандал со священниками-педофилами, пусть Папа Римский покается. Папа Римский даже покаялся. Но всё равно сказали мало, как-то он не так покаялся.

У меня такой вопрос. Вот любимая жена пророка Мухаммеда Аиша, она была с ним сосватана и вошла в его дом, когда ей было шесть лет, а в девять она стала его женой. Как насчет демонстраций по этому поводу? Слабо, да? Вот американский священник сжег Коран. Ой, как заламывали руки, особенно левые круги, с криком: вы же провоцируете этих людей, которые так искренне верят. Ребята, нет проблем, просто у меня вопрос – а сколько Библий сжигают с мусульманском мире?

На Филиппинах пару лет назад отрезали голову директору христианской школы, бросили ее в пакете на заправке. Или в Пакистане смертник полгода назад в Пешаваре взорвал христианскую школу. Я как-то не слышала правозащитных стенаний по этому поводу. Т.е. получается, Коран сжигать нельзя, а голову христианам отрезать можно.

Или вот еще замечательный пример. Сахаровский музей несколько лет назад устроил выставку в честь свободы слова. Там рассказывалось про христианское засилье, там на крест сосиски вешались. Я ничего против этой выставки не имею, хотя мне кажется, что насчет просвещения и вольнодумства она опоздала века на два. Во времена Просвещения во Франции эта выставка была бы самое оно.

Короче говоря, Сахаровский музей устроил выставку, прибежали еще какие-то сумасшедшие наши православные, больные на голову, ее раздолбали, подали на Сахаровский музей в суд. Хорошо, защитили свободу слова. После этого появились датские карикатуры. После этого кто-то пустил слух, что директор Сахаровского музея сейчас выставит и датские карикатуры.

Так он вышел и сделал специальное заявление по этому поводу: как вы могли подумать про меня такое, я не собираюсь оскорблять чувств верующих, я датские карикатуры не собираюсь перепечатывать. Я чего-то не поняла: у нас кто больше угрожает свободе слова, патриарх Кирилл или ислам? Вообще, если честно, связь сосисок и животворящего креста мне не очень понятна. Я не сторонник ни той, ни другой религии, но просто объясните мне, где крест и где сосиски.

Я боюсь, что большинству народа будет очень понятна связь ислама и насилия, тем более что если в ответ на карикатуру, в которой заявляется такая связь, люди выходят на улицы и начинают громить датские посольства, доказывать, что ни не насильственные люди.

Относительно мирности ислама. Хотелось бы понять, о чем идет речь, вот на какой области определяется данное историческое уравнение. Если речь идет о том, как можно в милленаристских целях использовать религию, то я с удовольствием вам здесь подтвержу, что да, в милленаристских целях можно использовать любую религию.

Я с удовольствием рассказывала здесь о даосизме, который превратился в милленаристское восстание в 184 году нашей эры во время восстания желтых повязок, как китайцы, желтые повязки, уверяли, что небо, которое сейчас голубое, после их победы станет желтым, потому что это будет великое небо равенства, о буддистских милленаристских восстаниях, которые регулярно поднимала в Китае секта «Белый лотос», и один раз она сумела…

Неправильно сказать, что секта основала династию Мин, потому что, конечно, как раз император, который основал династию, расправился с сектой. Но он начинал в рядах повстанцев, в рядах красных войск, в рядах благоуханных войск, которые так назывались, потому что они окуривали себя всякими благовониями перед битвой, и поэтому считали себя неуязвимыми. Монгольские войска тоже считали их неуязвимыми, поэтому разбегались при виде красных войск. В 1351 году, если не ошибаюсь, было поднято восстание, в 1368 была провозглашена династия Мин императором Чжу Юаньчжаном.

Более того, если сравнивать обе религии – христианство и ислам, – я с радостью признаю, что ислам на протяжении веков по сравнению с христианством был гораздо более миролюбивой религией. Никогда в исламе не было такого, как у христиан, когда они мочили друг друга со дня основания христианства по поводу буквы «йота».

Простой пример. Пришли мавры в Испанию, остались там и христиане, и евреи. Вернулись все христиане в Испанию, вырезали или выгнали и мавров, и евреев. Взяли крестоносцы Иерусалим, вырезали там всех. Взял Саладин обратно Иерусалим, имел, кажется право сказать – как вы нам, так и мы вам. Нет, были достаточно нормальные условия капитуляции. Более того, это продолжалось очень долго.

Никогда не было в исламе ничего, подобного охоте на ведьм, ничего подобного тому, что устраивали конкистадоры в Южной Америке. Бонапарт, когда вторгся в Египет, не имел никаких проблем с исламскими экстремистами. А Лоуренс, когда поднимал арабов против турок, не имел никаких проблем с исламскими экстремистами, хотя, между прочим, даже не принял ислам.

Более того, будете смеяться, в 1936 году войска генерала Франко, мусульманские части из Марокко бросались в битву против республиканцев с криком «За Деву Марию». Всё это было в прошлом. Еще раз повторяю, что если мы говорим об истории вообще, то никак нельзя сказать, что вот эта религия лучше, а вот эта хуже. Вообще, все монотеистические религии, они достаточно тоталитарны.

Но мы говорим о сегодняшнем дне. А реалии сегодняшнего дня заключаются в том, что, когда произошло 11 сентября, в Пакистане на улицы вышли сотни тысяч людей с криком «ура», и эти люди не были членами «Аль-Каиды», это были умеренные мусульмане. И в Египте эти люди вышли на улицы с криком «ура», и в других мусульманских странах. И это были умеренные мусульмане.

Фактическая, ныне существующая правда заключается в том… Назовите мне выпускников каирского университета Аль-Азхар, которые являются лауреатами Нобелевской премии по медицине или физике. А количество этих выпускников, которые являются террористами, до фига, извините. Потому что университеты в арабском мире не являются рассадниками физики и математики. Университеты в арабском мире являются рассадниками религиозного фундаментализма. Заметим, что университеты в Европе являлись рассадниками именно просвещения.

Вопрос – почему это происходит? Нет, причина не в исламе. Причина в том, что мусульманский мир отстал от западного мира. И когда особенно элите хочется объяснить нищим людям и самой себе, что же в них хорошего, они говорят: «Ну ладно, мы отстали, но зато мы крутые, но зато мы самые лучшие, но зато у нас есть Аллах».

Возможно, это историческая случайность. Я очень легко могу себе представить ситуацию, при которой сначала монголы, а потом турки завоевали не богатый Ближний Восток, а бедную Европу. Я с трудом себе эту случайность представляю, но я ее себе представляю с трудом именно потому, что Восток был богаче, поэтому монголы и турки шли туда.

И если бы они это сделали, то очень возможно, что у нас бы тут правили какие-нибудь потомки Чингисхана, не тут, а в Лондоне или в Париже, или даже не потомки Чингисхана, а просто вернувшиеся к власти французы и англичане, но французы и англичане и изведенной под корень наукой, с растоптанными городами, с выжженными полями. И они бы нам сейчас рассказывал о том, какое христианство бедное, но хорошее, зато у нас есть господь в сердце. А в это время арабские ученые делали бы свой Microsoft, делали бы свой Google и открыли бы свою Америку.

Я очень легко представляю ситуацию, при которой нефть нашлась бы не в Саудовской Аравии, а где-нибудь в Африке. И тогда в этой самой Африке, в которой, кстати, очень много христианских миссионеров, мы имели бы дело с милленаристскими движениями, раздувшимися от нефти, христианскими в Африке.

Есть такая страна Конго, где уже второе десятилетие идет гражданская война. Поскольку исламистов там нет, а христианские священники там всегда присутствовали, там люди кушают друг друга, одни называются Армией господа, а другой, по-моему, вообще называется наместник во Христе. Просто никто не слышит об этих замечательных ребятах, поскольку Конго все-таки не такая богатая страна.

Еще раз повторяю, то, что случилось, это ряд исторических случайностей, за которые ничто в Коране не ответственно. И не надо мне объяснять, что Коран – молодая религия. Но имеет место быть факт. Факт, что любая монотеистическая религия тоталитарна и что за буллу против ведьм… по-моему, католическая церковь до сих пор ее не отменила.

И когда католическая церковь объясняла, что Галилею надо отречься, она именно этим и мотивировала, что, вы знаете, у нас в писании-то написано, в книге написано, что Иисус Навин остановил Солнце и Луну, значит, врешь ты, когда говоришь, что Земля вращается вокруг Солнца. Но с тех пор прошло много веков, у этой гадины вырвали зубы, она не может ничему препятствовать. А в исламском мире священники, исламское духовенство остается одной из ведущих политических сил.

И то, что происходит, мне напоминает, говоря уже об исторических аналогиях, историю… Вообще, история любой агрессивной религии, наступающей на существующий, достаточно веротерпимый мир, она заключается в том, что если не бороться против агрессии, то ты проигрываешь и ты утрачиваешь свою национальную идентичность.

Я вспоминаю еще один пример, опять же связанный с христианством, который произошел как раз в Китае в 17 веке, уже во времена династии Цинь, когда в крайне веротерпимый Китай… Это Европа стала веротерпимой после нескольких столетий распрей, а Китай был веротерпим всегда. Конфуцианцы вообще считали, что это не дело ученого человека – рассуждать о богах, а дело ученого человека – соблюдать ритуалы.

Они немножко посмеивались над буддистами, они немножко посмеивались над даосами. Когда в Китае возникало какое-то другое учение – например, приходили изгнанные несториане или какие-то мусульмане оказывались, – никаких проблем.

Но в 17 веке в Китай очень резко и агрессивно пришло христианство, причем в виде двух направлений. С одной стороны, это были францисканцы и доминиканцы, которые вели себя предельно жестко, которые говорили: у вас тут вся ваша многовековая китайская культура – чушь, все ваши языческие книги надо сжечь, и вообще даже не смейте Библию переводить на китайский, а учитесь латыни и так вот смиренно всё исповедуйте.

И иезуиты, которые придерживались другой тенденции. Они постарались китаизироваться, они постарались стать китайскими шэньши, они прекрасно выучили китайский, были приняты при дворе императора, который с большой благосклонностью к ним относился, потому что они несли науку, которой Китаю не хватало.

В конце концов между иезуитами и францисканцами возник жесткий спор, спор о так называемых китайских правилах. И францисканцы написали донос в Рим о том, что вот эти нехорошие иезуиты, они переводят Библию на китайский, они находят параллели между китайской культурой и тем, чему учит Библия, и это всё язычество, это всё надо прекратить.

Более того, китайский император в этой ситуации выступил на стороне иезуитов. Он написал в Рим письмо, в котором сказал: вы знаете, у нас в Китае есть алтари неба и земли, но это не языческое поклонение, это мы просто соблюдаем обычаи. Ему из Рима пришел очень жесткий ответ на предмет того, что не язычнику рассуждать о всевышнем.

И после этого китайский император был вынужден запретить христианство. Примерно по такой же схеме дело проистекало в Японии. Не потому что Китай был нетерпим или не потому что Япония была нетерпима. Потому что они столкнулись с абсолютно нетерпимой религией, которая требовала уничтожить предшествующую ей культуру. И Европа сейчас находится примерно в таком же положении.

У меня еще парочка вопросов. Один из них – тема, которую я подняла на прошедшей передаче. Это приговор, который будет вынесен в нижнетагильском суде 6 ноября Егору Бычкову, главе нижнетагильского фонда «Город без наркотиков», 23-летнему мальчику, за время деятельности которого количество смертей от передозов в Нижнем Тагиле уменьшилось вдвое (т.е. это единственный объективный показатель того, как работает структура), за время деятельности которого были возбуждены не десятки, а сотни уголовных дел на наркоторговцев. Но большинство из этих уголовных дел прокуратуру решила не расследовать.

Вместо того она решила расследовать деятельность самого Егора Бычкова. И я с радостью вижу, что на нашем сайте в ответ на вопрос, поддерживаете вы Бычкова или прокуратуру, 96% написали, что они поддерживают Бычкова. На мой взгляд, это ответ на вопрос, что делают наши органы и что происходит, когда человек пытается бороться с наркоманией.

Потому что те 12 лет, которые корячатся Бычкову, это означает, что его приговаривает наркомафия. И если это обвинение выдвигает прокурор, значит, прокурор служит наркомафии. Кстати, там в обвинительном заключении есть потрясающие слова. В обвинительном заключении буквально следующее сказано: что Бычков причинял наркоманам тяжелые страдания, лишая их наркотиков. Вот это замечательное обвинение, которое очень хорошо характеризует и прокурора, и российское государство.

Собственно, у меня по этому же поводу второй вопрос, вопрос пришел по Интернету, один вопрос пришел о Бычкове, другой – о Магнитском. Почему наш МИД, почему наше государство реагирует на то, что сенат США хочет запретить въезд в США людям, связанным с делом Магнитского, и почему наше государство не реагирует на историю с Бычковым, или на историю на Ленинском проспекте, или на любой другой случай беспредела?

Не реагирует, потому что совершать преступление есть право и привилегия нынешнего чиновника. Сложно ли это преодолеть? На мой взгляд, преодолеть это несложно, было бы желание, была бы воля. На этой неделе Медведев был в Китае. Вспомним, чем Китай был в начале 20 века и чем была Россия.

Россия была потрясающей державой, у которой ВВП росло на 8% в год, в которой за 50 лет в две тысячи раз увеличилось производство стали, которая строила КВЖД внутрь Китая, это была фактически экспансия России внутрь Китая. А Китай был под властью императрицы Цыси, у которой были проблемы с легитимностью, потому что императрица не могла править, иначе как посредством какого-то маленького императора.

И вот императрица Цыси все время назначала каких-то своих Медведевых и их постоянно меняла. Последним был малолетний император Пу И. Императрица Цыси ненавидела иностранцев. Она скрыто потворствовала тамошним «Нашим». Тамошние «Наши» в конце концов подняли восстание боксеров, они же ихэтуани, восстание против иностранцев. Ихэтуани сообщали, что они владеют безумными магическими силами и летают над вражескими городами Лондоном и Парижем, сея смерть и чуму.

Европейцы не знали об этих магических силах и не знали о том, что боксеры неуязвимы для пуль, поэтому они их просто расстреливали и победили восстание. В Китае царила чудовищная коррупция. Вот те самые чиновники, которые ненавидели иностранцев, продавали родину этим же самым иностранцам за банку сметаны. И в Китае царила чудовищная наркомания, как, кстати, сейчас в России.

И мы видим, что ничего страшного, не кончился Китай. Гигантская страна, великая страна может всё пережить. И сейчас мы наблюдаем, к сожалению, диаметрально противоположную картину. Россия на том месте, где был Китай, Китай на том месте, где была Россия.

Что для этого нужно? Для этого нужна, прежде всего, воля элиты. Я говорила на прошлой неделе о том, как ФБР в условиях чудовищной коррупции за 600 дней в 1933-34 гг. покончило с гангстерами, которые пользовались безусловной поддержкой коррумпированной американской полиции. Есть такая книжка Брайана Барроу, она называется «Public Enemies», где это прекрасно описано на основе документов самого ФБР.

ФБР в течение этих 600 дней было крайне неэффективно. Эти ребята не умели стрелять, эти ребята делали очевиднейшие ошибки, эти ребята не выставляли засады там, где нужно было выставить, и эти ребята просто упускали преступников, когда те начинали стрелять. Но эти ребята не брали взяток. И в течение 600 дней, если ты не берешь взяток, если у тебя есть воля, с гангстерами было покончено. Главное – это воля. Где будет воля, там будет путь. В истории нет ничего необратимого. Всего лучшего. До встречи через неделю.



Другие эфиры
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1164722

1133040

«Абсурд сегодняшнего дня – это то, в какие отношения мы вступили с Украиной»

Писатель Даниил Гранин дал большое интервью Ксении Собчак. Обсудили ситуацию в Украине, почему Россия «плетется в хвосте» и почему нам необходимо «искупление»



1090015
1066304

876074
1106900
795394
681013
681012
743643

Леонид Бершидский: Телеграмма Путину из 1946 года

Чтобы понять, как далеко Россия вернулась в прошлое, полезно перечитать знаменитый документ — «Длинную телеграмму» американского дипломата Джорджа Кеннана
Сказано на свободе
Не один десяток сотрудников российского ГРУ задержан. Или они сложат оружие, или мы вынуждены будем давать приказ стрелять на поражение. Это террористы.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы