Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Код доступа

время выхода в эфир — сб, 19:08
Авторская программа Юлии Латыниной.
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
Обычная версия
эфир
01.09.2007 19:09
Код доступа : Что произошло с убийством Политковской; Удивительность истории с господином Гуцериевым; Отправлен в отставку начальник космодрома Плесец
Гости:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"

Что произошло с убийством Политковской; Удивительность истории с господином Гуцериевым; Отправлен в отставку начальник космодрома Плесец

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире программа «Код доступа». Сегодня в очередную годовщину Беслана я начинаю свой эфир, однако, не с Беслана, а расследования, вернее с развала расследования дела Политковской. Потому что в деле Анны Политковской на этой неделе случилось два важнейших события, точнее одно событие и другое было заявление. Событие заключалось в том, что стало известно об аресте 10 подозреваемых по этому делу. 11-й господин Хаджикурбанов находится в розыске. И заявление принадлежало генпрокурору о том, что заказчик убийства Политковской находится за границей. Вообще надо сказать, что у нас очень часто так бывает, есть события, ну, например, ракета, которая упала на Грузию или скажем, просьба Великобритании выдать господина Лугового по подозрению в соучастии в убийстве Литвиненко. И вместо этого события мы обсуждаем какое-то заявление. Например, пресс-конференцию господина Лугового о том, что во всем виноват Березовский, или заявление какого-нибудь генерала о том, что грузины сами принесли и зарыли ракету. И таким образом получается, что эффект от события, которое довольно однозначно, размывается и люди начинают обсуждать эффект от заявления. Приблизительно то же случилось в деле Политковской, потому что факты заключаются в том, по мнению следствия, напомню, что некая чеченская банда, специализирующая на заказных убийствах людей, получила заказ на убийство Политковской. Через знакомого опера этнического отдела господина Хаджикурбанова и подполковника ФСБ господина Рягузова, обратилась к другой банде уже в погонах, которые организовывали слежку за Политковской и вообще пробивали ее адрес. И собственно дальше встает вопрос, вот что делает с этими данными следствие. Они были оглашены президенту в субботу, генпрокурор Чайка пришел на прием к президенту и это сказал. И собственно более того, информация уже потекла, я могу просто подтвердить де-факто, что я слышала об аресте этих киллеров предполагаемых за несколько дней до пресс-конференции Чайки, то есть это означало, что эти факты в таком виде выйдут на поверхность. И надо как-то смягчить от них удар. И собственно, очень важно понять, с одной стороны то, что произошло с убийством Политковской, а с другой стороны то, для чего была предназначена пресс-конференция Чайки. И то, что за этим последует. Потому что есть два варианта того, что за этим последует и я даже с радостью говорю, что похоже последует второй вариант. Первый вариант очень страшный. Он заключается в том, что легко заставить этих людей, киллеров признаться, что они сделали все по приказу Березовского, это примерно как заставить Лугового признаться, что он убил Литвиненко по заказу Березовского. Это означает некий троцкистский Березовский процесс. Я не сомневаюсь, что есть люди, которым это выгодно. Потому что публичный процесс против врагов народа это то, что отрежет Путину дорогу на пенсию. И потому что в том, что касается собственно убийства Политковской, на Западе могут полагать, и с полным на то основанием, что Путин об этом не знал, но про процесс-то он не может знать. И это два разных режима. Режим, при котором убивают политических врагов президента и режим, при котором их не убивают. И это опять же два разных режима: режим, при котором политических врагов президента просто убивают, и режим, при котором киллеры клеймят позором на процессе черное имя своего заказчика. И очень много было поводов предполагать, что развитие событий пойдет по этому пути. Потому что заметим, что у нас начинается большая президентская драка. У нас Россия сейчас буквально вернее не Россия, а Кремль стоит на выборе судьбоносного пути, что же будет дальше. Несколько группировок намертво сцепившихся в клинче в Кремле, и слухи безумные по Москве о том, что будет после саммита АТС, когда Путин, наконец, должен будет объявить то, что он выбрал, потому что время истекает. Последние песчинки сыплются. В чудовищной схватке бульдогов под ковром, которая происходит, одним из эпизодов этой схватки на прошлой неделе стал арест, например, в Санкт-Петербурге Владимира Кумарина. О котором кстати заметим, Чайка докладывал Путину раньше, чем о раскрытии убийства Политковской, то есть представляете себе уровень, сначала докладывают о питерских рейдерах, питерские рейдеры это Кумарин, а потом об убийстве Политковской. Причем лишний раз хочу подчеркнуть, из-за чего у нас Венедиктовым вышел спор, что совершенно очевидно, что там бизнес сына Матвиенко, как я в прошлой передаче сказала, возглавляемый им «ВТБ-Капитал» и так далее, не имеет никакого отношения к истории с арестом Кумарина. Потому что эта история на огромном уровне. История схватки бульдога под ковром. История… достаточно привести пример, что на этой неделе со своей должности в Техснабэкспорт был снят член кооператива «Озера» господин Смирнов и переведен на какую-то должность советника и помощника в другой структуре. То есть вы представляете себе, напомню, что Владимир Смирнов был формально главой петербургской топливной компании, когда ее вице-президентом был господин Кумарин. То есть понятно, что члена кооператива «Озера» может снять только другой член кооператива «Озера». И не может снять губернатор Санкт-Петербурга. Так вот, и вот есть вся эта гигантская грязня, в которую падает история с убийством Политковской. Раскрытом. И очевидно, что она станет одним из козырей в игре. И вот я сейчас с некоторым даже счастьем могу констатировать, что есть другой способ, как расправиться с этим убийством. И он кажется более подлым. Но он вместе с тем, наверное, как стратегически лучше для страны, потому что это способ очень простой: развалить процесс. И собственно, мы видим, что происходит. После заявления Чайки процесс начал разваливаться. Что произошло? Сначала утек список подозреваемых. Всех этих подозреваемых брали с 13 августа. Брали по другим делам. Следователь, группа следователей, следователь Гарибян они очень старались, чтобы ничего не утекло в прессу. Вдруг сразу после Чайки сначала утекает список подозреваемых, его насколько я знаю, оглашает технический секретарь Басманного суда, то есть всех брали по другим делам, а секретарь суда просто оглашает список. Есть маленькая незадача, в списке отсутствует тот самый эфэсбэшник Рягузов. И тогда господин Купряжкин, начальник управления ФСБ собственной безопасности оглашает имя Рягузова. То есть все подельники Рягузова уже знают, что надо лечь на дно. Третье, нас, либералов начинают использовать по полной программе. Мало того, что как только материалы следствия оказались не в руках следственной группы, а у высокого начальства, то тут же все утекло сразу с именами, с паролями, явками, кстати, непонятно, зачем высокому начальству разваливать дело, если заказчик убийства Березовский. Так и мы все либеральные СМИ оказались на их стороне. Доходит, вот я просто читаю газету «КоммерсантЪ», материал, который все просто перепечатали. Я хочу несколько своих соображений, допустим, сказать. В газете «КоммерсантЪ» напечатан совершенно разгромный материал о том, что все подозреваемые имеют или алиби, их приходится отпускать на свободу. И оказывается охранника Алексея Беркина, который напомню, по версии следствия участвовал в слежке за Политковской, его отпускает Басманный суд, и «КоммерсантЪ» пишет, что дома его не оказалось, бывший подозреваемый гулял с ребенком. Ни один из четырех зарегистрированных на господина Беркина мобильных телефонов не отвечал. Возможно, они все еще остаются в Генпрокуратуре. Ребята, это лирика. Следует следующее. Из того, что написано в «Коммерсанте». Господина Беркина отпустили на свободу за недоказанностью. Еще раз повторяю, как выступил Чайка, сразу дело начало разваливаться. После этого на телефоны он не отвечает и дома его нет. Вот что следует написать с точки зрения объективной журналистики. А нам создают такую картину, человек гуляет с ребенком, а вот подлая Генпрокуратура изъяла его мобильные телефоны, потому что если бы написать просто, что человека нет, и телефоны не отвечают, то из этого читатель может подумать, что он ушел в бега. Доходит до совершеннейшего неприличия. Адвокат братьев Махмудовых, которые считаются организаторами киллера, заявляют, что старший брат находился осенью в больнице. Сейчас мы уточняем, где именно. А «Ньюсру.ком» пишет, что у старшего брата алиби: он был в больнице. Более того, «КоммерсантЪ» сообщает, что у Сергея Хаджикурбанова, опера этнического отдела УБОПа которому по версии следствия братья Махмудовы поручили поиск тех людей, которые будут следить за Политковской, что у него железное алиби, что он в 2004 году был посажен в тюрьму на 4 года. И что вышел только после убийства. Так вот, господа, я хочу сказать, под свою ответственность и ответственность «Новой газеты», мы вместе разделяем сейчас это заявление, я и «Новая газета», что господин Хаджикурбанов вышел на свободу в сентябре 2006 года, и это является очень интересным фактором, потому что госпожу Политковскую убили 7 октября 2006 года. Теперь спросите себя, каков бы ни был опер, какой бы ни был он преступник, негодяй и так далее, его в сентябре выпускают на свободу, в октябре по версии следствия он соучаствует в громком убийстве, которое очень опасно для всех его участников. Возникает вопрос: при каких условиях, какой сумасшедший опер, выйдя на свободу, так сразу поступит. Один из очевидных ответов: если его выпустили только за этим. Мы все видели фильмы, в которых человеку, томящемуся в тюрьме, говорят: ну сделай такую-то гадость, а иначе мы тебя сгноим в тюрьме. Фигура Хаджикурбанова имеет ключевое значение для следствия в такой ситуации. И мне поразительно, что все либеральные СМИ перепечатали историю в «Коммерсанте» о том, что дескать, ха-ха-ха, у подозреваемого железное алиби. Он сидел в тюрьме. И почему-то никто даже не перепечатал «Новой газеты», которая все-таки немножко в курсе следствия, скажем так, и которая «Новая газета», наверное, не имеет никаких других интересов, кроме как раскрытие дела. Собственно, еще раз повторяю, вот у меня было две версии. Одна – это некий глобальный заговор в рамках предвыборной кампании. И, слава богу, что эта версия не осуществляется. И другая версия – что происходит целенаправленный развал следствия. Я думаю, что мы скоро увидим, так это или не так. Что нужно сделать, чтобы доразвалить следствие. Очень просто. Во-первых, уволить главного следователя господина Гарибяна. Вот если мы увидим, что он уволен, мы можем сказать: моя вторая версия справедлива. Второе, если это следствие дальше будет продолжаться долго, к нему будут добавляться какие-то странные люди, которые может быть тоже будут показывать на Березовского, может быть еще на чего-то. И всем нам надоест, будут периодически раздаваться фразы очередные дежурные со стороны «Единой России», что вот, злодеи из-за рубежа, все будут убеждены, что каких-то не тех киллеров взяли, потому что вот про них говорят, что они действовали по поручению злодеев из-за рубежа, а либеральное мнение у нас такое, что грязный кровавый режим и отдельные следователи ничего не могут раскрыть и все, что они говорят, это неправда. Либеральное мнение когда речь идет о выборе между сыном убитой, который считает, что киллеры взяты или, по крайней мере, часть киллеров взята настоящая. И между адвокатом предполагаемых киллеров. Либеральное мнение у нас всегда выбирает, что адвокат предполагаемых киллеров конечно, прав. Но как этот подлый режим может что-то раскрыть. Так вот, если все это будет тянуться месяцы, месяцы и месяцы, разваливаться, потом тихо появится какой-то процесс уже после выборов далеко. В котором возможно этих людей осудят, возможно, присяжные признают их невиновными, как в деле с убийством Пола Хлебникова. Мы все махнем рукой, да ну, черт его знает, непонятно, кто это был. То тогда второе предположение справедливо. Но я бы хотела сделать только одно обращение, просто действительно сказать и слушателям, и коллегам, что, господа, давайте, вот так получилось благодаря заявлению генпрокурора Чайки, что всех нас использовали. Что это заявление вызвало аллергию у многих людей. Особенно либерально и оппозиционно настроенных, они сказали: ну раз Чайка это говорит, значит и киллеры не те. И я прошу либеральные СМИ, я прошу моих коллег журналистов, я прошу слушателей, которые создают тоже общественное мнение и являются его частью, не соучаствовать в развале дела этих пойманных людей. Не соучаствовать в развале дела предполагаемых киллеров. Оставьте это дело тем, кто в этом заинтересован. 363-36-59. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Юлия, это я, я звоню из Владикавказа.

Ю. ЛАТЫНИНА – Простите, я – это у вас имя или фамилия?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Адам. Я хотел бы вам задать вопрос насчет того, что происходит у нас в Ингушетии, в частности в Назрани был…

Ю. ЛАТЫНИНА – Простите, вы из Владикавказа, но у вас в Ингушетии.

СЛУШАТЕЛЬ – Я житель Осетии, ингуш по национальности. Меня интересует то, что происходит в этнической моей республике Ингушетии. То, что вчера в Назрани был взорван милицейский патруль, 4 человека погибли. То же самое до этого был серьезный инцидент в городе Карабулахе, где напали на русскую учительницу. И вот хотелось бы спросить, как вы относитесь ко всем этим терактам, можно ли сравнивать арест Гуцериева с этими терактами. Как мы видим, тучи сгустились над ингушами.

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо. Во-первых, Гуцериев еще не арестован. Он напомню в международном розыске. Его объявили в международный розыск накануне 1 сентября, то есть накануне дня Беслана. Напомню, что Гуцериев был одним из немногих людей, которые реально участвовали в переговорах с террористами. То есть вот та маленькая деталь, которую не следует забывать. Я буду говорить о деле Гуцериева отдельно, оно имеет уже самое косвенное отношение к Ингушетии. И вы знаете, я бы не хотела очень долго говорить об Ингушетии, во-первых, потому что все-таки сегодня годовщина Беслана, я бы сначала с Беслана начала. Самое главное, понимаете, я очень много говорила об Ингушетии до того, как там все полезло наружу. Потому что о том, что происходит в Ингушетии, надо было заботиться несколько лет назад. Надо было заботиться после 22 июня 2004 года, когда боевики всю ночь безнаказанно на улицах Назрани отстреливали милиционеров по списку. Они не всех милиционеров отстреливали, они даже гаишников отпускали. Насколько я знаю, они пользовались симпатией, по крайней мере, части населения, которая свешивалась с окон, подавала им советы, население они не стреляли. Некоторые люди, мои знакомые, которые без всякого восхищения относятся к идеям ваххабизма и совершенно являются законопослушными российскими гражданами, даже с восторгом мне рассказывали, как боевики не могли ларек раздолбать, в котором вода стояла, когда они пить хотели, потому что это видите ли, харам. Милиционера убивать не харам, а ларек грабить во время этого священного дела - харам. Так вот, тогда можно было уже понять, какая ситуация в Ингушетии, но тогда президенту Путину доложили, что боевики отбиты, и верные федеральные части ведут преследование. С таким же успехом вообще, когда любые командос делают свое дело и убегают, можно докладывать, что мы отразили нападение командос. Но если при этом взорван какой-то нефтезавод или ликвидирован какой-то высокопоставленный товарищ, за которым командос охотились, ну что делать. Было очень серьезное предупреждение после того же Беслана, когда даже наша прокуратура написала, что боевики собирались в 50 метрах от села Пседах несколько дней. Вы представляете себе, что на обочине Солнцево в течение нескольких дней заседает вооруженная группа, и ее не спросят, куда. О какой степени контроля в республике можно говорить? Было очень серьезное предупреждение, когда Шамиль Басаев еще покойник живой дал интервью телеканалу Эй-Би-Си, Бабицкому. Бабицкий сказал, что это происходило на территории Ингушетии, Басаев чувствовал себя гораздо спокойнее, чем раньше. Вместо того, что происходит в Ингушетии, стали обсуждать, а мог ли Эй-Би-Си показывать интервью Басаева. Наконец, нам фантастически повезло, когда в двух километрах от Назрани в селе Экажево в прошлом году взорвался Басаев, что собственно остановило расползание агонии, и можно было подумать, что происходит в республике, если ночью, вечером, взрывается КАМАЗ, груженный НУРСами, всю ночь горит. Вокруг него по рассказам местных жителей бегают боевики, пытаются вытащить Басаева с его деревянной ногой или хотя бы ногу отдельно. К утру уходят, наконец, к утру напоминаю, что все происходило в двух километрах от Назрани, к утру появляется милиция, потому что органы боятся перемещаться по территории республики ночью, узнают, что это взорвался Басаев, докладывают. Вот из этого можно сделать было выводы, но вместо выводов получились медали. 24 медали за ликвидацию Басаева. Теперь мы за это платим. Теперь мне об этом уже неохота говорить, о том, что происходит в Ингушетии, потому что если там, то, что там происходит, не называется война, я не понимаю, какой войны не хватает. Ядерной что ли. Но вот один мелкий вопрос, на который я хочу ответить. Ирина Смирнова мне пишет: «Если в Ингушетии расстреливают русских, это не значит, что в ответ надо убивать ингушей или других инородцев». И Крол пишет: «В республике Ингушетия одна за другой расстреливают семьи русских учительниц. И тишина, советская интеллигенция, притомившись от визга по таджикским девочкам, устраивает перформансы в метро». Типа ничего не реагирует. Так вот, я хотела бы объяснить кое-что об убийствах русских в Ингушетии. Дело в том, что я не знаю, физически кто убил только что русскую семью, но вот дело учительницы Людмилы Терехиной оно раскрыто. Оно было раскрыто практически мгновенно, потому что слепой член семьи, бывший дома, опознал по голосу убийц. Это были два контрактника федерала. Один русский, другой осетин, которые накануне заходили к дочери Терехиной. Поэтому применительно к Терехиной, кстати, это убийство было раскрыто участковым, опером Мержоевым, которого сразу и расстреляли. Не знаю, расстреляли сами киллеры или их федералы напарники. Поэтому в данном случае ответ на вопрос: почему убивают русских в Ингушетии, звучит в частности так: а) убивают контрактники, потому что дом русской учительницы расстрелять легко. А в доме ингуша может быть вооруженный мужчина. Поэтому лучше расстрелять русскую учительницу. Кроме того, это убийство выходит слишком заметным, потому что когда с целью грабежа убивают ингушей, их называют потом террористами. А когда пьяные звери без национальности неважно, какая у них национальность, федералы в такой же ситуации расстреливают русских, то это уже нельзя списать как ликвидацию террористов. А теперь спросите себя, вот эти два контрактника, которые пришли к девушке и ночью расстреляли ее семью, чтобы ее ограбить, какие из них защитники федерализма. И как с их помощью можно сделать что-то, кроме как увеличить число боевиков. Если вы поймете ответ на этот вопрос, вы собственно, поймете, что происходит в Ингушетии. Я, все-таки возвращаюсь вернее не возвращаюсь, а я буду говорить после перерыва о Беслане. Потому что сегодня очередная годовщина Беслана, и я думаю, что после доклада Савельева, после доклада парламентской комиссии Северной Осетии Станислава Кесаева, после многочисленных показаний свидетелей на процессе, самое главное, что известно, это вот что. Для каждого, кто умеет думать и читать, понятно, что произошло в Беслане. То, что годовщина Беслана отмечена на этой неделе двумя событиями. А) адвокат потерпевших господин Чеджемов отказался от ведения дела, потому что его угрожают убить, и б) тоже буквально несколько дней назад фактически перерегистрировали и закрыли в его реально существующем виде организацию «Голос Беслана», организацию Эллы Кесаевой, которая была одной из самых непримиримых в деле расследования трагедии в Беслане. Вот собственно эти две истории, адвокат потерпевших Чеджемов вынужден отказаться от защиты потерпевших и закрыт де-факто «Голос Беслана», мне кажется, очень объясняет то, что произошло в Беслане даже для тех, кто не хочет слушать или читать доклады Савельева. А сейчас перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА – У меня по sms Дмитрий из Санкт-Петербурга спрашивает: «Почему, если органы хотели предупредить соучастников убийства Политковской, они сделали это через прессу, а не кулуарно». Дмитрий, у меня нет никаких оснований предполагать, что к убийству Политковской причастны те люди, которые предупреждали. И тем более причастен президент Путин. Более того, насколько я понимаю, вся эта неразбериха от того и возникает, что по счастью у нас не тоталитарное государство, у нас государство, в котором Путин был страшно недоволен, что убили Политковскую. Который приказал разобраться, пытаясь, не знаю, облегчить свою совесть или самому себе доказать, что никто из его людей к этому непричастен, поставили самого профессионального следователя, одного из самых профессиональных важников, которые есть в Генпрокуратуре, господина Гарибяна. И возможно, не ожидали, что найдут киллеров. То есть, у меня нет никакого ощущения, то есть у меня очень много версий насчет того, кто заказчик, но у меня совершенно нет ощущения, что к этому причастен, то есть не то, что нет ощущения, а категорически ясно, что к этому непричастен лично Путин. И кстати Светлана домохозяйка мне пишет: «Юлия, вы совершенно правильно говорили, что заказчики убийства Политковской российские власти и лично Путин, - не говорила, Светлана, - зачем тогда прогрессивные журналисты из «Новой газеты» помогают следствию, ведь прокуратура подозревает в причастности к убийству борцов с режимом из-за рубежа». Возвращаясь к этой ситуации, и должна сказать, я часто думаю, почему нами правит тот режим, который мы имеем. Ответ: потому что мы имеем ту оппозицию режиму, которую мы имеем. У нас в России образовалось две уникальные ситуации. Две уникальные группы населения, у которых на все готов ответ. Для одних все плохое, что происходит – виноват Березовский. У других во всем плохом, что происходит, - виноват лично кровавый режим. Кровавый режим виноват всегда во всем без исключения, и все, кто к этому кровавому режиму причастны. Убили Политковскую – виновато государство. Схватили ее предполагаемого убийцу – тоже виновато. Бедного мальчика били бутылкой по голове. Он такой хороший мальчик, всего-то убивал людей за деньги и вот как говорит следствие, получил заказ на Политковскую. А эти кровавые гады его бутылкой. Убили Козлова – государство виновато. Взяли предполагаемого заказчика Френкеля – тоже государство виновато. Разве если человека арестовала прокуратура, он может быть в чем-то виновным. Ну, скажите, вот грозно спрашивают меня, причем постоянно из Интернета в Интернет, какой мотив был у банкира Френкеля убивать Козлова. Вот и адвокат его говорит, что мотива не было. У нас вообще адвокаты становятся главными ньюсмейкерами, когда речь идет об убийствах. Ребята, ну допустим, вы не в курсе бизнес-тусовки. Вы не знаете, какой банк был у Френкеля, что об этом вся бизнес-элита знает. Вы не знаете, сколько Френкель сменил банков, вы не знаете, как Френкель приглашал в свой банк «Виза», потом ставший "ВИП-банком" господина Козлова и как у них там лично чего-то не вышло. Вы не знаете, как Френкель не хотите слышать, как жаловался всем на свои неприятности с Козловым, как он обегал всю Москву буквально, ища тех, кто помирил бы его с Козловым. Как Козлов жаловался тоже публично, что вот, от имени арбитражного судьи к нему в кабинет звонят и требуют простить банк Френкеля. А когда Козлов перезванивает этому арбитражному судье, то выясняется, что арбитражный судья в отпуске и вообще конечно, не звонил. Допустим, вы все это не хотите знать или просто не в курсе бизнеса. Вы письмо Френкеля читали, в котором написано фактически, что господин Козлов был агентом американских империалистов, который лично вместе с ЦБ хотел свалить дорогого товарища Путина, а вот Френкель попытался в этом разобраться. И что ЦБ помимо того, что он выполняет заказы американских империалистов по развалу чистой пушистой белой российской банковской системы, в частности, банка господина Френкеля, так ЦБ еще и прибегает к услугам чеченских террористов в качестве крыши, чтобы развалить эту банковскую систему. Скажите, до какой степени завистливой паранойи должен дойти человек, чтобы назвать уже убитого Козлова, в убийстве которого он подозревается, шпионом и пособником чеченских террористов. Более того, вот простите меня, но в этих письмах человек явственно обращается к чекистскому лобби. Защитите меня, я вам зато столько плохого про ЦБ расскажу. А тут он обращается к либеральной общественности с жалобой на злобную Генпрокуратуру. То есть этот человек ведет себя точно так же как при организации звонка от имени арбитражного судьи. Человек не думает о последствиях, если сравнят реальный ряд фактов. Человек не думает, что нельзя быть одновременно и жертвой американских шпионов в ЦБ и жертвой злобного кровавого режима. Ну, хорошо это сам человек не думает, а люди, которые это читают, почему они об этом не думают. Вот адвокат говорит, что у Френкеля не было плохих чувств к Козлову, и либеральная общественность в этом уверена, адвокат же сказал. Убили Хлебникова - сразу конечно, государство виновато. Он что-то там сделал против государства. Чеченцы? Какие чеченцы. Адвокат же говорит, что они не виноваты. Ну, хорошо, вам лень изучать дело. Вам лень смотреть на звонки, с места преступления, отпечатки пальцев, которые остались на машине, отпечаток. Вы не знаете личности обвиняемого Казбека Дукузова. Вам плевать. Но такой момент. Обвиняемые в убийстве Хлебникова, обвинялись в совершении ряда заказных убийств. В том числе Яна Сергунина, чеченского крупного чиновника. Вот вдова Сергунина она считает, что на скамье подсудимых сидели настоящие киллеры. Ее что, подкупили, запугали, она не знакома с особенностями дела. Нет, адвокат же сказал, что они не виноваты. Вот когда речь идет об арестованных, у либерала сразу возникает два железных обоснования его невиновности. Во-первых, его арестовала наша подлая Генпрокуратура. Во-вторых, адвокат же сказал, что он невиновен. И вот то же самое с Политковской. Хорошо, либеральная общественность не знает обстоятельства дела. Но вот «Новая газета» она что, врет? Илья Политковский говорит, что он доволен результатами следствия, доверят им, он что, врет? Его запугали, купили, он что, часть преступного государства? Почему достойны веры не слова сына убитой, а слова адвоката убийцы? Господа, неужели вам не видно, что вас просто используют? И такой маленький у меня опять вопрос к коллегам. Статью в «Коммерсанте», в которой рассказано про алиби всех подозреваемых и в которой даже для полковника Рягузова нашлось доброе слово, у нас при каких условиях чекисту может найтись доброе слово в либеральной оппозиционной прессе? Если этого чекиста обвинят в убийстве Политковской, сразу же будет написано, что оказывается он спорил со своими коллегами и пострадал за то, что не хотел убийства господина Пуманэ. Хорошо, почему статью в «Коммерсанте» перепечатали все, а статью в «Новой газете» на нее никто даже не сослался, включая либеральные сайты. Это для меня непостижимо. 363-36 59 – телефон прямого эфира. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Юлия, Меня зовут Мурат. Я из Екатеринбурга. Я бы хотел вот какой темы коснуться. Я вам звонил по поводу ситуации на Северном Кавказе. Вы сказали, что сейчас мусульмане, которые воюют с федеральными войсками это те ваххабиты, которые хотят исламско-шариатское государство. А вам не кажется, что это как бы натянутое предположение такое?

Ю. ЛАТЫНИНА – Если можно конкретнее скажите. Потому что извините, на Северном Кавказе это как в Африке. В Африке много разных государств. На Северном Кавказе тоже много разных республик, абсолютно уникальная ситуация в каждой.

СЛУШАТЕЛЬ – Так скажем в Дагестане, в Ингушетии, частично в Чечне. И еще мне кажется, понимаете, сейчас этот жупел ваххабизм используется просто для обозначения нелицемерных мусульман. Потому что возможно вам, нравятся лицемерные, те которые как вы говорили, как муфтий Дагестана вроде бы да, что где мы найдем столько мусульман для мусульманского государства. Вам не кажется странным, допустим, для муфтия такие слова. Это раз. И еще…

Ю. ЛАТЫНИНА – Нет, мне не кажется. Я конечно не мусульманский теолог, но мне кажется, он имеет в виду, что джихад надо вести, прежде всего, самого себя. Против неверия в своей душе, а не против неверных.

СЛУШАТЕЛЬ – Понимаете, когда вас убивают и ваши семьи, то джихад можно вести, вы тоже не мусульманский теолог мне кажется, можно вести и против захватчиков вашей земли. Джихад он такой термин как борьба с неверием. Вы, наверное, это знаете. Поэтому борьбу с неверием можно вести разными способами, в том числе и войной, когда это агрессивное нападение на тебя и на твою землю. Это раз. И, во-вторых, я бы еще хотел коснуться, вы как-то спрашивали, почему в России так мало ценится человеческая жизнь. Вам не кажется, что ценится она так мало, потому что Россия она всегда была империей и сейчас продолжает быть империей, и даже вы являетесь в какой-то степени апологетом этой империи, только…

Ю. ЛАТЫНИНА – Скажите честно, вы ваххабит?

СЛУШАТЕЛЬ - … считаете умной империей.

Ю. ЛАТЫНИНА – Мурат, скажите честно, вы ваххабит?

СЛУШАТЕЛЬ – Если вы хотите сказать, что ваххабит это нелицемерный мусульманин, то называйте меня ваххабитом.

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – Я оружие пока конечно в руки не взял и не собираюсь.

Ю. ЛАТЫНИНА – Но вы только что сказали, что если ваших единоверцев убивают, вы должны взять в руки оружие. Вы только что сказали, что джихад должен быть не только сердца, но и руки.

СЛУШАТЕЛЬ – Понимаете, когда приходят и убивают ваших родственников, ваших детей, как вы думаете, надо позволять это делать с собой?

Ю. ЛАТЫНИНА – Мурат, люди, у которых убили родственников, детей, мы сидим в годовщину 1 сентября, эти люди вошли в школу в Беслане, и не давали пить детям и подвесили над головами детей бомбы. Эти люди по-вашему вели справедливый джихад или какой?

СЛУШАТЕЛЬ - Эти люди несправедливый джихад, если вы хотите мое мнение.

Ю. ЛАТЫНИНА – Ну и на том спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – И не должны были, в исламе запрещается… общую войну, тем более с детьми. Это должен быть направленный именно против агрессора конкретного. Вот те люди, которые воюют с войсками, которые воюют с так называемыми правоохранительными органами, которые практически превратились в органы террора, именно террора на Северном Кавказе, вот те люди, по моему мнению имеют право на джихад.

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо, вы знаете, это слишком сложная теологическая тема, в которой очень возвышенная теология используется для совершенно мирских целей. И в которой право, я бы действительно не влезала из риска сказать что-то не то. Я вижу самые разные истории. В самых разных республиках. И я знаю в Дагестане истории, когда ваххабиты использовались властями в качестве наемных киллеров и в качестве самой дешевой киллерской силы. Насколько я понимаю, два последних покушения на министра внутренних дел Дагестана Адильгерея Магомед-Тагирова на минуточку были устроены приблизительно таким способом. Я знаю совершенно дикую историю, которая в Дагестане только что произошла, я не хотела ее рассказывать, сначала уточнить, но я тогда ее все-таки сейчас расскажу. А потом уточню. В Махачкале около главной мечети есть здание исламского института, я разу заверяю, что это не только не ваххабитский исламский институт, а наоборот, самый правоверный, который ненавидит ваххабитов. Несколько дней назад ученики института поймали там людей с бутылками бензина, которые собирались, не бутылкой, ведрами, не знаю чем, в общем, собирались поджигать институт, начали их бить. Причем двое было каких-то непонятно один таджик, другой азербайджанец, то есть они вообще были какие-то наемные пришлые. А у третьего по словам тех, кто с ними разбирался, были корочки ФСБ, все эту теплую компанию сдали в РУБОП, причем эфэсбэшник естественно, из ментовки исчез. Вот когда я пытаюсь в этом разобраться, я еще раз повторяю, непроверенную историю рассказываю, я ее обязательно до конца проверю. Вот что делал сотрудник ФСБ, поджигая здание абсолютно правоверного института, который является абсолютным противником ваххабизма. Еще раз повторяю, вот мне мой собеседник спасибо… сказал, что Беслан это нельзя. А вот как в Ингушетии 22 июня можно. Я слышала людей, которые говорят, что и Беслан можно. И мне не хочется, я знаю, как опасно близко друг к другу стоят эти два мнения. И не знаю, где начинается тот человек, который берет в руки оружие и убивает милиционера, потому что милиционер убил его сына и где начинается тот человек, который после этого идет в Беслан. Потому что таких тоже очень много. Я ни в коем случае не хотела бы свести ваххабизм или то, что называется ваххабизмом на Кавказе, неважно, как это конкретно назвать, но речь идет о том, что на Кавказе должно быть построено мусульманское государство и что нами не должны править неверные, я не хотела бы это свести к чистой истории о том, что эти люди, которые стреляют. Но еще раз я повторяю, что убеждение этих людей, мне это подсказывает диалог с собеседником, я специально так долго говорила, они несовместимы со светским государством не только в России, не только на Северном Кавказе, но и в любом другом куске мира. И то, что они построят, они построят то, что построили талибы в Афганистане. Не очень приятный режим. Другое дело, что вопрос, что делать с этими людьми. Вот как надо это вопрос упорядочить. Примерно с таким же вопросом сталкивались все державы в Европе в 17-18 веке, когда распространялись секты, сектантов трясущихся, шейкеров, баптистов и так далее. Все эти секты если бы они победили, были абсолютно несовместимы со светским государством Европы. Но когда они не победили, они наоборот построили светскую Америку. Потому что когда этим людям казалось невозможным построить собственное государство, они построили собственный бизнес. Вот также фактом является то, что ваххабиты, по крайней мере, скажем, в той же Кабардино-Балкарии, как правило, являются фантастически трудолюбивой частью населения. Они не пьют, не курят наркотиков не употребляют. Соседу отнесут телевизор, если у них в семье два телевизора. А потом он пойдет этот человек, который не пьет, не курит, возьмет автомат и пойдет в Беслан. Я не знаю, как бороться с этим конкретно, если только не дать один общий рецепт. Потому что если государство будет нормальным, то это грубо говоря болезнь не опасная для государства. А если государство будет таким, какое оно есть сейчас, то эта болезнь опасная для государства. Потому что, возвращаясь к Беслану. Прошло три года. Что произошло в Беслане? Мы теперь это уже понимаем. 1 сентября президент Путин летел в Нальчик, летел открывать школу. Собственно именно поэтому насколько я понимаю, милиционеры, которые должны были нести охрану школы, были выставлены вдоль дороги из Владикавказа в Нальчик, чтобы охранять кортеж президента и именно поэтому этих милиционеров так упорно защищают. Президент, который любит показывать, что он мужчина, что он солдат, что он главнокомандующий, ему это было, знаете как испытание, посланное свыше. Но президент решил, что он лучше будет руководить процессом из Москвы, развернул самолет, и все маленькие начальники поняли это как знак. Они все стали разворачивать свои маленькие самолетики. Ведь проблема не в том, что в Беслане принимались какие-то страшные решения. Проблема в том, что не принималось никаких. Никто не принимал решение не позвонить террористам на телефон, который они вынесли. Просто не позвонили. Вряд ли кто-то принимал осознанное решение соврать про число заложников. Просто соврали, потому что было неудобно говорить, что их много. Поэтому давайте скажем, что их 350. А то, что террористы после этого перестали давать детям воду со словами: вот говорят, что вас 350, пусть и останется. Это как бы вне сферы компетенции тех, кто принимал решение. И решение, судя по всему, было принято только одно: в тот момент, когда стало ясно, что в Беслан может приехать Масхадов, и стало ясно людям, что как же это президент Путин развернул самолет, а Масхадов приедет, непризнанный президент Ичкерии приедет. То как бы ни было выгодно это для спасения жизни людей, как бы ни было выгодно для компрометации самого Масхадова, потому что если бы Масхадов добился освобождения заложников, можно было сказать: как вот он какой руководитель террористов. А не добился бы освобождения заложников, можно было сказать: да его даже собственные террористы не слушаются. То есть приезд Масхадова был плюсом для всех сторон, за исключением нравственного минуса для всех тех, кто руководил на данный момент бардаком. И тогда было принято страшное решение, решение заявленное, как оно заявлено в докладе Юрия Савельева, решение о том, что ну вот, давайте пустим в спортзал гранату, и может, надеялись, что ударной волной будут сброшены бомбы, подвязанные террористами и заложники смогут разбежаться, может, думали, что все взорвется, взорвутся и террористы и заложники. Я не знаю, на что надеялись. Факт остается в том, что сначала взорвалась одна граната в 13.03, потом в 13.04 взорвалась другая. И только в 13.29 сдетонировала уже бомба, которая была подвешена террористами. И после этого несколько часов спортзал не тушили, и очень много людей в нем сгорело. И после этого уже ночью напомню, что во всем Беслане не было оцепления, и вдруг это оцепление ночью поставили. И когда женщины подходили, чтобы узнать, что там происходит, им говорили, нельзя, там бомбы. Но женщины видели, как грузовиками вывозят мусор. У меня вопрос, как же с места преступления даже самый маленький ДТП случается, и то какими-то клеточками ограждают, желтенькими полосочками. Как же с места преступления, где погибло столько народу, где все это взорвалось, можно было вывозить КАМАЗами улики. Кто это мог сделать? Два года назад женщины Беслана пришли к Путину и сообщили ему, что по школе стреляли танки. Путин обещал разобраться. С тех пор разобрались с Ходорковским, с Гуцериевым, с Кавыктой, с Сахалином-2, но с танками так и не разобрались. И еще к вопросу о Беслане и об Ингушетии. Примерно год назад власти Ингушетии случайно признали, что террорист по кличке, по позывному Магас, по имени Магомед Евлоев, который первоначально значился среди участников нападения на Беслан и который был, по крайней мере, одним из лидеров, а возможно и главным лидером, жив, потому что власти Ингушетии случайно признали, что именно он организовал убийство и.о. начальника ингушского ОМОНа Мусы Нальгиева. Телефон прямого эфира 363-36-59. sms 985-970-45-45. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Алексей из Подмосковья. Реплику и вопрос. Реплика на ту тему, что наша прокуратура не всегда не права. Однажды даже саранча принесла пользу, кода на ее пути встретилась группа наркоторговцев.

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – И вопрос. Дело в том, что в сентябре произошел в Северной Осетии сход ледника, когда там больше 100 человек погибло, среди них Сергей Бодров. Это тоже ведь нельзя забывать. Что там сейчас происходит, просто об этом нигде не слышно.

Ю. ЛАТЫНИНА – Вы извините, я просто не знаю, что там происходит со сходом ледника. Кстати к вопросу о саранче, которая принесла пользу. На этой неделе я видимо, не успеваю сказать про господина Гуцериева, мне это очень жалко, я тогда предлагаю всем читать «Новую газету», извините за рекламу. Потому что мне кажется, что, прежде всего то, что произошло сейчас, очень коротко то, что произошло с господином Гуцериевым, который напомню, заочно арестован Тверским судом, это, прежде всего подлость. Вот мы очень часто говорим о каких-то финансовых вещах, когда касается подобных происшествий. Но вот эта подлость заочно арестовывать человека, у которого только что погиб сын. Причем очень важно подчеркнуть, что финансового смысла эта подлость не имеет, потому что компания уже продана Дерипаске. Но, тем не менее, эта подлость имеет важность не только нравственную, но и экономическую. Потому что эта подлость показывает, что у людей отказали тормоза. И когда у людей отказывают тормоза, это всегда кончается плохо. Я думаю, что удивительность истории с господином Гуцериевым заключается не в том, что его съели после Михаила Ходорковского, уже многие говорят Михаил-2. А в том, что обычно такие истории у нас проходили очень тихо и Сахалин-2 сожрали тихо, кто знает, как Норд-газ сожрали, Норд-газ сожрали тихо. А в том, что эта история получила неожиданное человеческое измерение. Человеческое измерение она получила тогда, когда Гуцериев вместо того, чтобы сидеть тихо, написал письмо. Письмо о том, что компанию отбирают силой. Это был очень хитрый ход, потому что на самом деле это был весьма неглупый ход, напомню, что к этому моменту компания была продана Дерипаске. Деньги Гуцериев получил, и получалось, что Гуцериева гнали на флажке одни люди силовики, компания продана другому человеку Дерипаске и силовикам теперь приходится выяснять отношения с Дерипаской. Кстати, стратегический смысл всей этой истории заключается, конечно в том, что будет Дерипаской. Потому что он купил компанию, на которую претендовали совсем другие люди. И вряд ли с Дерипаской будет что-то плохое, это, грубо говоря, как с ГАИ, вряд ли права у него отберут, но скорее всего прокол в правах сделают. Но самое страшное, что вся эта история вдруг обернулась ужасной личной вещью. Личной вещью, связанной с тем, что, как правило, все, что думает бизнесмен, что думает его семья, его сын, это все всегда остается за кадром в такого рода историях. И в данном случае это стало главной составляющей истории. Потому что после того, как Гуцериев поссорил покупателя одного и другого предполагаемого покупателя не состоявшегося, у него попал в ДТП сын. И поставьте себя на место отца. Вопрос: если бы у отца не отняли компанию, попал бы юноша в ДТП или нет. И понятно, как это отвечает на этот вопрос потерявший сына горец-миллиардер. Я думаю, что объявление Гуцериева в розыск в частности может быть связано с диким животным страхом. Потому что за границей сидит горец, у которого отобрали компанию и этого горца больше нет сына и есть 3 млрд. долларов. Еще раз, это тот редкий случай, когда бизнес-история внезапно превратилась в историю о человеческих чувствах. Еще буквально полминуты о саранче, возвращаясь к саранче, приносящей пользу. На этой неделе случилось удивительное событие, отправлен в отставку начальник космодрома Плесецк. Он отправлен за то, что на вверенном ему космодроме офицеры забили сначала солдата до смерти, а потом кинули его собакам. Где собаки его и дожрали. Я вспоминаю прежнего министра обороны, который на каждую историю о дедовщине реагировал как на личное оскорбление. И всегда находилась тысяча и сотня соучастников, которые начинали объяснять, что собаки не кусаются, что рядовой помер сам. Что офицеры были трезвее стеклышка. И это казалось неизбежным, что всегда будет так происходить. И вдруг пришел другой начальник, я не хочу идеализировать господина Сердюкова, я понимаю, что он подельник, что он человек, который помогал делить ЮКОС. Я надеюсь, что на Нюрнбергском процессе по делу ЮКОСа господин Сердюков будет сидеть в первых рядах, но я не могу не выразить своего восхищения перед одним простым поступком. Начальник увидел, что у него офицеры убили солдата и бросили собакам, и он их уволил, и от этого система не перевернулась и не упала с неба на землю. И если двадцать раз будут уволены такие начальники космодрома, то количество дедовщины в России станет вдвое меньше. Всего лучшего, до встречи через неделю.



Другие эфиры
19 апреля 2014, 17:05
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
12 апреля 2014, 19:06
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
08 марта 2014, 19:06
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
22 февраля 2014, 19:00
Код доступа
Ведущие:
Юлия Латынина обозреватель "Эха Москвы"
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1169684

1133040

Физик Александр Горский о своем увольнении после поездки в США и «реформе РАН» в одном отдельно взятом институте

Совет по науке при Министерстве образования и науки вступился за уволенного физика Александра Горского. Речь об истории с увольнением учёного из Института теоретической и экспериментальной физики Академии наук за поездку на международную конференцию, не оформленную приказом по институту.



1090015
1066304

876074
1106900
795394
681013
681012
743643

Ксения Собчак:  Гранин. Послесловие

 С Даниилом Александровичем я хотела поговорить давно, но получилось только сейчас. Должна признаться: мне даже понравилось, как он мне отказывал.Звонила я ему сразу после рокового опроса на «Дожде». Он меня справедливо…
Сказано на свободе
России нужна стабильная Украина-партнер, или бесконечная смута? Дестабилизация в регионе между Европой и Россией, где живет 45 миллионов человек - очень опасная вещь.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы