Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
Документ
Все документы Версия для печати

Открытое письмо адвоката Бориса Кузнецова Юлии Латыниной

26 июля 2007 | 12:14
Юлии Латыниной. С любовью и грустью. Письмо из …Евразии.





Я Вам искренне признателен, во-первых, за блестящую рецензию на мою книгу «Она утонула…» Правда о «Курске», которую скрыл генпрокурор Устинов», (помоему я уже благодарил Вас, но мне приятно это делать каждый раз, когда Вы упоминаете меня или моих клиентов), во-вторых, большое человеческое спасибо за мою поддержку в публикации «О борцах за демократию и адвокате Кузнецове» на страницах «Ежедневного журнала».



Ваши слова: «Что, вы спросите, я хочу сказать, что ФСБ поступило правильно, наехав на адвоката Кузнецова? Отнюдь, нет. ФСБ обделалось по полной. ФСБ не законно прослушивала телефон Чахмахчяна, а когда адвокат Кузнецов обнаружил факт преступления, совершенного ФСБ, ФСБ не нашла ничего лучше, как завести на Кузнецова уголовное дело» стоят дорогого.



Особая благодарность за веселые минуты, которые Вы доставили в упомянутой публикации «О борцах за демократию и адвокате Кузнецове». В моем грустном положении веселиться не пристало, но, не скрою, Вы доставили мне несколько веселых минут.



Вы приводите целый перечень дел, которые я вел в разные годы и оцениваете их со своей журналистской позиции, а в конце делаете вывод: «А уголовное дело на адвоката Кузнецова не делает ни адвоката Кузнецова, ни его подзащитного Чахмахчяна, ни другого подзащитного Каитова борцами за свободу и демократию».



Кто Вам сказал, что адвокат Кузнецов, я уже не говорю о бизнесмене Каитове и сенаторе Чахмахчяне, борцы за свободу и демократию и какое отношения их политические воззрения имеют к тем уголовным делам, которые Вы беретесь обсуждать.



Простите, Юлечка, но в Вашей очаровательной головке твориться такой же бардак в борделе, когда в местечко входила крестьянская армия Нестора Махно.



Вас они мои доверители, подзащитные, клиенты, а я их адвокат, их обвиняют, а я их защищаю от обвинения или иска. Все они и скрипач Григорий Жислин, народный артист, между прочим, и генеральный директор «Международного литфонда» Гулумян, а также те, которых Вы забыли или не посчитали нужным включить в этот список: Дмитрия Рогозина, Галину Старовойтову, артиста Георгия Юматова, ученого Игоря Сутягина, политика Владимира Шумейко, контр-адмирала Юрия Кличугина, Майю Михайловну Плисецкую, , Петра Рожка, незаконно депортированного из Эстонии, руководителей Российской общины Севастополя и сотни других моих клиентов имеют разные взгляды на демократию и свободу.



Меня со всеми этими людьми объединяют отнюдь не политические воззрения, а защита их нарушенных прав: они обратились за профессиональной защитой и они ее получили. Вам наверно в голову не придет интересоваться у врача список его пациентов, а тем более ассоциировать политические убеждения врача и тех, кому он лечит геморрой.



Не думаю, что Вам известна статья 18 Основных положений о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке), которая гласит: «Адвокаты не должны идентифицироваться с их клиентами и делами клиентов в связи с исполнением их профессиональных обязанностей».



Вы пишете: «Либо ты защищаешь Каитовых, в том числе и каитовых, и тогда ты адвокат, либо ты защитник униженных и оскорбленных».



Юлечка, Вы сами в заголовке публикации пишете, что Кузнецов таки адвокат. Значит, признаете за мной право адвокатствовать. Вы спрашиваете: А кто защищает обиженных и оскорбленных? Позвольте встречный вопрос: А кого Вы считаете униженными и оскорбленными? Это матери погибших от дедовщины солдат, обманутые вкладчики, потерпевшие от терактов в Беслане, на Дубровке или родные погибших на «Курске»? Может быть, их защищают не я и не мои коллеги? Я бы мог Вам рассказать о сотнях талантливых адвокатов Межреспуликанской коллегии адвокатов, которые защищают офицеров и солдат в забытых Богом военных гарнизонах и получают копеечные гонорары. Конечно же, есть в России плеяда блистательных правозащитников: Людмила Алексеева, Сергей Ковалев, Юрий Рыжов (защищает учерных), Мариетта Чудакова, сотрудники и активисты «Мемориала», Комитета солдатских матерей, но они не юристы и не ведут конкретных дел с точки зрения профессиональной юридической защиты.



Вопрос: Кто у нас в стране защищает обиженных и оскорбленных? Не остался без ответа и не повис в воздухе. Обиженных и оскорбленных в России защищают адвокаты, правозащитники и журналисты.



Вы тоже защищаете потерпевших по делу Каитовых – родственников Богатырева, Байчорова и других, которые в 3 часа 30 минут ночи приехали с автоматами и гранатометами разбираться с личными обидами на кемпинг «Кавказцемента» и первыми открыв огонь, были уничтожены охраной. Не буду продолжать полемику по этому делу. О деле Каитова мы с Вами обменялись мнениями (см. «Горы идут к Магомету» Ответ на материал Юлии Латыниной, «Новая газета» № 67 (1092), 12.09-14.09.2005 г.), читатель прочитает и сам разберется. В этом деле есть и трагедия погибших ребят, их родителей, есть политические интересы некоторых лиц, есть люди, которые «рулят» судебным процессом и есть судьи, которые четко и по военному отвечают: «Есть!», есть и пиаркомпания, активным участником которой Вы являетесь. Уголовное дело на кассационном рассмотрении в Верховном Суде России. Подождем.



Только замечу, что не вменяют в вину Каитову ни убийство вице-премьера Тибуева, ни убийства начальника СИЗО, который якобы не выпускал Каитова из камеры, чтобы он мог жить на даче. Тамошние следователи и прокуроры, во главе с уже бывшим председателем Верховного Суда КЧР Бурлаковым, который «рулил» по утверждению Александра Хинштейна суд над Каитовым, не преминули бы «довесить» Каитову еще статью и пару трупов. Но у них нет оснований для обвинения, а у Вас есть. Какая Вы у нас право «многостаночница», все то Вы понимаете, во всем разбираетесь.



Не знаю, известно ли Вам, но потерпевших по делу Каитова не Вы одна защищаете, вместе с Вами в один ряд встали писатель и телеведущий Андрей Караулов, писатель, депутат и журналист Александр Хинштейн, с которыми (как я уже писал Вам раньше, ни один порядочный человек на одном гектаре чай пить не сядет. И кормятся «защитнички» (А Вы?), похоже, из одного корыта. Спонсоры борцов с Каитовым, а самое главное, с его тестем – президентом КЧР Мустафой Батдыевым, одни и те же. Классная у Вас компания, а защиту потерпевших по этому делу ведут адвокаты, в отличие от Вас, они это делают профессионально.



Когда журналисты просят меня прокомментировать какое-либо дело, про которое я наслышан только по печати, я чаще всего отказываюсь, а если нет, то отделываюсь общими фразами или ссылками на законодательство. У Вас иной подход.



Вы обсуждаете уголовные дела Каитова и Чахмахчяна, гражданские дела по иску Григория Жислина и «Международного литфонда», в которых, Вы, простите, «ни «ухом, ни рылом…». И узнали Вы о них, как Вы сами говорите «…случайно через общих знакомых».



Вам бы полистать многотомные дела, вникнуть в суть, уж тогда я бы мог с Вами поспорить по каждому доводу…, но как я могу с Вами спорить и о чем, если предмет разговора Вам известен со слов, а по этим упомянутым Вами делам, я работал ни месяц, ни два, а годы.



По делу скрипача Григория Жислина позвольте слегка возразить… .



В далеких семидесятых прошлого века скрипач Григорий Жислин выиграл конкурс скрипачей в Венеции и ему предложили работу в Москве. При участии Министерства культуры СССР (переписка сохранилась) ему продали за гонорар квартиру в особняке на ул. Щусева, кроме квартиры, имеющую отдельный вход, большую часть особняка действительно занимали мастерская художников, которая, кстати, не является жилым помещением. Жислин претендовал только на квартиру, а не на весь особняк, как это может показаться читателю из Вашей публикации.



Вы правы, документов, подтверждающих право Жислина на собственность этой квартиры, не осталось: собственный договор пропал в залитой квартире, в нотариальной конторе случился пожар, но следы остались. Удалось в архиве Краснопресненского райисполкома г. Москвы найти документы, которые прямо свидетельствовали, что квартира была продана Жислину, а еще свидетели: Игорь Косталевский, Николай Петров, Михаил Швыдкой и другие потвердили право собственности на квартиру Жислина… Что же касается «интеллигентного» юноши Миши Народицкого, то загляните в ближайшее отделение милиции, найдете с десяток приводов и задержаний за противодействие исполнению решения Пресненского суда, который признал право собственности на квартиру за Жислиным, это решение потвердил и городской суд, и Верховный Суд России. Вы это называете рейдерством, а меня – адвокатом мафии? Если Жислин, Швыдкой, Косталевский, Петров – это мафия, то я уж точно активный член, а сама организация – премиленькая.



Что же касается, как Вы пишете, «тотального разграбления «Международуного литфонда», то это не ко мне. Обвинения в разграблении звучали при мне, а было ли само разграбление, сказать не могу, я этим не занимались. Суть этого спора – кто генеральный директор, кто командует многомиллионной собственностью Литфонда. Адвокаты Бюро вступили в дело, после обращения группы писателей: Риммы Казаковой, Юрия Черниченко, Александра Ткаченко, Анатолия Приставкина и других, которые поддерживали тогдашнего Генерального директора Р.Гулумяна. Другого генерального директора Переверзина поддерживали писатели Феликс Кузнецов, Юрий Поляков и другие, фамилии которых из-за времени запамятовал. Шел судебный процесс по-моему пару лет, Савеловский суд гор. Москвы признал, что настоящий генеральный директор Гулумян, потом были другие процессы. Чем они закончилось, я, честно говоря, не знаю, т.к. адвокаты Бюро вышли из этого дела. Обычное дело, обычная ситуация - борьба за собственность «Международного литфонда», бьются две группы писателей, мне симпатичнее те, чьи интересы я представлял, если Вам ближе Феликс Кузнецов, то это дело вкуса. Это что «рейдерство» адвоката Кузнецова? Не буду придираться к терминам. Если Вам так хочется, не возражаю.



Недавно прочитал публикацию Мариетты Чудаковой, которая пишет об ученом Игоре Сутягине, осужденном за государственную измену путем шпионажа и о …Вас, Юлечка. Позвольте, процитирую: «Но ведь давно и не нами сказано: клевещи-клевещи - что-нибудь да останется! Всплывают со дна советского времени слоганы НКВД и облученнных им - "У нас ошибок не бывает!", "У нас зря не сажают!", "Нас же с вами не посадили!". И вот уже Юлия Латынина (в свое время блестящая моя студентка, и то, о чем я сейчас упомяну, было для меня некоторым личным ударом), ведя разговор со слушателями "Эха Москвы", мимоходом, с какой-то веселой удалью каратистки (мне нравилось, что она в детстве занималась каратэ), бьет по лицу человека, не принимая во внимание, что он в наручниках. Она считает, что отечественное правозащитное движение "не выполняет полностью своей роли" - вот Игоря Сутягина они, правозащитники, считают "примером несправедливых преследований со стороны ФСБ, хотя господин Сутягин заключил непонятно какой договор с непонятно какой фирмой... почему-то эта фирма для исследований инвестиционного климата России интересовалась строением российских подводных лодок и ее баллистическими ракетами. Ну, при том что, поскольку наши фээсбэшники, извините, уже сильно дисквалифицировались, они не смогли доказать, на мой взгляд, не смогли профессионально доказать, что Сутягин заключил договор именно со шпионской фирмой, я, извините, никогда не стану защищать этого человека".

Не станете так не станете - каждый волен в такого рода выборе. Уверять же, что они не смогли, а я, Юлия Латынина, могу, - это уже попахивает самонадеянным девизом "Чего я еще не достигну?" Но для меня тут дело не в личных качествах, а в том, что фонтан шпиономанской грязи, вырвавшийся из советских глубин, заливает все и всех. Растление общества движется скорыми шагами. Вот и Юлию Латынину уже не смущает (я - возможно, ошибочно - исхожу из того, что еще недавно смутило бы), что своим утверждением она практически обвинила в сознательной лжи и Юрия Рыжова, и не просто нобелевского лауреата (и они, как известно, разные бывают), но еще и благородного человека Виталия Гинзбурга. Или оба академика тоже, по ее мнению, "сильно дисквалифицировались"? Рыжов, Гинзбург, другие достойные люди еще в 2004 году обратились по поводу дела Сутягина к президенту Путину, твердо заявив, после изучения его дела и работ, о "судебной ошибке". Они просили президента воспользоваться своим конституционным правом на помилование».




Как адвокат Сутягина подтверждаю: никаких обвинений в его адрес, связанных с Военно-Морским Флотом, в деле нет.



Ваша манера изложения фактов меня уже перестала удивлять, но просматривается некая тенденция: Вы «поливаете» тех, кто противостоит произволу спецслужб, при этом слегка «пощипываете» ФСБ за непрофессионализм и другие мелкие грехи. Если бы я носил погоны с фиолетовыми просветами, то для дискредитации правозащитного движения, я бы организовал изложение такой же оценки деятельности правозащитников. Избави Бог, Вас я ни в чем не подозреваю, но …тенденция… .



Еще со времен римского правосудия действовало правило: выслушай обе стороны. Это правило, как мне думается, в полной мере касается и журналистов. Придерживайтесь и Вы его, Юлечка, и тогда, садясь на коня судебного репортажа, журналистского расследования, Вы всегда будете попадать ногой в стремя, а… не в другое место.





Остаюсь преданным поклонникам Вашего

редкого публицистического таланта, а все

остальное… мелочи.





Борис Кузнецов, адвокат





Но ведь давно и не нами сказано: клевещи-клевещи - что-нибудь да останется! Всплывают со дна советского времени слоганы НКВД и облученнных им - "У нас ошибок не бывает!", "У нас зря не сажают!", "Нас же с вами не посадили!". И вот уже Юлия Латынина (в свое время блестящая моя студентка, и то, о чем я сейчас упомяну, было для меня некоторым личным ударом), ведя разговор со слушателями "Эха Москвы", мимоходом, с какой-то веселой удалью каратистки (мне нравилось, что она в детстве занималась каратэ), бьет по лицу человека, не принимая во внимание, что он в наручниках.

Она считает, что отечественное правозащитное движение "не выполняет полностью своей роли" - вот Игоря Сутягина они, правозащитники, считают "примером несправедливых преследований со стороны ФСБ, хотя господин Сутягин заключил непонятно какой договор с непонятно какой фирмой... почему-то эта фирма для исследований инвестиционного климата России интересовалась строением российских подводных лодок и ее баллистическими ракетами. Ну, при том что, поскольку наши фээсбэшники, извините, уже сильно дисквалифицировались, они не смогли доказать, на мой взгляд, не смогли профессионально доказать, что Сутягин заключил договор именно со шпионской фирмой, я, извините, никогда не стану защищать этого человека".

И еще характерная черта общественного разложения - ну, считает шпионом, так обмолвилась бы хоть словом о жестокости срока... За семь лет работы в Комиссии по вопросам помилования сколько раз мне встречались приговоры за вполне доказанные убийства по 5-6 лет. И то нередко просили президента убийцам - из снисхождения к малолетним детям, по разным иным причинам - скостить немного срок. А тут - 15 лет, и то, видимо, показалось мало, поскольку фээсбэшная недоработка налицо. "Ужасный век, ужасные сердца!"

Никакие секреты наших подводных лодок (помолчать бы нам про них, вообще-то; жесткая книга Бориса Кузнецова "Она утонула...": правда о "Курске", которую скрыл генпрокурор Устинов (записки адвоката)", розданная участникам слушаний, как-то к этому скорей толкает) Сутягин никому не передавал - лодки вообще никогда не фигурировали ни в одном из обвинений. Это подробно разъясняет ответственный секретарь Общественного комитета в защиту ученых Эрнст Черный в своем обращении по поводу заявления г-жи Латыниной. Но, в соответствии с духом времени, его исчерпывающий комментарий можно прочесть лишь на менее посещаемых сайтах, чем сайт "Эха Москвы".



Продолжение переписки:

  • Ответ Ю.Латыниной "Господину Кузнецову, без уважения и без любви"
  • Ответ Б.Кузнецова "Полный отлуп"

  • Станьте
    членом клуба
    и получите дополнительные преимущества на сайте
    Дежурный по сайту
    Эфирный телефон: (495) 363-36-59
    sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
    tweet в эфир: @vyzvon
    Поддержка - problem@echo.msk.ru
    Дилетант - Плавание аргонавтов



    Николай Сванидзе: «Если наша исключительность – жрать один хлеб и носить одни штаны, то и свобода слова не нужна»

    Лекция историка и журналиста Николая Сванидзе участникам проекта «Большая перемена». Говорили о том, чего добилась пропаганда в России, как страна самоизолируется новыми стенами, и чем хорош патриотизм.



    1338208
    1090015



    876074
    1106900
    795394
    1287246
    1288620

    681013





    681012
    743643
    1178164

    Твиттер-Собчак-Роскомнадзор. Роман в письмах

    Здравствуй, дорогой Роскомнадзор! Пишет тебе девочка Ксюша из Москвы. Мой иностранный друг по имени Твиттер сообщил, что ты собираешь обо мне какую-то информацию
    Сказано на свободе
    Путин находится в концептуальном тупике. Ему нужен постоянный механизм дестабилизации в Донецкой и Луганской областях как предмет торга с Западом. Ему нужен красивый выход из этой истории, а его нет.

    • списком
    • баннерами
    • coe.ru/
      Информационный центр Совета Европы