nossik

Антон Носик

23 января 2015

F

Выступая вчера в Давосе, председатель правления Google Эрик Шмидт предсказал, что Интернет в привычном нам виде исчезнет. Можно себе представить, сколько пересудов и кривотолков породила эта, в общем-то, банальная констатация у охотников за громкими заголовками. Меж тем, достаточно оглядеться вокруг, чтобы понять, о чём говорит Шмидт.

1959404
Эрик Шмидт в Давосе, фото Reuters

«Исчезновение» Интернета — это не возврат к докомпьютерной эре и не иссякание потоков информации, пронизывающих современный мир. А простое растворение технологий связи в окружающей человека среде. Такое растворение, при котором мы просто перестаём фиксировать в своём сознании событие, которое всего каких-нибудь 10-15 лет назад называлось вполне торжественно: «Я вышел в Интернет». Мы перестаём замечать, как и когда мы в него выходим, перестаём задумываться, в основе скольких привычных нам бытовых процессов лежит передача данных по протоколу TCP/IP. Точно так же, как современный человек в упор не замечает электричества, без которого сегодня во многих городских домах нельзя даже чаю сварить, не говоря уже о гигиенических процедурах в ванной комнате без внешних окон. Попробуйте мысленно фиксировать каждое своё взаимодействие с электроприборами в течение дня — так, как это много лет делали религиозные евреи, которым такое взаимодействие в определённые дни запрещено. Очень быстро эти подсчёты вас утомят, и вы собьётесь со счёта. А религиозные евреи просто наладили «субботнее реле», которое само включает и выключает в нужное время электроприборы.

Другой аспект «исчезновения» Интернета — это отмирание веба как основной платформы для интерактивной доставки информации. Тут есть два аспекта: функциональный и структурный. Например, за последние 15 лет во всём мире созданы сотни и тысячи порталов так называемой деловой информации. Куда человек должен зайти, если его интересует курс доллара, стоимость нефти или котировки каких-нибудь акций. Хочешь официальный или актуальный курс рубля — идёшь на rbc.ru. Хочешь курс AAPL — идёшь на сайт NASDAQ, Yahoo! Finance, Google Finance. Хочешь российские фишки — на moex.com. А хочешь поторговать — иди на сайт брокера, регистрируйся с паспортом, скачивай приложение с ключами...

Меж тем, пользователю iOS сегодня, чтобы узнать любые курсы и котировки, не надо даже программ никаких специально устанавливать. Достаточно настроить предустановленный служебный модуль Shares/Акции, один раз забив туда список интересующих тебя позиций, и все эти сведения будут в реальном времени отображаться на экране твоего телефона, 24 часа в сутки. Хочешь подробностей — тычешь в заинтересовавшую тебя строку, получаешь графики, исторические данные, детализацию и связанные новости. В Андроиде под ту же функцию можно настроить предустановленную поисковую оболочку Google Now. Кому после этого взбредёт в голову садиться за компьютер, топтать клаву, загружая финансовый сайт, вбивать там коды эмиттентов? Или специально ставить на телефон и отдельно вручную настраивать однозадачное приложение, отображающее котировки?! То есть не только мобильные приложения каннибализируют вебсайты, но и мобильная операционная система потихоньку отъедает функционал у установленных на ней сторонних приложений. Какой функционал? В первую очередь — самый востребованный. Тот, к которому пользователь обращается непрерывно. Часы, календарь, погода, почта, персональные сообщения, контакты, финансовая информация... За всем этим люди стремительно отучаются не только ходить на веб, но и помнить имена поставщиков услуги... У привычного нам компьютера с большим экраном осталось ровно два применения, которых не отъел мобильник. Это ввод длинных текстов, для которых, как ни крути, нужна клавиатура, и обработка больших массивов данных, требующих значительного машинного ресурса. Вторая проблема решаема с помощью облака, первая — голосовым вводом. Обе задачи как бы уже и не про Интернет, но на самом деле без него они не имеют решения.

Другой тренд — тоже не новый, но сегодня уже всякому очевидный — это персонализация контента. В прошлом веке оно звучало как глупая страшилка (рассказанная, кстати, Игорем Ашмановым на страницах «Компьютерры» в начале 1997 года). Миллионы людей ходят на один и тот же сайт, но каждый видит там разное, потому что информация сервируется, исходя из персональных особенностей пользователя — географии, языка, личных настроек... Игорь, правда, придумал тогда несколько утопическое применение для этой технологии: манипуляция общественным мнением, подсовывание разным читателям СМИ взаимоисключающих сведений об одном и том же событии. Такого применения за последующие 18 лет не случилось. Больше десяти лет буксовала и «настройка под себя» у крупнейших порталов, вложивших сотни миллионов долларов в развитие этого функционала. Не больше 5% неленивых пользователей находили время, чтобы скомпоновать под свои интересы заглавную страницу MSN, MyYahoo, iGoogle, Mail.Ru. Но потом случились соцсети, где в точности такая же тематическая настройка произошла незаметно для пользователя, без усилия с его стороны. И сегодня самый посещаемый в мире сервис, в 864 миллионами посетителей в день и 1,35 млрд активных подписчиков в месяц, именно так и выглядит. Среди этих 1,35 млрд нет двух человек, у которых бы страница http://facebook.com/ выглядела бы одинаково. Каждый видит в её интерфейсе свой аватар, своё имя, сообщения своих друзей, а также рекламу и новости, отсортированные с оглядкой на его собственную историю лайков и перепостов.

При этом 83% этих пользователей (1,12 млрд человек в месяц) смотрят этот сайт не через веб и компьютер, а через приложение в мобильном устройстве. То есть какая-то (с каждым годом всё более заметная) часть этих самых пользователей уже сегодня не знает, что Фейсбук — это сайт, с адресом www.facebook.com, что он находится где-то там на вебе, куда нужно заходить через какой-то браузер, а для доступа надо сперва купить, затем настроить и подключить какой-то Интернет. То есть и самих этих слов — www, веб, Интернет, сайт, сервер, настройка доступа — сотни миллионов активных пользователей Сети сегодня не знают. И не потому, что забыли за ненадобностью, как мы с вами или Эрик Шмидт, а потому, что подключались впервые в те времена, когда ничего этого знать уже не надо было. Например, в Индии в 2013 году на 9 купленных трубок приходился один смартфон, а в 2014 году соотношение 1/1, то есть половина продаваемых там телефонов умеет заходить в Интернет. Подписку на GPRS/EDGE/3G при этом не надо специально оформлять, базовая квота включена в пакет оператора, настройки телефон берёт прямо с СИМ-карты, а приложение Facebook на устройстве предустановлено. Кто не может разобраться сам — либо зовёт сына, либо заглядывает в ближайший продмаг, где продавец за пару секунд всё настроит (в глухой индийской деревне продовольственный ларёк торгует СИМ-картами как минимум 5 операторов и принимает оплату за их услуги).

Если б вы моего Лёву три года назад спросили, чем отличается наличие Интернета от его отсутствия, он бы вам на счёт раз объяснил: когда есть Интернет, можно смотреть любые мультики, а когда его нет, то только те, которые уже есть на iPad. И добавил бы, что Интернета нет, когда из Москвы выезжаешь. А когда въезжаешь — он снова появляется. Сегодня мой Лёва уже ничего этого не вспомнит, потому что Интернет у него есть всегда. И дома, и в школе, и в машине, и в пределах МКАД, и по дороге в Кратово.

Есть ещё один интересный процесс, отдельный от всего перечисленного: появление у каждого человека своих персональных, непубличных интернет-пространств, тех самых облаков. Всего каких-нибудь 5 лет назад считалось, что у Интернета есть две основные функции: либо ты оттуда получаешь информацию, либо ты там с кем-то общаешься. В любом случае, подразумевалось, что ты туда идёшь, чтобы взаимодействовать с другими людьми: либо вживую, либо через оставленную ими для тебя информацию. А сейчас появилась третья функция, не предполагающая никаких посторонних людей, их глаз и ушей. Твоя персональная ячейка, где с каждым годом скапливается всё больше информации, ценной и интересной на всём белом свете одному тебе. И лежит она там не потому, что какая-то злоебучая пиндосская разведка пожелала всё про тебя выведать и разузнать. А потому, что сам ты за годы цифровой жизни затрахался хранить все архивы сперва на дискетах и CD-ROM с непонятным сроком годности, потом на флэшках и внешних дисках (продвинутые пользователи ещё освоили автономные накопители и Time Capsule). Сегодня уже непонятно, зачем всё это плюшкинское собирательство физических накопителей вообще было нужно, когда есть Dropbox, Evernote, iCloud, Google Drive, Яндекс.Диск, Acronis True Image, да ещё и Фейсбук потихоньку придрочился автоматом все фотографии с мобильника подсасывать в Synced Photos. Формально там квота в 2 гига, но мой архив уже перевалил за 10. Кушать не просит. А потерять этот фотоархив я, пожалуй, не смогу, даже если очень захочу. Чтобы злоумышленникам получить пароли ко всем тем облакам, где хранятся мои бэкапы, я должен буду сам понапрягать голову, ради составления полного списка. Меж тем, из текстов и фотографий, которые я создавал 10 лет назад, очень многое обидно потерялось именно из-за того, что не вспомнить сегодня, на каких носителях живут резервные копии.

В результате с каждым годом активный пользователь всё больше времени проводит не на чужих страницах в Интернете, а в своём личном облаке, где у него сегодня и персональный календарь, и фото, и документы, и кино, и музыка, и книги, и заметки на манжетах. Естественно, когда человек в эти свои архивы залезает, то он не ощущает это как «выход в Интернет» — скорей процесс аналогичен разбору ящиков своего собственного книжного стола. И в ходе такого разбора никому не кажется, что он вышел из повседневной своей среды в какое-то внешнее, глобально-планетарное пространство — так же, как, роясь в своём столе, никто не вспоминает о его производителе, стране происхождения, цене покупки, других владельцах аналогичных столов и т.п. Все эти детали вообще никак не отвлекают от основного занятия, в силу их неизменности и незначительности. Точно так же и доступ в Интернет перестаёт восприниматься как действие и событие.

До этого места я, кажется, ничего нового и удивительного не сказал. Но есть ещё одна интересная деталь, о которой обмолвился Шмидт: что завтрашний интернет-рынок — полностью свободная территория, которая сейчас ещё никем не занята, потому что никто не может знать, по каким правилам там пойдёт игра, когда окончательно отомрут привычные парадигмы настольного потребления информации. Это навскидку довольно небанальная мысль, но, на мой взгляд, совершенно бесспорная. Потому что голые цифры — такие, как 1,41 млн приложений под Android и 1,21 млн приложений под iOS — сами по себе ничего не говорят и не означают. Количество вываленных в открытый доступ приложений не переходит в качество. Тех же софтверных читалок под Android, iOS и букридеры написана не одна сотня — пишут их и гиганты, вроде Amazon и Adobe, и бедные студенты по обе стороны русско-китайской границы. А нормальный человеческий софт для чтения книг — только один: iBooks. И на платформе Android он не представлен. Всё остальное — какой-то адский трэш. Хотя, казалось бы, воспроизвести функционал и интерфейс iBooks под Андроидом — задача банальная, уровня тех же бедных студентов. Но вот не воспроизвели. И бедные пользователи YotaPhone 2 вынуждены на своём роскошном заднем экране ковыряться во всяких Киндлах с Букмейтами, айМобилках и Алдико.

Ещё более наглядный пример того самого поля непаханного — СМИ для мобильных устройств. Дело не в том, что их очень мало: создать-то — дурацкое дело нехитрое, есть же и Meduza.io, и новостной агрегатор News360, причём в двух версиях под каждую ОСь. Но никто — ни читатели, ни редакции — пока не понял, как оно всё правильно должно бы работать, где правильный баланс между оперативностью и навязчивостью доставки, как должны приходить обновления... И не стоит думать, что выбор тут — только между самостоятельным приложением и мобильной веб-версией (хоть и про этот выбор ничего пока не ясно). Например, лично я читаю Медузу не на вебе, не в приложении, а... в чате Telegram. Там есть такой бот, который присылает мне заголовки в момент выхода материалов. Сегодня — в виде гиперссылок, а завтра хрен его знает, как мне покажется удобней. Может, HTML-документ в окне чата отобразить, а может — PDF, или EPUB какой-нибудь со свёрстанной статьёй будет сразу присылаться. Когда траффик безлимитный, полоса от 20Мбит/с, а диск у iPhone уже 128 гига — зачем экономить?!

Кстати, покуда я через Telegram читаю «Медузу» и участвую в нескольких редакционных процессах «Мохнатого сыра», другие люди с его помощью научились удалённо управлять «умным домом» — включать в нём свет и отопление, открывать ворота гаража, запрашивать снимки с камер наблюдения... А если пару минут пораскинуть серым веществом, то придумаются ещё полсотни применений, коллективных и приватных, под которые эта платформа может быть заточена или допилена — от телеканалов и ролевых игр до интернет-магазинов, онлайн-банкинга и техподдержки пользователей. Совершенно при этом не важно, что Telegram — это одно приложение, а не 50. Главное — что в его основе лежит протокол передачи данных, сочетающий скорость, надёжность и максимально возможную защищённость коммуникаций. Хотя навскидку кто б мог подумать, что три этих параметра могут оказаться важны, например, для доставки газетных заголовков подписчику. Или для коллективного просмотра запрещённых картинок богобоязненными ваххабитами Саудовской Аравии.

Так что снова прав Эрик Шмидт: про Интернет, нам привычный, можно забыть, а что грядёт ему на смену — предстоит ещё долго разбираться.

Оригинал

Удивительная история.
На Сахалине и в Самаре, в Тюмени и Ханты-Мансийске, в Подмосковье и Ленобласти, в ЯНАО и Татарстане – во всех российских регионах-донорах – взрослые люди в понедельник утром просыпаются и идут на работу.

1936648

А в тотально дотационной Чечне, живущей на субсидии федерального бюджета, взрослые жители в понедельник утром идут на площадь Кадырова, протестовать против неуважения к законам шариата во Франции.

И в самом деле, не на работу же им идти!
С первым-то местом в России по числу чиновников на душу населения и иномарок на душу чиновника, с последним местом по уровню уплачиваемых налогов, с ежегодно растущими дотациями из федерального бюджета – зачем ещё работать?! Только и осталось, что за шариат во Франции бороться всей республикой.

А работают пусть те неверные, которые оплачивают этот банкет.

Оригинал

Эффективный менеджер РЖД Владимир Иванович Якунин (он же VIY, если верить остроумному названию его лондонской офшорки) заявил телеканалу Россия 24, что публикация сведений о его доходах является неправомерным вмешательством в его личную жизнь. И что если правительство будет настаивать на разглашении этих тайн, то глава РЖД может полностью уйти в частный бизнес:

Моя позиция — это неправомерное вмешательство в мою личную жизнь, в мою информацию. Есть два варианта - либо я подчиняюсь, либо говорю, что меня это не устраивает, пишу заявление и ухожу в частный бизнес.

Госчиновник забыл добавить, что в частный (точнее, семейный) бизнес он готов уйти не сам по себе, а вслед за активами и финансовыми потоками ОАО РЖД, которые давно уже там. Вспомним ту схему, раскрытие которой домовитый железнодорожник считает угрозой себе и членам своей семьи:
Цепочки взаимодействия РЖД и семейных бизнесов Якунина
Якунин настаивает, что «кому надо» структура его бизнес-империи и так давно известна, а вот гражданам России узнавать о ней просто опасно. Да ещё и посредством сайта ОАО РЖД, как того требует Постановление правительства от 18 декабря 2014 года. Покуда схему обсуждают в блоге Навального, или на сайтах деловой прессы — всегда можно пригрозить иском о клевете. А если на официальном сайте РЖД или правительства появятся те же сведения — с кем судиться?!

Трудно, конечно, поверить, что из-за таких мелких тонкостей, как статус публикации в Интернете, титан эффективного менеджмента готов покинуть столь хлебную госдолжность. При всём выше сказанном о взаимопроникновении государственных и семейных структур в бизнесе госмонополии, безболезненно уйти не получится. На место ушедшего «в бизнес» госчиновника неизбежно назначат другого — а у него ведь своя собственная семья, и её тоже кормить надо. Так что, возможно, громкое публичное заявление в телеэфире о недопустимости антикоррупционных мер — это не декларация о намерениях, а просто сигнал кому-то, кто в курсе и в доле. Чтобы поскорей заканчивали этот цирк с «копанием в белье» правильных пацанов.

С другой стороны, странно, что такой сигнал наверх подаётся вдруг через интервью на ТВ, а не за закрытыми дверьми высоких кабинетов, как это происходило до сих пор. Можно гадать, не утрачен ли часом у данного конкретного госчиновника доступ к Телу и Уху... Такое ведь тоже случалось в недавней истории: одного из шайки подельники ведь могут при необходимости слить и пощипать, если решат, что он зарвался, или что пора ему делиться.

А что там у них происходит на самом деле, мы, как и 80 лет назад, сможем узнать по классической формуле «схватки бульдогов под ковром» — увидев, чья тушка в итоге из-под того самого ковра в итоге выкатится. Благо в данном конкретном конфликте кандидатов всего два.

Оригинал

Реально восхитил ворох вчерашней патриотической писанины, посвящённой Звягинцеву и его «клевете на Россию».

1893746

Удивительно, что эта тема возникла только теперь: ведь премьера состоялась ещё в мае 2014 года в Каннах.

Да и на Оскар кинокартина номинировалась ещё в прошлом году.
И стопиццот интервью роздано, и куча критиков посмотрела.

И все, кому интересно, давно уже могли выяснить, о чём этот фильм (в Википедии, по крайней мере, об этом давно написано).
Заодно можно было б и догадаться, что Россия в нём показана немного не та, что в «Сибирском цирюльнике»...

Но зашумели почему-то именно сейчас, за 22 дня до российской премьеры.
И не потому, что успели торрент скачать — негоже патриотам, на арт-хаус время тратить, когда по ящику «Модный приговор». Просто звон услышали, пробежали глазами аннотацию сценария — и на баррикады. Разоблачать, клеймить, проклинать. До кучи и вскрывать каннско-лондонско-вашингтонский сговор, из-за которого именно такая клеветническая картина отбирается на их русофобские фестивали. А не «Горько 2», «Ёлки 3» или «Анатомия протеста 4». Даже министра Промокашку ухитрились приложить, хотя до этой самой минуты именно он считался главным борцуном со всемирным русофобским заговором. У него про это дюжина книг написана, целая диссертация украдена, телесериал снимается — но теперь и он под статьёй: изобличён как пособник русофобов и спонсор карикатурного террора против России средствами кинематографа.

Самое изумительное обвинение, которое предъявляется Звягинцеву — что на идею фильма его 7 лет назад натолкнула история мелкого американского бизнесмена Марвина Химейера.
Который поссорился с городскими властями, когда они сорвали ему сделку по продаже за миллион долларов земельного участка, ранее купленного за 42 тысячи. Эта часть истории Звягинцева не особо заинтересовала (или ему её просто не рассказали 7 лет назад). Но дальше Химейер собрал целый танк на основе бульдозера Komatsu D355A, и на этом танке он за 2 часа 7 минут уничтожил 13 зданий в городе Грэнби, включая горсовет, цементный завод, редакцию местной газеты, домик вдовы судьи и офис конкурирующей фирмы. Выйдя один против всех, он отомстил каждому, кого винил в своих несчастьях, после чего застрелился. Ущерб городу от бульдозерной атаки составил 7 млн долларов, но, кроме самого Химейера, в ней никто не пострадал. Звягинцева, естественно, впечатлил этот яркий образ отчаяния и одиночества: человек, который, подобно библейскому Иову, почувствовал себя оставленным Богом и людьми, объявляет войну всему миру — и самому себе...

Изначально Звягинцев думал, что снимет американский фильм, действие его будет происходить в США, и сценарий будет based on a real story Химейера.
Но жизнь внесла коррективы, и он решил снимать это кино в России, на русском языке, с русскими актёрами. Соответственно, и действие картины было сюда перенесено — со вполне предсказуемой корректировкой реалий. В Америке Химейер воевал с цементным заводом, отказавшимся заплатить ему миллион за земельный участок, а в российском сценарии врагом главного героя стал мэр-коррупционер, рейдер от «Единой России», решивший отжать его дом, землю и бизнес забесплатно...
С этим Левиафаном выходит на бой главный герой нового фильма Андрея Звягинцева.

Вот тут-то у дежурных патриотов пукан и бомбануло в мелкие, но зловонные клочья.

История Химейера произошла в США, провозглашают они.
А клеветнический Звягинцев перенёс её в Россию. Где такое, конечно же, никогда не случалось — чтобы у человека с использованием админресурса отжимали бизнес, землю, или, упаси Господи, жильё. Такое только в Америке бывает. Но Звягинцев оклеветал Россию, перенеся чисто американскую историю про единороссов, продажные суды и рейдерство, в Мурманскую область, на околицу сакральной Корсуни. Где, конечно же, отродясь не слышали ни о рейдерах, ни о коррупции, ни об отжиме собственности. И Промокашка ему в этом поклёпе помог финансово. А проклятая Гейропа в лице Каннского жюри дала этому гнусному русофобскому поклёпу премию за лучший сценарий...

Когда я читаю эти говнопатриотические стенания в жанре доноса, то радуюсь ровно об одном.

Какое же счастье, что до них не дожили классики русской литературы.

Как бы ответил перед ними А.С. Пушкин, простодушно сознававшийся, что Онегин во всём подражает Чайльд Гарольду?

А подумайте, как досталось бы Н.С. Лескову от этих поцреотов за «Леди Макбет Мценского уезда»?!

Я живо себе представляю обвинительное заключение — о том, как «имея преступный умысел на возбуждение ненависти либо вражды к России» обвиняемый Лесков перенёс в Тамбовскую область известные из У.Шекспира злодеяния шотландской аристократии XI века.

Но Пушкин и Лесков умерли, так что отдуваться предлагается Звягинцеву и Министерству культуры РФ.

Радует только одно.

Если Звягинцеву не удастся от них отбиться, то он свой следующий фильм снимет уже в США.

Подумаешь, Серебряков (исполнитель главной роли в «Левиафане») — давно уже канадец.

А вот Промокашке бежать реально некуда.
Его таланты вряд ли где-то за пределами гитлеровской Германии востребованы.

А гитлеровской Германии больше нет.

Из чистого сострадания могу посоветовать Промокашке учить северокорейский.

Авось успеет на паровоз Ким Чен Ына, который отбудет из Москвы вечером 9 мая с.г.

Оригинал

Я не хочу ничего тут писать о российских муфтиях, кадыровцах, фофудьеносцах и государственниках, которые вполне предсказуемо и единодушно поддержали вчера и сегодня парижский теракт, под разными предлогами перевалив ответственность с вооружённых убийц на безоружных карикатуристов. Аллах им судья, кликушам. Как говорится, «Мели, Емеля...», сейчас в России их сезон пиариться на крови «кощунников».

Хочется, конечно же, написать про весь этот сумасшедший дом под вывеской «Уважение/оскорбление чувств верующих». Но это либо очень длинный разговор, либо, наоборот, короткий, но тогда требующий очень выверенных формулировок, которые у меня экспромтом никак не родятся, так что отложим.

Сегодня напишу о позитиве. О том, что действительно важно, и многим из России непонятно. А некоторым не стало понятно даже после переезда в Европу — потому что прихватили с собой в багаже советские и постсоветские шоры. И при виде людей магрибской национальности на улицах своих городов эти наши бывшие сограждане впадают в ступор.

Существует весьма популярный среди бывших советских людей миф о колонизации Европы иммигрантами из стран Азии и Африки. В самой Европе основными апологетами этого мифа являются правые и ультраправые политики, которые на этой страшилке зарабатывают из года в год электоральные очки у обывателей, напуганных заголовками криминальной хроники и зрелищем женщин в хиджабах на собственных улицах. Но это пока маргинальное явление, а в России каждый ребёнок знает: десятки миллионов мусульман заполонили Англию, Францию и Германию, устанавливают там свои порядки, отрицают европейские ценности, бездельничают на социале, убивают и грабят местное население... лет через 10-15-20, благодаря демографии, станут во всех этих странах доминирующей силой, выберут своих парламентариев, сенаторов и президентов. Так Европа превратится в Халифат, убеждены читатели российских газет, и многие читатели русскоязычной эмигрантской прессы в Европе разделяют это убеждение.

На самом деле, ничего похожего нет, и не предвидится.

Западная Европа — это очень давно сформировавшийся и весьма устойчивый организм. Как в цивилизационном, так и в политико-экономическом плане. Да, этот организм кормит сегодня немало паразитов, натурализованных в странах ЕС в постколониальную эпоху. Да, от этих паразитов однажды придётся принимать антибиотики. И, будьте уверены, Европа их в нужное время примет, безо всякого ущерба для своих ценностей и своего уклада.

Помните, как в Швейцарии 5 лет назад собрались и порешили запретить строительство минаретов? Швейцария от этого не перестала быть более свободной, демократической, уютной и процветающей в экономическом смысле страной. Она не превратилась в фашистскую диктатуру, не начала строить концлагеря, не проводила массовых депортаций, не ограничивала свободу совести. Просто граждане Конфедерации в один прекрасный момент посчитали, что минареты там строить не надо. Против этой инициативы выступили швейцарское правительство, парламент, Amnesty International, Армия Спасения, Совет католических епископов, даже Швейцарская федерация еврейских общин... А потом случился референдум, и тема оказалась закрыта. Минареты в Швейцарии строить нельзя. ЕСПЧ рассмотрел несколько апелляций по этому поводу, и выбросил их все в корзину ещё в 2011 году.

Во Франции, Германии, Великобритании пока что не замечено сравнимых по успешности инициатив на тему защиты от исламистской угрозы. Но тупым исламистам не дано понять, что они своими терактами лишь приближают тот день, когда пример Швейцарии окажется заразителен для остальной Европы. Вся нынешняя политика властей ЕС по заигрыванию с кровожадными меньшинствами основана на иллюзии, что их можно цивилизовать. Как только иллюзия рассеется, начнётся соревнование, чей антибиотик сильнее действует, левый или правый. Мишель Уэльбек своими романами лишь приближает этот день. Не надо со ссылкой на него рассказывать, что следующим президентом Франции будет исламист. Дело Уэльбека — поскорей напомнить соотечественникам, что пора тушить этот костёр, покуда не разгорелся. Сегодня его можно потушить не брандспойтами, а одной струёй мочи, и скоро она прилетит в лицо воинам Аллаха.

По поводу демографической страшилки, особо популярной среди европейских алармистов, скажу вот что. Есть на свете такое Государство Израиль. Там до прибытия миллиона бывших советских граждан арабское население составляло 20%. Сегодня — порядка 15%. Этого могло бы оказаться достаточно, чтобы избранники арабского сектора составили либо первую, либо вторую по численности фракцию в Кнессете. Но за 67 лет существования Государства Израиль они её так и не составили. Потому что их голоса стабильно распылялись между полудюжиной враждующих между собой арабских списков. То же будет и в Европе, когда выходцы из арабских стран составят там электорально значимый процент. Этот процент раздробится там на «Партию Джихада» и «Джихада партию», причём обе не преодолеют электоральный барьер, и голоса их избирателей поделят сторонники левого и правого антибиотика от джихадистов. А если вдруг они, вопреки всей предшествующей истории, решат объединиться, то их снимут с выборов. В крайнем случае — референдумом о допущении на выборы партий, отрицающих европейские ценности. В мягком случае — решением ЦИК. Ни президентом Франции, ни канцлером Германии, ни премьер-министром Великобритании исламист на нашем веку не станет. Можете быть в этом уверены.

Так что хотите вы этого, или нет, но Европа устоит перед лицом исламистской угрозы. Устоит ли Россия — для читателей инстаграма Р.А. Кадырова этот вопрос остаётся открытым. Но я всё же надеюсь, что Россия останется частью Европы, даже уплачивая дань чеченцам. Рано или поздно придётся нам уточнить, согласны ли мы быть их колонией. И когда мы с этим вопросом как следует разберёмся, то сможем свернуть на европейский путь развития даже без их согласия. Придётся ли для этого Путину бомбить Грозный, или это случится после него — я не знаю. Но теракты в Париже лишний раз напоминают о необходимости закатать террористов и им сочувствующих в асфальт.

Оригинал

Ничто так не защищает российскую экономику от валютных спекулянтов, как скупка рублей населением, передают из Ольгино.
Доллар горит как швед под Полтавой
Покуда Путин в поисках валюты обзванивает своих приятелей из руководства госкомпаний и встречается в Кремле с крупнейшими частными олигархами, уговаривая их переложиться в рубли, к процессу окончательного вытеснения доллара из экономики подключились широкие народные массы на всём постсоветском пространстве, сообщают нам из Ольгино.

Трудящиеся России и солидарные с нами жители Литвы, Белоруссии, Молдавии, Казахстана и Украины в едином порыве скупают рубли. Тароватые молдаване с казахами закупаются по тысяче, а щирый западенець купил уже целых пять, благо оно нынче недорого, а терять украинцам нечего. Стопроцентная информация об этом поступила в Ольгино из форумов на сайте Пикабу. IP-адреса патриотов не разглашаются, но сисадминам Ольгина они хорошо известны.

Тем часом, на выручку российскому внутреннему рынку спешат Toyota Motor Corporation, Mitsubishi Motors Corporation и Mazda Motor Co, передают из Ольгино со ссылкой на ИТАР-ТАСС. Гиганты японского автопрома, не испугавшись угроз вашингтонского обкома, сообщили Телеграфному агентству Советского Союза, что решение о сворачивании производства японских машин для российского рынка пока не принято.

Поиски тех самых валютных спекулянтов, которые сперва обвалили нефть, потом доллар, а в итоге вымели всю импортную продукцию с полок российских магазинов, продолжаются без особого успеха, но в Ольгино имеется стопроцентная информация о том, что все они находятся на Уолл-Стрит, ибо именно там сосредотачивалась в лихие девяностые основная рублёвая масса, которую агенты ЦРУ и скинули за последнюю неделю. Путин, конечно, успел вывести за линию фронта 100500 триллионов рублей, чем окончательно подписал смертный приговор Западу и доллару, но кое-что осталось в загашниках на чёрный понедельник и вторник. Теперь их последние запасы сгорели, так что до понедельника экономика США и Гейропы не доживёт. Потому что без рубля — не выжить. Об этом знает любой студент из Ольгино.

А самое смешное, что они это действительно пишут.
И комментируют. И обсуждают.
А в 2015 году будут писать, комментировать и обсуждать ещё больше, потому что при любом сокращении государственных расходов на здравоохранение, образование, социалку, инфраструктуру и ЖКХ бюджеты на пропаганду увеличиваются автоматически. И дураков, готовых нести ту пропаганду в массы забесплатно, на горизонте по-прежнему не предвидится, несмотря на все временные трудности советской власти. Поскольку и в Ольгино, и на Первом канале, в МИА Russia Today любой студент знает: когда придёт пора отвечать за свои слова, доллары очень понадобятся.

Оригинал
Агентство Bloomberg призвало своих американских читателей (людей, как принято считать, небедных) не раскатывать особенно губу по поводу девальвации рубля и наступающей следом дешевизны предметов российского экспорта.
Чёрная икра
Выясняется, что все те наименования, которые американцы привыкли считать российскими, давно уже постигло пресловутое импортозамещение. Например, чёрную икру из РФ перестали завозить в США уже 7-8 лет назад. Вице-президент корпорации Petrossian — крупнейшего мирового дистрибьютора зернистой икры — рассказал Блумбергу, что продукт закупается в основном в Соединённых Штатах, Израиле, Евросоюзе и Китае. Как выясняется, снижение российской доли на мировом икорном рынке — отдалённое последствие принятой около 40 лет назад международной Конвенции о торговле видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой уничтожения. Рыбы осетровых пород, конечно же, вошли в этот список — только в период с 1992 по 2007 год их поголовье в Каспийском море снизилось в 38,5 раз. Так что от советской монополии на рынке чёрной икры сегодня не сохранилось даже воспоминаний. И рулят теперь на этом рынке не те страны, которые имеют доступ к Каспию, а те, что научились осетра разводить и выращивать в рыбохозяйствах. А отечественная икра, 90% которой добывается в каспийских водах браконьерским способом, удовлетворяет потребности внутреннего рынка деликатесов.

В прошлом осталось и российское первенство на американском рынке норкового меха. Крупнейшими поставщиками этого животного сырья в США являются фермерские хозяйства штата Висконсин, а также Дания и Финляндия.

Водка, которую в США считают российской, тоже имеет к России весьма опосредованное отношение, отмечает Bloomberg. Например, бренд Smirnoff принадлежит британскому алкогольному концерну Diageo, и основное количество потребляемого американцами пойла этой марки разливается на его предприятиях непосредственно в штате Иллинойс. А «Столичную» за пределами Российской Федерации разливает офшор SPI (сокращение от Союзплодимпорт) со штаб-квартирой в Люксембурге. Когда гей-сообщество США, Британии и Канады предложило бойкотировать «Столичную» в ответ на принятие в России гомофобских законов, гендиректор SPI Group с неслучайной фамилией Менделеев сделал специальное заявление, в котором осудил действия российских властей, но напомнил, что Stolichnaya разливается в Латвии. Кстати, если кто не в курсе, великий химик Дмитрий Менделеев к изобретению водки ни малейшего отношения не имел — как и к изобретению периодической таблицы элементов, которую он, спору нет, довёл до ума с помощью Периодического закона. Но рецепт 40-процентного разбодяживания спирта под именем водки был узаконен в России в 1863 году, когда будущему гению было 9 лет.

Справедливости ради стоит заметить, что если с мирового икорного и норкового рынка Россия уже полностью слилась, за водочный мы ещё боремся. «Русский стандарт», например, вовсю воюет за британский рынок. И я ему желаю всяческих успехов.

Оригинал
Прокуратура сегодня потребовала приговорить Алексея Навального к 10 годам лишения свободы по делу «Ив Роше», с учётом «цинизма преступления». Его брата Олега Навального предложили приговорить к 8 годам тюрьмы.
Братья Навальные в суде
Если кто забыл, братья обвиняются в том, что предоставляли двум коммерческим компаниям — французской «Ив Роше» и российской МПК — услуги грузовых перевозок. Цинизм преступления состоял в том, что оба клиента исправно платили за эти услуги на протяжении нескольких лет, подписывали акты сдачи-приёмки, не предъявляли жалоб... Как выяснилось в ходе судебного следствия, по-прежнему считают, что эти контракты были для них выгодны. О том, что они стали жертвами преступления, представители «Ив Роше» и МПК узнали только от государственных обвинителей, спустя несколько лет после истечения контрактов.

Трудно не согласиться с прокуратурой: цинизм вопиющий. Ладно бы братья Навальные просто брали с клиентов больше, чем гособвинение считает справедливой ценой. Так они ещё и загипнотизировали всю Россию — так, что никто, кроме работников прокуратуры и следственного комитета не видит, в чём тут состояло преступление.

Оригинал
Гендиректор Билайна Михаил Слободин предложил вчера в ЖЖ пять простых и очень дельных советов по выживанию в кризис.
Первый из них состоит в том, чтобы не париться по поводу валютного курса.
Второй — работать, не покладая рук.
Третий — не давать никому в долг.
Четвёртый — не принимать на себя новых, неисполнимых обязательств.
Пятый — сокращать текущие расходы.
1719924
От себя могу добавить, что и в свободное от кризисных явлений время все эти советы сохраняют свою актуальность. Кто не тратил лишних денег в семь тучных лет, тот хорошо защищён от нынешних неурядиц.

Лишь одну рекомендацию Слободина хотелось бы оспорить.

Начните смотреть телевизор — там этих проблем сейчас не показывают. Отвлекитесь, успокойтесь и живите дальше, — советует гендиректор Билайна.

Действительно, об экономических проблемах РФ зомбоящик нам не скоро расскажет. Покуда им рулят нынешние овощеводы, темы российской действительности на нашем ТВ табуированы. Но, к сожалению, по степени деструктивного воздействия на головной мозг Homo sapiens отечественное телевидение значительно опережает любые финансовые и политические кризисы. Более того, если б население России поменьше смотрело телевизор, многих нынешних проблем удалось бы избежать. А чтобы отвлечься от текущих забот, совершенно необязательно впускать в свой дом накокаиненную радиоактивную жабу, брызжущую ядовитой слюной. Можно вместо этого почитать классическую литературу, послушать Моцарта или пересмотреть сотню-другую лучших фильмов ХХ века. Там тоже ничего не говорится о курсе доллара и евро.

Оригинал
Яндекс и Facebook практически одновременно представили 10 главных тем уходящего года.
Яндекс ориентировался на статистику запросов к поисковой машине, а Facebook — на обсуждения, лайки и активность в сообществах.
Интересно взглянуть на то, как различается повестка дня у русскоязычной и мировой ноосферы.
Лихорадка и Олимпиада
Оказалось, что общих тем для обсуждения у пользователей Яндекса и Facebook — ровно две.
Главные темы FacebookГлавные темы Яндекса
Чемпионат мира по футболуЗимняя Олимпиада в Сочи
Эпидемия ЭболыСобытия на Украине
Президентские выборы в БразилииСобытия в Крыму
Смерть Робина УильямсаЭпидемия Эболы
Ice Bucket ChallengeПереход на зимнее время
Конфликт в Секторе ГазыПадение ВКонтакте
Катастрофы MH370 и MH17Рост курса доллара
Super BowlАвария в московском метро 15 июня
События в Фергюсоне, СШАДары волхвов в России
Зимняя Олимпиада в СочиПубликация хакерами снимков звёзд

Такое ощущение, что на двух разных планетах живём. Никакого пересечения интересов, кроме Олимпиады и эпидемии.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире