nossik

Антон Носик

16 апреля 2015

F
Министерство культуры РФ и компания «Централ партнершип» договорились запретить прокат в России американского фильма «Номер 44» (Child 44) по одноимённой трилогии британского писателя Тома Роба Смита. ЦПШ и Минкульт сделали совместное заявление о том, что прокат подобного рода фильмов в преддверии 70-летия Победы недопустим.



При чём тут, спрашивается, 70-летие Победы, если действие книги и фильма происходит в 1952 году, а сюжет детектива основан на реальной истории Андрея Чикатило? Ну, вот такие у нас духовные скрепы. Вы можете себе представить, чтобы в Америке, в связи с предстоящим юбилеем Независимости США запретили к показу «Молчание ягнят» или Dexter? Не можете? А всё потому, что бездуховны они и безблагодатны. Не умеют правильно запрещать.

До годовщины Победы осталось ещё целых 23 дня. Поскольку с тверкингом и с фильмом уже разобрались, Минкульту, видимо, предстоит титаническая работа по изъятию из книжных магазинов всех русских и английских изданий неправильной трилогии Тома Роба Смита. А Роскомнадзор должен предписать Википедии удалить статью про Андрея Чикатило, как бросающую тень на наши эпические скрепы.

Оригинал
Пишут, что Google уже переносит серверы в Россию, а eBay заявляет о такой готовности. Всё это связано с предстоящим вступлением в действие (с 1 сентября 2015 года) законодательства о запрете персональных данных россиян за рубежом.
Алексей Соловьёв. Государственное регулирование вопросов Интернета
Если внимательно читать всё, что про это пишут, то станет понятна одна простая вещь: на сегодняшний день никто из участников «великого переселения данных» не понимает и не может толком объяснить самые базовые правила этого нововведения. Думцы, принимавшие закон, нагородили много квазиюридической чуши, недоступной переводу на язык технологий. Роскомнадзор, надзирающий за исполнением, поминутно на это ссылается: закон писали не мы, там есть непонятное. Компании, деятельность которых закон призван регулировать, ждут разъяснений от Роскомнадзора. Пользователи, в свою очередь, ждут разъяснений от этих компаний, но их позиция предсказуемо сводится к no comments.

Основные непонятки к сегодняшнему дню:

— чьи данные считаются «персональными данными россиян», согласно закону?
— имеет ли это определение обратную силу, и на кого распространится в будущем?
— какая информация относится к охраняемым персональным данным, а какая — нет?
— предусмотрен ли законодательством запрет на резервное копирование массивов данных?
— если компания А хранит «данные россиян» на сервере в Ростелекоме, запрещено ли ей по запросу пользователя делиться этими данными с компанией В, которая этого не делает?
— будет ли ко всем компаниям, хранящим персональные данные в России, предъявлено требование хранить их в незашифрованном виде?
— если такое требование не будет предъявлено, как можно проконтролировать исполнение законодательства?


К сожалению, на сегодняшний день внятный ответ на все эти вопросы отсутствует начисто, а на часть вопросов разумный ответ в принципе не может быть дан. Так уж случилось, что архитектура Интернета в последние 30 лет выстраивалась определённым образом, без оглядки на возможные впоследствии требования по её расчленению на национальные юрисдикции, каждая из которых законодательно установит собственные стандарты для бита, байта, IP-адреса или протоколов связи, а затем потребует от остального мира соблюдать эти конвенции в отношении её подданных.

В истории человечества известен ровно один способ установления единых международных стандартов, действующих поверх национальных границ: для этого всем заинтересованным субъектам нужно сесть и договариваться. Любая работающая договорённость — это всегда разумный компромисс, с учётом интересов разных участников процесса. Российское законодательство о раздельном хранении персональных данных россиян и иностранцев принято сугубо в одностороннем порядке, без малейшей попытки обсудить реалистичность требований, их адекватность существующей архитектуре сетей обмена данными и их хранения. Поэтому требования этого законодательства просто не реалистичны. И вариантов остаётся два: либо иностранные компании отказываются исполнять требования, хлопают дверью и уходят с российского рынка, либо эти требования втихаря, под шумок, пересматриваются таким образом, чтобы не нарушать связности глобальных систем. При этом, разумеется, они обессмысливаются — но это в нашем случае не страшно, потому что смысла в них изначально не было никакого.

Собственно, Роскомнадзор сейчас и пытается вымутить второй вариант. То есть как-то договориться с иностранными компаниями о наборе показных телодвижений, благодаря которым обе стороны могли бы заявить, что требования законодательства выполнены — прекрасно понимая при этом, что они в принципе не исполнимы. Эта лукавая линия поведения Роскомнадзора — не новость: достаточно вспомнить их художества с 97-ФЗ, требующим от россиян предъявлять паспорт при любом доступе к публичным сетям WiFi. Закон этот вступил в силу, и он якобы даже где-то исполняется. Но на самом деле, нет. Паспорт так и не стали спрашивать, ни у кого и нигде, потому что это означало бы попросту запретить весь публичный доступ. Никакой метрополитен не может проверять паспорта у владельцев мобильников и планшетов, точка. Вместо паспорта в некоторых сетях стали требовать подтверждения по СМС. Но это явным образом противоречит требованиям 97-ФЗ, где чёрным по белому сказано об удостоверении личности, а номер мобильного телефона таким удостоверением не является. Но тут сработало универсальное советское правило «замнём для ясности». По такому же правилу они собираются и проблему с хранением персональных данных решать.

Впрочем, это их, лукавых чиновников, проблемы.
Что же касается нас, пользователей, то у нас — своя жизнь, и выбор у каждого очень прост. Это, в первую очередь, выбор не практический, а принципиальный.

Мы можем себе сказать: нам пофиг, где хранятся наши данные. В России, в Америке, или в Швейцарии, где сейчас учитывает россиян европейский датацентр eBay. Мы не верим, что от физической точки хранения наших данных так уж много зависит. И тогда просто перестаём интересоваться дальнейшим ходом мерлезонского балета вокруг «переноса серверов» (который, на самом деле, и не «перенос» вовсе, а дублирование — никакие серверы из Невады в Москву никто не тащит).

Либо мы можем сказать: нас очень волнует, что вчера наши данные хранились там, где мы полагали их защищёнными, а завтра они могут оказаться там, где к ним может получить физический доступ любая российская спецслужба, LifeNews или Рамзан Кадыров. В этом случае у нас есть стопроцентный контроль за тем, как наши данные будут отображаться на тех серверах, где мы их регистрируем. Никакому россиянину сегодня не возбраняется завести себе американский аккаунт в любом онлайн-сервисе — и вывести таким образом свои данные из-под действия беспокоящих нас законов. Нужно только помнить, что текущий критерий «российскости», озвученный Ростелекомом — это IP-адрес. Так что нужно просто использовать при регистрации прокси-сервер, позволяющий Вашему IP не распознаваться в качестве российского. Такую возможность вы можете совершенно бесплатно получить с помощью расширения friGate, которое все мы давно используем для обхода блокировки сайтов Роскомнадзором.

Оригинал

В 1994 году Билл Гейтс совершил, наверное, главную ошибку своей жизни.
Он решил, что у Интернета нет будущего. И даже написал об этом книгу.

2290590

Логика Гейтса была проста и понятна.
Чтобы Интернету стать хитом, он должен привлечь массы.
А массы не хотят и не любят читать. Они хотят и любят смотреть/слушать.
Поэтому текстовый Интернет — удел тоталитарной секты nerds/geeks/academics, людей Книги и Буквы. Он никогда не будет близок к массовой аудитории.
Для завоевания масс нужно создать мультимедийную платформу, заточенную под аудио и видео, а не под обмен текстовыми сообщениями.

Гейтс вложил миллиарды долларов в построение такой платформы имени себя. Называлась она MSN — MicroSoft Network. Миссия её состояла в том, чтобы заменить открытый и бесхозный текстовый Интернет проприетарной площадкой для массового зрителя/слушателя. MSN был плотно встроен в операционную систему Windows 95. Каждый пользователь этой ОСи мог подписаться на MSN в один клик, минуя глобальный Интернет — соответствующая кнопка была предустановлена на десктопе во всех инсталляциях, даже для стран, где у MSN не было номеров дозвона. Также был предустановлен браузер Microsoft Internet Explorer 1.0, который не поддерживал половину известных в ту пору тегов HTML (таких, например, как FRAME и TABLE), зато позволял проигрывать аудио и видео. Массовый пользователь класть хотел на эти фичи и ставил себе Netscape.

Свою ошибку Гейтс понял практически молниеносно. Уже в 1996 году вышло второе издание «Дороги в будущее», где автор просил дядю простить засранца. Internet Explorer переписали практически с нуля, добавив поддержку всех известных W3C стандартов, и продавили чуть ли не 80%-ную долю рынка браузеров. Но было поздняк метаться. Шанс монополизировать Интернет был безнадёжно упущен. MicroSoft, конечно же, не разорился, но монополию, созданную в 1980-е годы, очень конкретно просрал. Сегодня он проигрывает по капитализации не только Яблу, но даже и Гуглу. Хотя когда-то (18 лет назад) именно подачка Гейтса спасла Apple во главе с Джобсом от банкротства.

К чему я тут рассказываю эту историю двадцатилетней давности? К тому, что сегодня пришло время сбываться пророчеству Гейтса о торжестве аудио/видео над текстовым форматом. Интернет сегодня уже окучил весь «золотой миллиард», причём два с половиной раза, и дальше он будет расти исключительно за счёт самой безграмотной и невежественной части населения планеты — малолетних детей, асоциальных пенсионеров и афроазиатской деревенщины. Всем им интересен звук и картинка, а текст из букв труднодоступен к их восприятию.

Станем ли мы в XXI веке свидетелями решительной победы аудио и видео над текстовыми носителями информации? В каком-то смысле, уже стали. Достаточно сравнить выручку iTunes Store с доходами магазина iBooks из того же семейства, чтобы убедиться: кино и музыка на порядок выгоднее цифровых книг. Тем не менее, я склонен думать, что победа, одержанная текстовым форматом 20 лет назад, не была случайностью. И реванша не будет.

Человек, обращающийся к Интернету за информацией, как выбирал её текстовый формат 20 лет назад, так и сегодня ему проще пробежать любой документ глазами, чем прослушать его аудиоверсию, или посмотреть читку на YouTube. Дело даже не в проблеме полнотекстового поиска по звуку и картинке: она-то решится, рано или поздно, будь то стараниями Брина с Пейджем или Яна с Черкашиным. Но не решится проблема самого дорогого и исчерпаемого на свете ресурса: времени нашей единственной жизни. Если некий документ читается глазами за минуту и слушается/смотрится за десять, то никакой разумный человек не предпочтёт слушание/смотрение быстрому чтению. Как бы ни был велик контингент папуасов, которым разбирать буквы не позволяет религия, для человека читающего их недуг не заразен.

Оригинал

«Налог на содержание Н.С. Михалкова», разговоры о котором в последние месяцы поутихли, на самом деле, никуда с повестки дня не делся. С 1 мая вступает в действие очередной пакет поправок к закону «Об информации», расширяющий сферу досудебной блокировки сайтов с фильмов и сериалов на книги и музыку. Тем часом, в высоких кабинетах продолжается судорожное лоббирование нового михалковского налога, который тоже считается частью «антипиратского» законодательства. Буквально сегодня Михалков будет продавать этот прожект Путину за закрытыми дверьми, и отдельно испросит высочайшего соизволения распространить подать на Беларусь и Казахстан, входящие в Таможенный союз.

Суть нового налога, который активно лоббируется михалковским протеже, министром российской культуры Мединским, состоит в том, чтобы каждое подключение к Интернету в России было обложено фиксированным налогом, ставка которого, по версии Михалкова, должна составить Р25/месяц, а по версии Мединского — Р300/год. Нетрудно посчитать, что речь в обоих случаях идёт об одной и той же сумме. Её операторы связи должны будут взыскивать со своих абонентов, а затем передавать то ли в Российский союз правообладателей, то ли в некую новую организацию, которую Михалков создаст специально для освоения этой подати. Теоретически — для распределения последующих выплат между теми правообладателями, произведения которых (фильмы, книги, музыка) за отчётный период скачивались из Интернета. На практике, не существует никакого способа учёта этих самых скачиваний, как нет и реестра правообладателей размещённых в Интернете произведений. Техническая осуществимость учёта, основанного сразу на двух неизвестных (чьи именно произведения скачивались, и сколько раз) означает, что распределение денег будет основываться не на объективных аппаратных данных, а на интуиции сборщика подати. При этом, как принято в практике коллективного управления, если реквизиты правообладателя не известны управляющей компании, она просто присваивает его деньги.

Чтобы чуть-чуть задрапировать откровенно грабительский характер этой дани, придумано гениальное, поистине революционное нововведение под названием «Глобальная лицензия» — призванное подсластить пилюлю для тех интернет-пользователей, которым предстоит скинуться на содержание очередной михалковской конюшни, псарни и часовни. То есть за эти 300 рублей в год с каждого устройства мы якобы получим легальное право бесплатного скачивания из Интернета всех объектов авторского права, которые мы там найдём. А все компании, которые сегодня продают эти самые объекты — будь то за деньги, по подписке, или в обмен на просмотр рекламы — соответственно, своего права торговать в одночасье лишатся. Халява, сэр.

Если кто-то верит в осуществимость подобной затеи, то очень зря. Потому что даже в кривом российском законодательстве любому беспределу установлен некий предел. Да, за компаниями по коллективному управлению авторскими правами в ГК признано право собирать плату от имени тех, кто их на это никогда в жизни не уполномачивал — зачастую правообладатель просто не в курсе, что от его имени какие-то самозванцы из года в год собирают и пилят между собой авторские отчисления. Так, в 2012 году Российское авторское общество собрало 3,4 млрд рублей в счёт авторских отчислений, а распределило 1,9 млрд — при том, что официально организация вправе оставлять себе лишь 15% от собранных денег. Однако вся эта идиллия возможна лишь до тех пор, покуда речь идёт о деньгах, по сути дела, левых и неучтённых. Правообладатель о них не знает, на них не рассчитывает, потому что он зарабатывает на другом.

Если же «Глобальная лицензия» вторгнется во все те области, где правообладатель сегодня зарабатывает в Интернете, чтобы обнулить там выручку — эпоха счастливого неведения закончится в одночасье. Действующий закон о коллективном управлении авторскими правами основан на презумпции согласия правообладателя с деятельностью самозванцев, но процедура несогласия там тоже прописана. Любой правообладатель имеет право изъять принадлежащие ему произведения из каталога самозваных «управляющих», запретив им как собирать деньги от его имени, так и легализовывать правопользование на основании этих выплат.

Простыми словами: «Глобальная лицензия» не может быть насильственно распространена на всю ту авторскую собственность, которая в Интернете сегодня продаётся за деньги, по подписке, или доступна к скачиванию в обмен на просмотр рекламы. Любые фильмы, сериалы, песни и книги, которые сегодня распространяются в Интернете за деньги или в эксклюзиве за рекламные отчисления, так и останутся платными впредь. Михалков просто не имеет никакого законного способа их «обобществить» или «национализировать», ни за 300 рублей, ни за 3000 долларов: авторские права, в отличие от агентских, ему не принадлежат. Так что «Глобальная лицензия», которой нас пытаются соблазнить, выходит за рамки самозванских полномочий, и коснётся, по сути дела, лишь тех объектов собственности, за которые мы и так не платили никогда и никому — ни авторам, ни самозванцам-бесогонам. Например, мы сможем не платить за скачивание «Войны и мира» из публичных библиотек.

Посмотрим, каков будет высочайший вердикт по поводу нового налога. На сегодняшний день, кроме Михалкова, Мединского и нескольких непубличных бенефициаров мутного бизнеса по «коллективному управлению авторскими правами» у этой затеи нет сторонников ни среди авторов, ни среди издателей, не говоря уже о связистах, которым предложено поручить самую грязную и хлопотную часть работы по взысканию. Но если Бесогон, по обыкновению своему, сумеет выпросить царский ярлык, то все их мнения и возражения не будут иметь решительно никакого значения.

Оригинал

В Москве продолжаются самоубийства онкологических больных.
Но у проблемы, наконец, появилось решение в духе времени.

Помощь пришла откуда не ждали: озаботился Роспотребнадзор.
По закону 139-ФЗ это ведомство уполномочено надзирать за «пропагандой самоубийств» в Интернете — и направлять в Роскомнадзор предписания о блокировке соответствующих сайтов.

По недавней статистике, с 1 ноября 2012 года это ведомство издало 5532 таких предписания.
В цензурные списки угодили рекламные ролики мельбурнского метрополитена, карикатуры Студии Лебедева, твит Султана Сулейманова и пост в этом ЖЖ, содержащий критику деятельности Роспотребнадзора.

Деятельность эта на протяжении прошедших двух с половиной лет была столь же бурной, сколько и бессмысленной. А теперь вдруг появилась светлая идея — приспособить полномочия Роспотребнадзора к высшим государственным нуждам цензуры. Под видом «борьбы с пропагандой подростковых самоубийств» решено бороться с появлением в открытой печати новостей о суициде онкобольных. Вот фрагмент из сегодняшней переписки Роскомнадзора с редакцией сервера «Православие и мир»:
Предписание удалить информацию из заметки о самоубийстве онкобольных
Речь, как видим, идёт о февральской новости — в последнюю декаду зимы счёты с жизнью в Москве свели 11 онкологических больных.
Вчерашнюю историю о профессоре-кардиологе, покончившем с собой из-за отказа в госпитализации, запретить пока не успели.

Но теперь, когда, наконец, принято важное решение о политических целях и задачах борьбы Роспотребнадзора с пропагандой самоубийств, открывается огромный фронт работ, потому что заметок такого рода за последнюю пару лет в различных российских СМИ выходили тысячи. Теперь чиновникам Роспотребнадзора не придётся заморачиваться с переводом на русский язык американских роликов о накладывании грима на Хеллоуин. Можно просто чесать Яндекс.Новости и штамповать предписания всем российским СМИ.

Кстати, изначально 139-ФЗ, как явствует из его названия, предназначался для защиты детей от информации, могущей нанести вред их здоровью. И функция Роспотребнадзора состояла в том, чтобы осуществлять профилактику именно детских и подростковых самоубийств. После двух с половиной лет работы пришло время спросить о полезных результатах этой борьбы. Цифры впечатляют:

Как пояснили «Газете.Ru» в Следственном комитете РФ, за девять месяцев 2014 года в стране с собой покончили 599 детей. В 2013 году за все 12 месяцев зарегистрирован 461 подобный случай... В 2014 году количество суицидов среди столичных школьников выросло втрое по сравнению с предыдущим годом.

Как видим, в борьбе с подростковыми самоубийствами мартышкин труд Роспотребнадзора не помог.
Посмотрим, как он поможет в замалчивании проблем обезболивания онкобольных.

Оригинал
На самом деле, вся эта невообразимая свистопляска с «оскорблением чувств верующих» довольно легко приводится в согласие с реалиями XXI века. Нужно просто очень чётко и внятно прописать вводные.

Вводная номер 1. В любом большом обществе, возникшем на обломках империи, обречены сосуществовать представители очень разных религий, конфессий, мировоззрений. Сосуществовать они могут ровно двумя способами: либо взаимное уважение, либо гражданская война.

Вводная номер 2. Никакая религия не допускает уважения к взглядам инаковерующих. Любая религия делит человечество на «правоверных» (они же «единоверцы») и неверных (они же «иноверцы»). Первые разговаривают с Богом и обретут Его царствие, вторые — заблудшие овцы, идолопоклонники, поганые, безбожники, их можно либо «спасти», обратив в свою веру, либо они обречены, и сами в этом виноваты. Впереди их ждёт вечный Ад, в связи с чем и на этой Земле с ними не стоит особенно церемониться. Таковы основы взгляда любой религии и конфессии на тех, кто к ней не принадлежит.

То есть вообще любой христианин, иудей и мусульманин считает себя собеседником Бога, а любого иноверца — человеком, которого этот самый Бог отверг и забраковал, обрёк на вечные муки Ада.

Как эта проблема решается в теократическом государстве, мы видим на примере ИГИЛ. Сожжение книг и библитотек, разрушение древних памятников, убийство иноверцев. Так было всегда, и своим широким распространением крупнейшие мировые религии обязаны весьма кровавым завоевательным войнам.

Но наш вопрос — как эту проблему решать в условиях государства демократического. Для которого христиане, мусульмане, иудеи, буддисты — в одинаковой степени граждане и субъекты права. Включая и те права, что гарантированы им Конституцией — исповедовать любую религию, или не исповедовать никакой.

Ответ, на самом деле, до смешного прост.

Чувства любых верующих должны быть защищены в тех пределах, которые этим верующим выделены на законных основаниях. То есть никто не должен глумиться над православием в ХХС, над исламом в Московской соборной мечети, и над иудаизмом в Большой хоральной синагоге. Таковое глумление квалифицируется как оскорбление чувств верующих и наказуемо по применимой статье УК.

А вот когда мы вышли из церкви, синагоги, мечети — тут уже кончается зона охраны чувств, и начинается сфера действия Конституции РФ. Которая признаёт за мной право не умиляться договорной женитьбе 80-летнего старика на шестилетней девочке. Ну вот не нравятся мне педофилы, и всё. Даже если один из них считается Пророком. Я в своём праве. Педофилам это может не нравиться, но у них есть своя заветная территория, где их религиозное чувство охраняется законом, без оглядки на статью 134 УК РФ. Называется «мечеть». И я к ним туда со своими ценностями не лезу. Но я при этом рассчитываю, что и они ко мне не полезут.

Невозможно начать «уважать чувства верующих», предварительно не оградив высокими заборами те участки, где такое уважение имеет приоритет перед Конституцией страны, перед Уголовным кодексом и иными светскими законами. Так что сначала нужно определить границы, а потом очень жёстко обозначить, что за этими пределами никакая «единственно правильная» религия не признаётся таковой.

Без этого разделения будем иметь гражданскую войну «правоверных» против «неверных» на всех улицах и площадях России.

Собственно, версия о том, что Немцова убили «за Charlie Hebdo» — лишнее тому подтверждение.
Даже если сам я в эту версию не верю — весьма симптоматично, что нам её подсовывают.
Желающих убивать за Charlie Hebdo светское государство просто обязано держать за высоким забором.
Иначе ИГИЛ придёт к нам в дом — а тут и без него проблем хватает.

Оригинал

Не понимаю, откуда такое повышенное внимание к новостям о (не)здоровье Путина.

По-моему, довольно очевидно, что Путин послан нам за грехи.

И, покуда мы их не искупим, Господь будет сохранять его в добром здравии.

А рассчитывать на то, что Путин вот так вот возьмёт да и заболеет, и жизнь в России от этого сразу вернётся в какие-нибудь менее осатанелые времена — совершеннейшее ребячество и самообман.

Испытания посылаются Небом не для того, чтобы мы от них откосили.

Если вдруг у Бога изменятся планы в отношении Путина — то это будет означать всего лишь, что Он придумал для нас испытание пострашней.

Оригинал

Очень жаль, что Сергей Капков ушёл-таки с поста министра московской культуры.
Но хорошо, что это случилось только сейчас, а не в сентябре 2013 года, когда после выборов мэра такие слухи впервые появились.

Понимаю, что сейчас многие заведут волынку, что Капков — член «Единой России», несёт коллективную ответственность за все дачные кооперативы, коррупцию, войну на Украине, варварский снос памятников архитектуры в Москве (который при Собянине продолжился ударными темпами). Кто-то ещё припомнит запрет кинопоказа в Гоголь-центре — да мало ли можно сегодня предъявить человеку, который всю сознательную жизнь во власти.

Но мне кажется, что всё это — абсолютно неконструктивный разговор, на грани кликушества. Компромиссы, сделки с совестью, которые позволял себе в этой жизни Капков — это его сугубо личная, глубоко внутренняя проблема. Как сказано в одной умной книжке, «не судите — да не судимы будете». Возможная люстрация Капкова в светлом будущем, когда Россия станет свободным, демократическим и правовым государством — тема для сугубо академических дискуссий, не имеющих на эту минуту никакого практического и прикладного смысла.

Сегодня, когда чиновник оставляет свой пост, куда более уместно вспомнить, чего на этом посту чиновник добился. А Капков добился большего, чем любой другой мосгорчиновник на моей памяти. Я живу в Москве без малого полвека, и впервые за это время в городе появилась разумная и осмысленная культурная политика, основанная на трезвом понимании, что столица России — цивилизованный европейский город. Или стремится им стать.

За всё, что успел сделать Сергей Капков, начиная с прихода в Парк Горького, я могу только сказать ему «спасибо». И отметить при этом хочется не только его благие намерения (их и у реформаторов 90-х было хоть отбавляй). От ельцинской команды «демократов», которые с самыми благородными побуждениями однажды слили Россию Путину, Капкова отмечает один важный параметр: эффективность. Он не только чего-то хотел, но ещё и умел добиваться поставленных целей. Разрушать отжившие институты, создавать на их месте новые с нуля, находить союзников и использовать все окна возможностей, даже если это узкие форточки безвременья. Это качество, которое нам давно бы пора научиться ценить в людях. Потому что в России оно очень слабо представлено. Оппозиция, которая сейчас начнёт кидаться в Капкова овощами и принижать его заслуги, именно потому так и слаба, что ей недостаёт того самого, чем силён Капков — эффективности в решении поставленных задач. Кроме Навального, никто из оппозиционеров не только пока не продемонстрировал таких способностей, но даже и не задумался о том, что одних лозунгов мало, нужно ещё и понимание, как претворить их в жизнь. Без которого мы никогда и ничего не добьёмся.

Большое человеческое спасибо Сергею Капкову за всё, что он успел сделать за недолгий срок пребывания в структурах мосгорвласти. И удачи его преемнику в сохранении всего культурного пространства, которое было построено в Москве за время капковской «оттепели». Желаю Александру Кибовскому не повторить судьбы министра связи Никифорова, про которого я когда-то думал, что его взяли в правительство за заслуги перед IT в Татарстане. А оказалось — что за мягкотелость и бесхребетность, удобную для продавливания любых инициатив спецслужб. Реформатор госслужбы Татарстана в Москве оказался нелепой марионеткой. Лишний раз доказав, что намерения не так важны, как умение постоять за себя.

В Москве хватает желающих разорить капковское наследие, ликвидировать институты, разогнать команду профессионалов, назначить на ключевые посты комиссаров и/или казнокрадов — как это в федеральном масштабе делает Мединский. Сумеет ли и захочет ли Кибовский противостоять этому давлению — самый, на мой взгляд, интересный вопрос.

Оригинал

Час назад Рамзан Кадыров сделал в своём легендарном Инстаграме заявление, отлично дополняющее всё, что я написал по его поводу в предшествующей записи об убийстве Немцова.
2258820
Процитирую полностью:

Басманный суд Москвы санкционировал арест Заура Дадаева, подозреваемого в причастности к убийству Бориса Немцова. Я знал Заура, как настоящего патриота России. Он с первых же дней создания полка, входящего в состав 46-го ОБРОН ВВ МВД РФ, служил в нём. Имел звание "лейтенант". Занимал должность зам. командира батальона. Заур был одним из самых бесстрашных и мужественных военнослужащих полка. Он особенно отличился в бою вблизи Беноя, когда проводилась спецоперация против крупной банды террористов. Награждён орденом Мужества, медалями "За отвагу", "За заслуги перед ЧР" и Благодарственным письмом Главы ЧР и др. Я твёрдо убеждён, что он искренне предан России, был готов отдать за Родину жизнь. Мне непонятны истинные причины и мотивы увольнения Заура из рядов ВВ МВД России. Говорят, объяснял болезнью матери. СМИ передают, что Заур в суде подтвердил свою причастность к убийству Бориса Немцова. Все, кто знает Заура, утверждают, что он является глубоко верующим человеком, а также, что он, как и все мусульмане, был потрясен действиями Шарли и комментариями в поддержку печатания карикатур. Я поручил секретарю Совбеза ЧР Вахиту Усмаеву провести тщательное расследование обстоятельств увольнения Заура, изучить его поведение, настроение перед уходом со службы. В любом случае, если суд подтвердит вину Дадаева, то, убив человека, он совершил тяжкое преступление. Но хочу снова отметить, что он не мог сделать и шага против России, ради которой многие годы рисковал собственной жизнью. Таким же храбрым воином был и Беслан Шаванов, погибший накануне при попытке задержания. Мы верим, что будет проведено тщательное расследование, которое покажет, действительно ли виновен Дадаев и, что на самом деле послужило причиной его поступка.
#Кадыров #Россия #Чечня #МВД


На эту минуту пост имеет 10700 лайков.
Не думаю, что Кадыров согласится объявлять о взломе своего Инстаграма, даже если Тина Канделаки будет очень сильно настаивать.
Но даже если и согласится, смешно обсуждать, что текст мог провисеть там столько времени без его ведома и согласия.

Итак, что имеем в сухом остатке.

Кадыров почти дословно процитировал триумфальное выступление полковника Квачкова на «Эхе Москвы» по поводу покушения на Чубайса (сразу после освобождения в зале суда). Тезисы там были такие:

— сам я невиновен, могу справку показать
— я ничего плохого не вижу в убийстве расово чуждых элементов, захвативших в России власть
— те, кто с оружием в руках борются с нашими идеологическими противниками — герои России


У Кадырова есть пара важных отличий от Квачкова.
Во-первых, про Квачкова мы понимаем, что это не только не путинский проект, но даже и не запутинский. Про Кадырова мы привыкли думать обратное.

Во-вторых, столь открытое и безоговорочное одобрение убийства Немцова — это лобовая и публичная конфронтация с Кремлём, который свою позицию и по убитому, и по теракту на Большом Москворецком мосту выразил с предельной определённостью. Не верю, что Кадыров мог вдруг оказаться не в курсе тех установок, которые получили и политики, и телеканалы, и даже пионеры из бывшего Ольгина. Разумеется, Кадыров в курсе, что Кремль ожидал от него публичного осуждения убийства, или, на худой конец, молчания в тряпочку. Но он вместо этого ухитрился в одном коротком посте и восславить и убийц (пост написан исходя из презумпции, что обвинения в их отношении обоснованы), и убийство, и саму практику ликвидации инакомыслящих. Тезис о том, что вооружённый до зубов террорист, расстреливая со спины безоружного российского жителя, может оставаться искренне предан России и называться храбрым воином — это, согласитесь, очень громкое заявление. Если кто-то не уловил этих тезисов во время митинга в Грозном в поддержку парижских убийств, то в сегодняшнем заявлении, оправдывающем террор в центре Москвы реакцией «глубоко верующего человека» и «всякого мусульманина» на карикатурный скандал, всё сказано с предельной чёткостью.

Убивали, убиваем, будем убивать. И не станем делать вид, что мы осуждаем террор, если его можно списать на карикатурный скандал. И плевать, что там Путин говорит. «Все мусульмане», жребий брошен.

По сути дела, именно это написал (или продиктовал своим московским апостолам) Рамзан Кадыров.
На что он при этом рассчитывал и рассчитывает, я не знаю.
И как власть ответит на его демарш, тоже не знаю.
Но вопрос «Кто в доме хозяин» этим заявлением поставлен с предельной чёткостью.

И, кстати сказать, я по-прежнему не вижу доказательств, что Кадыров причастен к покушению.
Я только вижу, что в предложенных обстоятельствах он жёстко играет на обострение.

PS. В поддержку версии, что Кадыров не знал об участии своих боевиков в теракте на Большом Москворецком мосту, можно процитировать его же пост от 28 февраля:

В центре Москвы убит Борис Немцов. Только силы, заинтересованные в нагнетании напряженности, могли пойти на такой коварный шаг. Организаторы убийства надеялись, что в смерти Немцова весь мир обвинит руководство страны и вызовет волну протеста. Нет никаких сомнений в том, что убийство Немцова организовали спецслужбы Запада, стремящиеся любыми путями вызвать внутренний конфликт в России. Такова их практика... Нельзя при этом не учитывать и ненависть Киева к России. Именно руками украинских спецслужб мог быть приведен в исполнение приговор, вынесенный Немцову в какой-либо западной столице.

В том же посте высказано некоторое количество мыслей, которые Кадыров сегодня счёл неуместным повторять и вспоминать:

Прежде всего, Борис Немцов гражданин России, а посягательство на жизнь гражданина России должно быть строго наказуемо. Я выражаю свои соболезнования матери, родным и близким Бориса Немцова.

28 февраля Кадыров демонстрировал поразительную телепатическую способность читать мысли организаторов покушения, разгадывать их далеко идущие планы, прозревать их тайные чаяния и надежды. Под 20.000 лайков собрал этот сеанс телепатии. Вряд ли он устраивал этот сеанс в расчёте выставить себя посмешищем. Вряд ли он чаял проснуться однажды полевым командиром, не знающим, что творится в его собственных бандформированиях. То есть реально он не знал, что придётся ту же самую ситуацию комментировать уже не отстранённо, снаружи, а вовлечённо и изнутри — оттого и подставился так глупо.

Но теперь, когда череда арестов вдруг затронула его боевиков, он вдруг сам занялся тем, о чём неделю назад писал с таким осуждением: пытается любыми путями вызвать внутренний конфликт в России. Любые пути — это не только оправдание убийства Бориса Немцова, не только принципиальный отказ осудить гнусное преступление с позиций общечеловеческих или исламских, не только восхваление подозреваемых в теракте. Это ещё и остервенелое втягивание за уши всех российских мусульман в конфликт, в котором подавляющее их большинство до сих пор вообще никак не участвовало. Фраза про то, что «патриот России и храбрый воин» Заур Дадаев, «как и все мусульмане, был потрясен действиями Шарли и комментариями в поддержку печатания карикатур» — это довольно прямой призыв ко «всем мусульманам» России — к татарам и башкирам, дагестанцам и ингушам, кабардино-балкарцам и карачаево-черкесам — присоединяться к джихаду таких героев, как Дадаев и Шаванов. Разделять их гнев, мобилизовывать моджахедов в защиту поруганных чувств правоверных, выходить на улицы, требовать смерти для обидчиков истинной веры...

Программа Кадырова ясна. Так же ясно, что из 143 миллионов граждан России она никому, кроме него самого и миллиона его пользователей, не интересна. В связи с убийством Немцова он мог бы о Шарли и помолчать. Но он предпочёл в этот интересный момент поднять солидарность с парижскими убийцами на знамя — и позвать под это знамя «всех мусульман», читающих по-русски.

Надеюсь, он дорого заплатит за эту ошибку.

Оригинал
Всё, что стало к этому дню известно о ходе следствия по делу об убийстве Немцова, полностью подтверждает мои догадки, высказанные здесь 4 дня назад.

Понимаю, как разочарованы ходом следствия и пылкие ватники, мечтавшие о немедленной поимке укрокиллеров, и пламенные оппозиционеры, убеждавшие нас, что никого не поймают и не найдут, либо повесят по обыкновению на Навального с Ходорковским. Но весь смысл моих заметок о расследовании убийства Немцова — как раз в том, чтобы избавиться от глупой шелухи всевозможных презумпций и оперировать достоверно известными фактами. Которых в начале недели у нас было с гулькин, так что имело смысл обсуждать прошлый опыт, а теперь уже есть, что обсудить и осмыслить из свежих сообщений.

Факт №1. История про «неработающие камеры», положенная в основу множества конспирологических набросов, оказалась ровно такой дезой, какой она и выглядела изначально. Разумеется, камеры и были, и работали, их записи собрали, исследовали и сопоставили те самые люди, которые по ящику рассказывали, что никаких записей не существует. Зачем они так поступали — второй раз объяснять не буду.

Факт №2. В расследовании убийства участвуют четыре конкурирующих между собой силовых структуры. Если б убийство было осуществлено по утверждённому Путиным сценарию, то и для стрельбы, и для последующего предъявления публике заранее назначенных «убийц Кирова» можно было бы прекрасно обойтись одной конторой. Которая бы сама и убила, и расследовала, и отчиталась как по нотам, не допуская к работе никаких сторонних экспертов и криминалистов. Хотите исторический пример? Извольте: убийство Столыпина. Пропуск известному террористу с браунингом в царскую ложу был выписан начальником Киевского охранного отделения, подполковником Н.Н. Кулябко. Его же ведомство после роковых выстрелов схватило убийцу и открыло по делу тайное следствие. Столыпин скончался в клинике братьев Маковских в ночь с 5 на 6 сентября 1911, а уже в ночь с 11 на 12 сентября на Лысой горе в том же Киеве повесили его убийцу. С вопросами о заказчиках и организаторах, на которые не могло и не хотело ответить тайное следствие, пытались разобраться потом всевозможные комиссии, собравшие 24 тома улик, но тут уж вмешался царь, и дал прямое поручение прекратить эту работу... Федеральная российская Фемида так быстро работать не умеет, зато в кадыровской Чечне «расследование преступлений» осуществляется по очень сходной формуле: если в понедельник мы слышим о некоем теракте, то до конца недели публике предъявляются какие-нибудь трупы, с объяснением, что это и есть те самые террористы, которых искали, нашли и наказали.

Факт №3. В нынешнем расследовании убийства Немцова такой труп «террориста из Грозного» уже тоже всплыл, и это наводит на некоторые мысли. Ход следствия, таким образом, похож на соревнование двух команд, одна из которых (ФСБ, МВД, СКР, ГП) действует на неподконтрольных Кадырову территориях, пытаясь найти участников покушения и заставить их говорить. Одновременно другая команда, на территориях подконтрольных, пытается заставить их замолчать. Счёт в матче пока 4:1. Четверых взяли живьём (в том числе троих — во враждебной Кадырову Ингушетии), а одного «упустили» правоохранительные органы Чечни. Человек, с февраля успешно скрывавшийся от правосудия, путавший следы, отсиживавшийся за 1500 километров от места преступления, внезапно вспомнил, что он на самом деле — шахид-самоубийца, который ни о чём так не мечтал, как о 72 гуриях. И мы даже — спасибо «Интерфаксу» — знаем конкретные обстоятельства этой чудесной трансформации. Вместо того, чтобы подкараулить «шахида» у выхода из конспиративной квартиры и там свинтить живьём (или, если он сам не выходит, перед рассветом напустить ему в воздуховод какого-нибудь фентанила, и взять спящим), подозреваемого «заблокировали в одной из квартир многоэтажки по улице Льва Яшина». Понимаете это прекрасное слово? «За-бло-ки-ро-ва-ли». Каждый раз, когда мы слышим в новостях, что силовые структуры Чечни кого-то опять «заблокировали», то сразу знаем и продолжение в рифму: «и ликвидировали». Потому что таков изначально был у них приказ. А был бы приказ «Взять живым» — просто подождали бы, пока враг из квартиры выйдет, усыпив его бдительность. Как это наверняка и сделали те силовики, которые взяли живыми четырёх из пяти подозреваемых к сегодняшнему дню.

Факт №4. Никаких данных о связях кого-либо из живых и мёртвых подозреваемых с высокопоставленными заказчиками — будь то в Кремле, в Киеве или в Грозном — у нас нет. Поэтому, несмотря на всё сказанное в предыдущем пункте, я никому не советовал бы на данном этапе делать выводы о причастности Рамзана Кадырова к убийству Немцова. Что в деле есть «чеченский след», и что ищейки его уже взяли, мы знаем неоспоримо. Что кадыровские силовики по мере возможности этот след заметают, мы тоже знаем. Но почему они это делают — тут возможны варианты. Ещё раз напомню о жандармском подполковнике Кулябко. Ну да, он выдал террористу с браунингом пропуск в царскую ложу без обыска. Ну да, террористу потом не дали слишком долго болтать на допросах. Но если кто-нибудь из этих фактов захочет сделать вывод, что именно Н.Н. Кулябко являлся инициатором покушения, его заказчиком или даже просто заинтересованным лицом — тут уж я вынужден буду встать на защиту нисколько не симпатичного мне шефа киевских жандармов. Таких данных в деле нет. Сделав Кулябко крайним, мы всего лишь отсечём более интересные версии и выведем из-под подозрения тех людей, которым Столыпин действительно мешал. Если у нас нет такой задачи, то ограничимся в отношении Кулябка (и Кадырова) теми же пунктами обвинения, которые расследовали в 1911-12 годах сенаторы Трусевич и Шульгин. Да, Кадыров знает об отдельных участниках преступления больше, чем вся верхушка ФСБ, МВД, СКР и Кремля, вместе взятая. Но как он узнал, и когда — вопрос открытый. Версия «был, состоял, участвовал» возможна и допустима, но для её обоснования сегодня нет фактической основы. Точно так же допустимы (и тоже не доказаны) две другие версии, с не меньшим успехом объясняющие противодействие людей Кадырова нынешнему следствию. Может быть, в заговоре, вообще без ведома и благословения президента Чечни, оказались замешаны какие-то его братья, кунаки, друзья и соратники, отдать которых в руки федерального правосудия не позволяет религия и родовой закон чеченских воинов. Сам он может их покарать как угодно — хоть в пожизненную ссылку в Дубай, хоть кожу живьём содрать. Но не отдавать же гяурам на поругание! Или другой вариант: Кадыров вообще не в курсе, кто из его людей участвовал или подозревается в причастности к убийству, он даже не догадывается о деталях. Но как суверенный племенной вождь и полевой командир, охраняющий свою полностью автономную от России вертикаль, он в принципе не готов допустить хозяйничанье федеральных силовиков на своей поляне. Потому что он видит в этом вторжении прямую угрозу всему своему бандостану. Сегодня кого-то из воинов Аллаха пришли допросить про Немцова, а завтра на какие допросы они захотят выдергивать в Москву моджахедов? Если про заказные убийства бизнесменов по всей России, крышевание и отъём бизнесов, угоны машин, похищения людей, вывод федеральных трансфертов на частные счета в BVI — это уже неприятно. А ну как захотят узнать структуру силовой вертикали, сколько в ней стволов, и кто мог бы занять место нынешнего вождя, если вдруг что?! Такого в системе, держащейся на непререкаемом авторитете одного человека, никак нельзя допустить. Вот он и обороняет свою суверенную поляну, при чём тут Немцов вообще.

Факт №5. В продолжение сюжета об отмене «Анатомии Протеста 3» на НТВ и общей смене тона после убийства Немцова, завтра в «Новой газете» и питерской газете «Мой район» должен быть опубликован циркуляр, по которому отрабатывают это убийство платные тролли из бывшего Ольгино. Там всё примерно то же самое, что угадывается и по нежданным превращениям федерального эфира в федеральный елей, и по чудесной перековке самого кровожадного из антимайданщиков обратно в невнятную педовку, помешанную на стильных селфи. Ну, то есть на могилу не плевать, гибели политика не радоваться, к новым расправам не призывать, высказывать убеждённость в скорой и неизбежной поимке заказчиков и исполнителей гнусного преступления, вот это вот всё. Понятно, что такой разворот можно объяснять множеством взаимоисключающих способов. И как временный «ах на семь минут», и как изначальную цель покушения. Но у меня нет задачи объяснить, я констатирую факт: козлы. Замолчали. Не по зову сердца, а по команде.

Факт №6. В предыдущих постах я получил несколько сотен комментариев по унылой теме «кому выгодно?». Ответы давались самые категорические — в предсказуемо широком диапазоне от Путина, Сечина, Суркова и Бастрыкина до Навального, Ходорковского, Порошенко и Обамы. Все люди, задающиеся такими фантазиями, чтобы затроллить предметный разговор о достоверно известных крупицах фактологии, делятся ровно на две категории. Либо искренне тупят, либо на зарплате смену отрабатывают. В любом случае, я страшно не хотел, но собирался написать развёрнутый и скучный пост с объяснением, почему это г*вношоу про «выгоду» следует прекратить. К счастью, Леонид Каганов меня опередил, написав прекрасный, лёгкий для прочтения универсальный ответ всем этим ораторам. Озаглавил его с предельной доходчивостью: Кому выгодно кричать «Кому выгодно?». Разложил по полочкам, сопроводил клипом из мультика про Шерлока. Вышел вполне универсальный ответ конспирологам, не хуже предыдущей открытки того же авторства. Читайте и наслаждайтесь.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире