konchalovsky

Андрей Кончаловский, режиссер

13 марта 2012

F
Прошли выборы Президента, и комментариев по этому поводу вы уже наслушались более чем достаточно! Выборы доказали, что большинство россиян не видит в данный момент иного лидера, кроме Путина. Как говорится: «народ всегда прав – ему виднее…». Почему сейчас не постараться убедить Путина в необходимости перемен, - давление на него очнувшейся части общества уже неизбежно. Так почему не дать ему шанс доказать, что он это понимает? Попытка – не пытка! Это конструктивнее, чем стоять в поле на ветру и твердить: «не уйду, пока Путин в Кремле!». А время достаточно быстро обнажит истину.

В своём предыдущем блоге «Ужаснись сам себе» я говорил о моральной катастрофе, которая постигла Россию – о распаде института семьи, падении нравственности, алкоголизме, педофилии и т.д. Это очевидное следствие. Но следствие чего? Многие спрашивают: в чем причина, где корень зла? Мы ищем объяснений то в крайней бедности, то в семидесяти годах советской диктатуры, то в плохом Президенте.

Мой ответ для многих будет неожиданным: на мой взгляд, дело в том, что подавляющее большинство населения России, подобно ряду других стран Африки и Востока, живёт в отличном от Европы историческом измерении, а точнее - в средневековье. Но, в отличие от Африки и мусульманских стран, мы как-никак - Европа. Нам от Европы никуда не деться - мы не Китай и не Индия. Несмотря на то, что Восточное христианство на Руси почти и не развивалось с V века, мы все равно культура европейская. Несовпадение культурных ценностей России и Европы особенно не популяризируется, а, между тем, эта разница существенно повлияла на состояние морали в России.

Я думаю, что кризис национального сознания, апатия и даже отчаяние вплотную связаны с резким изменением исторических и экономических условий после крушения СССР. Неожиданная свобода без правил, которая установилась в стране, резкое обнищание населения, стремительное обогащение отдельных людей и, главное, информационный «океан», обрушившийся на людей с сознанием, которое было веками изолировано от остального мира – всё это вызвало растерянность и комплекс неполноценности. И как мы ни старались убедить себя в том, что у нас особый путь, - постоянного сравнения с Европой нам было не избежать. И это сравнение не в нашу пользу.

Выехав в Европу, мы всегда удивляемся, что там чисто, люди вежливы, не выкидывают мусор из окон, водка не «палёная» и т.д. А вернувшись домой, поначалу замечаем все безобразия, но быстро втягиваемся в привычный для нас образ жизни.

Нам очень трудно понять, почему у «нас» не так, как у «них».
Объяснение лежит, как я уже сказал, в средневековом сознании россиян. И не надо воспринимать это как недостаток или оскорбление. Я не вижу ничего страшного в том, что Россия ещё в «начальной школе» цивилизационного процесса. Для меня ученик начальной школы ничем не хуже студента университета, а в чем-то и лучше. В этом смысле я утверждаю вслед за Львом Гумилёвым, что мы пока молодая нация. Просто нам ещё предстоит сдать выпускные экзамены, прежде чем поступить в университет…

Трудно осознать, что разные цивилизации развиваются с РАЗНОЙ СКОРОСТЬЮ.
Повторяю, понять это нелегко! Подобно тому, как средневековому человеку было невозможно представить, что в тот момент, когда он просыпается, на другой стороне планеты миллиард людей ложится спать, - так и нам трудно ощутить разницу в уровнях исторического развития народов.
Разницу в часовых поясах можно ощутить, мгновенно перенесясь с помощью самолёта в другую часть света, ибо временная разница вызывает физический дискомфорт - расстройство биоритмов: человек страдает головной болью, засыпает не вовремя и т.д. И нужно некоторое время, чтобы приспособиться к другому времени суток (по-английски - это jetlag).

Так вот, применительно к разнице в уровнях исторического развития различных народов, я бы использовал понятие «исторический jetlag».

Внешние приметы современности, общедоступные по всему миру: «Кока-Кола», «Мак Дональдс», «Мерседес», джинсы, рэп и Гарри Поттер – обманчивы, они не меняют веками устоявшихся глубинных ценностей, определяющих поведение человека той или иной культуры. И в Саудовской Аравии неверной жене могут рубить голову в то время, как ее муж, поменяв свою джалабию на костюм от Бриони, катается в Бентли по Лондону!
И когда я сегодня слышу, что кто-то говорит шутя – «это какое-то средневековье!», я серьёзно замечаю, что это - правда.
Давайте разберёмся, почему справедливо моё утверждение что Россия живёт в феодализме.

Вообще-то настоящего феодализма на Руси не было, так как не было феодалов, которые могли ограничить власть князя, а были сатрапы, целиком зависящие от Великого Князя. А вместо рыцарей были свои служилые - княжеская дружина, которая подобно рыцарям кормилась за счёт оброка с земледельца, «тяглового сословия». Поскольку в России не было условий для возникновения независимой буржуазии, служилые люди, кормившиеся за счёт труженика, не встречали оппозиции. При Иване Грозном это были опричники, потом становые, чиновники, судьи, губернаторы - это паразитирующее сословие оставалось вплоть до реформ Александра II. В начале ХХ века возникающее новое буржуазное сознание было жестоко искоренено большевиками. Советская власть на какое-то время затмила естественную культуру Руси насильственным внедрением стерильного «нового сознания» строителя коммунизма как винтика государственной машины.

Но с перестройкой и распадом советской власти народ в своей истории, получив в первый раз неограниченную свободу, по-своему воспользовался ею и стал быстро возрождать ценности, присущие его менталитету. Феодализм гнездится у нас в каждом чулане, стоптанном валенке, под сиденьем бронированного Бентли и в золотых часах Ролекс на холеной руке! И русский муж в «Роллс-ройсе» будет обращаться со своей спутницей в добрых традициях XIV века.

Посмотрите окрест себя: куда ни глянешь - братки и крыши, рейдерство и убийства за отказ платить дань или делиться своими активами! Суды по понятиям и всепроникающая готовность нарушить закон любого представителя власти. Сопротивляться бесполезно, жаловаться некому – судьи глухи! «Кущевская» по всей стране, даже рабство возродилось, – недаром в Кущевке судят за это мать Цапка! Что это как не феодализм?

Почему это так? Каждая эпоха вырабатывает базовые ценности и понятия, которыми руководствуется человек в своей повседневной жизни. У нас эти ценности сформировались ещё в средневековье и с тех пор не изменились.
Возьму только четыре понятия, которые, на мой взгляд, главные.

Отношение к богатству. Как мы относимся к богатству? Радуемся ли мы, если видим что наш сосед стал богат? К сожалению, наоборот: «наворовал, схитрил, словчил, - вот бы отнять и разделить поровну!» - эта мысль так и свербит где-то в мозжечке. И хотя эта ненависть бывает справедливой по отношению к изворовавшимся чиновникам, неприязнь ко всем успешным людям в России повсеместна. В феодальном сознании возвышение соседа воспринимается, как угроза собственному благополучию. Помните поговорку: «У соседа корова сдохла – пустяк, а приятно»?

Итак, идея перераспределения богатства - основа феодально-общинного сознания. Её возникновение объяснимо. В те далёкие времена богатство измерялось количеством земных владений («феод» - по латыни - надел земли). Земля на планете существует в неизменном количестве, поэтому землю можно только перераспределить. Отношение феодала к деньгам как к земле, которая может только перераспределяться, рождало вывод, что «обогащение другого всегда идет за мой счёт».

Как результат - мы до сих пор воспринимаем возвышение соседа, как угрозу собственному благополучию. Отсюда зависть и желание облить дерьмом каждого, кто успешнее нас. Об этом я и снял фильм «Курочка Ряба», который так не любят «защитники» русского народа! Но жизнь много раз подтвердила правоту моего анализа – это судьбы тех успешных фермеров, которых окружение завистливых бездельников вынудило разориться и уехать.
В России человек не может гордиться своим богатством. Даже если он нажил его честным трудом, он старается поскорее скрыться за высоченным забором от взглядов посторонних. Вы не замечали, что после перестройки Россия стала страной самых высоких заборов?
Следующая базовая ценность - степень доверия.

Вдумайтесь, кому вы лично верите? И много ли народа верит вам? У нас в России никто не верит никому! Пословица «оглянись вокруг себя, не имеет ли кто тебя!» - самое яркое доказательство этого. Мы не верим продавцу в магазине, начальнику на работе, офицеру ДПС, законам, судье, прессе, власти. Прошедшие выборы - наглядный пример взаимного недоверия народа и государства, - каждый, как на базаре, старается уличить другого в жульничестве. Ну в Европе, например, разве такое возможно?
Низкий уровень доверия – ещё один признак феодализма.
Многие из вас мне тоже не верят, и все думают: «что он всё критикует? Ему значит выгодно… или у него какая-нибудь задняя мысль?»
Так вот, чем ниже уровень доверия, - тем более вероятность того, что власть, чтобы влиять на исполнение поручений, вынуждена стремиться к централизации, к ручному управлению и, в конце концов, к авторитаризму.

В феодальном обществе круг доверия ограничивается семьёй и близкими друзьями. Знакомый «пейзаж»?
Все, что за пределами семьи вызывает полное равнодушие к проблемам «чужих» или даже враждебность. При низком уровне доверия расцветает средневековое понятие «непотизм» – назначение своих родственников и дружков на всевозможные выигрышные посты. «Семья» как понятие возродилось сразу в 90-е, помните? Достаточно было произнести это слово, и все понимали, о какой семье идет речь.
В Европе передача государственных привилегий своим детям абсолютно исключена!
Что же в странах с феодальной нравственностью? Все места около больших потоков бюджетных денег заняты детьми и родственниками властных родителей, и, конечно, и речи быть не может о социальных «лифтах»!

Перейдём ещё к одной ценности. Личная ответственность, жёсткая внутренняя дисциплина.
Вот как блоггер denalipark пишет, очень мне понравилось:
«1. почему на станциях метро устанавливают высоченные конусы, чтобы преградить путь безбилетникам, прыгающим через турникеты?
2. почему у нас все выходы на вокзалы перегородили заборами – от зайцев? Кто бегает от контролеров?
3. Кто сам сует деньги за нарушенные правила, а потом вопит, что виновато ГИБДД?
4. Сколько человек из вас ездит на автомобиле по купленным правам?
5. Сколько человек из вас получает зарплату в конверте и не платит налоги?
6. Сколько человек из вас торгует дипломами и другими документами в переходах метро? И сколько покупает их, чтобы потом использовать при устройстве на работу?
7. Кто работает на производствах, выпускающих продукты питания, которыми можно отравиться?
8. Кто работает в магазинах, втюхивающих эти продукты, да еще и просроченные?
9. Кто, как только попав в начальнички даже мелкого калибра, начинает тянуть деньги и брать взятки?
10. И наконец, откуда берутся эти самые чиновники, на которых вы жалуетесь? С Марса прилетели? Путин их всех назначает и даёт инструкции? Или американцы их сюда заслали? Да нет, они ходили с нами в одну школу, вместе в институтах учились, выпивали с вами вместе…». По-моему, очень хорошо сказано!
Ответ на все эти вопросы один – русская история не воспитала в людях чувства персональной ответственности! Я об этом уже писал и буду писать и повторять бесконечно.
Безответственность сохранилась в нас со времён крепостного права, когда крепостной холоп-земледелец ни за что не отвечает – за него отвечает Господь Бог, землевладелец и плохая погода.
Православный обряд - раскаяние, искупление и отпущение греха - тоже способствовал распущенности человека: новый грех «позволяется» и всегда может быть отпущен в будущем.

Нежёсткий, расплывчатый этический код – признак феодального сознания.
Жёсткие социальные обязанности – правила, которые нельзя нарушать - были насильственно привиты европейцам в период возникновения капитализма. Это был нелёгкий и болезненный процесс – воспитание гражданина, - и он нам ещё предстоит, если мы хотим расти и развиваться как современная нация, этот процесс.
И последнее - отношение к труду. Ну как может относиться к труду крестьянин, который знает, что половину (если не больше) у него отнимут «служилые люди», что-то заберёт сборщик оброка, и ему останется только на пропитание и на следующий посев?
Как может относиться к труду земледелец, не знающий, какой будет урожай при таком неустойчивом климате как в средней полосе России? Но детей кормить-то надо. Поэтому для феодального труженика, который работает не на своей земле, труд - это бремя, неизбежное зло, а настоящее удовольствие можно получить лишь вне работы. Знакомая философия? Так большинство россиян и сегодня относится к своей трудовой деятельности.
Но бывает другое отношение к труду. Он может быть радостью и удовлетворением,
- если ты знаешь, что свой продукт ты можешь продать по своей цене;
- если ты знаешь, что качество твоего продукта зависит от твоего таланта и умения;
- если ты знаешь, что вырученные деньги ты можешь истратить по своему усмотрению или положить в банк.
Все эти понятия недоступны для феодального человека, так как они возникали в классе ремесленников и торговцев по мере развития мелкой буржуазии.
В России государство делает преступно мало для того, чтобы защитить мелкого собственника от оравы паразитирующих «служилых людей», - как и пять веков назад.
Я перечислил не все ценности, которыми руководствуется современный человек, но даже этого достаточно, чтобы осознать, какие устаревшие понятия мешают нам стать современным обществом.

Конечно, не во власти русского народа было изменить географические и исторические условия, в которых развивалось его сознание и культура, это была судьба! Мы очень талантливый, добрый и терпеливый народ, но отсутствие определённых принципов в нашем этическом коде способствует проявлению худшего в человеке – эгоизма, равнодушия, тотального недоверия и, в конечном счёте, постоянной готовности к агрессии, что делает обывательскую жизнь очень трудной. И что важно, большинство людей даже не знает, что возможна иная жизнь!
Но уверен: пока народ будет исповедовать средневековые ценности, власть будет тоже средневековой и методы её будут соответствующие.
Усвоение новых правил - задача колоссальной трудности! Даже если кто-нибудь из нас решит сегодня жить по-другому, он тут же столкнётся с феодальным сознанием за пределами своего дома – в трамвае, магазине или суде.
У меня есть некоторые надежды на изменение политики государства и я надеюсь, что власть поймёт, что никакие новые школы, больницы, местное самоуправление и самые продвинутые нанотехнологии не избавят Россию от укоренившихся несколько веков назад понятий и приоритетов. И если мы не осознаем, как далеко мы отстали, в течение одного-двух поколений нам суждено скатиться в неолит и там остаться.

Я жду, когда лидер нации открыто признает, что Россия ещё не избавилась от феодальной психологии, и что государство готово употребить все свои ресурсы и мощь – школу, законы, телевидение и прессу, церковь, религию - для внедрения в сознание масс новой системы ценностей. Открытое признание наших недостатков может быть первым шагом на пути к модернизации, на пути к воспитанию свободного русского человека.
Я жду решимости и откровения от Владимира Путина и не знаю, дождусь ли. Ну что ж… тогда будем продолжать жить «по понятиям» и не замечать, – жили же тысячу лет! Всего хорошего!
27 февраля 2012

Ужаснись сам себе!

Добрый день!
Мой блог будет называться «Ужаснись сам себе». Я недаром выбрал это заглавие. У Маркса есть знаменитая фраза: «Чтобы вдохнуть в народ отвагу, нужно заставить его ужаснуться самому себе!». Вот и я уже который год призываю мой народ ужаснуться многим фактам и обстоятельствам русской жизни, чтобы обрести отвагу и желание ЖЕЛАТЬ! Желать самому меняться, и менять жизнь вокруг себя!

Меня уже давно записали в русофобы, которые презирают свой народ.
Ну глупость это, – тогда русофобом можно назвать и Чехова, и Горького, и Герцена, и Чаадаева – великих русских, желавших разбудить Россию, а не искать бесконечно виноватых в своих горестях.

Русский народ – не мертвец, чтобы о нем говорить только хорошо.
Мы – живой, полный сил, талантливый народ, просто очень молодой, и еще не прошедший своего исторического пути, ведущего к процветанию и успеху каждой личности. Так что мы будем говорить сегодня об ужасном в русской реальности. А кто хочет слушать о себе приятное, – читайте выступления Президента Медведева или сказки Афанасьева.

Вот и сегодня я хочу вам напомнить несколько потрясающих цифр и фактов, которые ясно подтверждают, что Россия по многим показателям находится не в Европе и даже не в Азии: по уровню коррупции, по продолжительности жизни, по уровню инвестиций в науку и тому подобном мы – в Африке!
Я даже больше скажу – это не нам надо обижаться за такое сравнение, а африканцам! У африканцев есть объяснение своей отсталости: их четыре века нещадно эксплуатировали и уничтожали «пришельцы» – расисты и колонизаторы, а нас, русских, последние четыре века кто колонизировал, кто гнобил нас, кроме нас самих?

Так вот, мы часто игнорируем статистику – сейчас будет статистика – в сухих цифрах трудно охватить умом реальность.
Но масштабы трагедии, которая разыгрывается сейчас на территории России, настолько критичны, что я призываю вас напрячь своё внимание.

Смертность в России.
За последние 20 лет в России вымерло более 7 млн. русских. По этому показателю мы опережаем Бразилию и Турцию на 50%, а Европу – в несколько раз.

Ежегодно Россия теряет по численности населения целую область, равную Псковской, или крупный город, такой как Краснодар.

Количество самоубийств, отравлений, убийств и несчастных случаев в России сравнимо с уровнем смертности в Анголе и Бурунди.

По продолжительности жизни мужчин Россия занимает примерно 160-е место в мире, уступая Бангладешу.

Россия занимает 1 место в мире по абсолютной величине убыли населения.

По оценкам ООН, население России с нынешних 143 миллионов человек к 2025 г. сократится до 121-136 миллионов.

Цифры, отражающие кризис семьи в России, тоже ужасают: 8 из 10 стариков, проживающих в домах престарелых, имеют родственников, способных их содержать.
Но, тем не менее, они отосланы в приюты! Родственники от них отказались.

У нас от 2 до 5 миллионов беспризорников (после Великой Отечественной войны их было 700 тысяч).

В Китае на 1 миллиард 400 000 тысяч населения беспризорных только 200 тыс., – т.е. в 100 раз меньше, чем у нас!
Вот что значат дети для китайца! А ведь забота о стариках и детях – это залог процветающей нации.

80% из 370 тысяч детей, находящихся в детских домах, имеют живых родителей.
Но их содержит государство! Я вообще считаю, что это – уголовщина.

Мы занимаем 1-е место в мире по числу детей, брошенных родителями.

Все эти цифры свидетельствуют об эрозии, распаде семейных ценностей у нас в стране…

Преступления против детей – только послушайте.
По данным Следственного комитета РФ за 2010 год 100 тысяч несовершеннолетних стали жертвами преступлений, – из них 1700 детей изнасилованы и убиты (по этим цифрам мы опередили даже Южную Африку). Это значит, что каждый день в России убивают 4-5 детей.

В 2010 году в России было совершено 9500 сексуальных преступлений против несовершеннолетних – из них 2600 изнасилований, 3600 ненасильственных половых сношений (за 8 лет сексуальная преступность выросла почти в 20 раз).
Нас в этих преступлениях опережает только Южная Африка.

Наркомания и Алкоголизм.
30 тысяч россиян ежегодно гибнет от наркотической передозировки (население небольшого городка).

В год от водки погибают 70 000 человек.
В Афганистане во время войны погибло наших солдат 14 000!

По данным Всемирной Организации Здравоохранения на одного гражданина РФ в год приходится 15 литров чистого спирта, притом, что если потребление чистого алкоголя на человека больше 8 литров, то возникает угроза выживанию нации.

Коррупция
Размер взяток в России удесятерился, ну а суды между собой наших олигархов в Лондоне стали посмешищем для мирового бизнес-сообщества.

Безнаказанность в правовой сфере дошла до того, что против погибшего в тюрьме юриста Магнитского возбуждено уголовное дело, – то есть решили судить мёртвого человека, который, естественно, не может себя защитить!
В Европе подобный инцидент последний раз случился в XVII веке, когда выкопали из могилы Кромвеля и вздёрнули на виселице – так сказать, правосудие, вдогонку!

В ежегодном исследовании Transparency International Россия по уровню коррупции за 2011г. спустилась на 154-е место из 178 стран.
Мы соседствуем с Гвинеей-Бисау и Кенией.

Так что в свете приведённых цифр можно смело говорить об упадке национальной нравственности – и, в конечном счёте, ответственность за это несёт наша власть.

А теперь – знаете ли вы, что:

За последние 10лет в Сибири исчезло 11.000 деревень и 290 городов.
Средняя плотность Сибири и Дальнего Востока – 2 человека на 1 кв. км.
Средняя плотность Центральной части России – 46 чел./кв. км.
Средняя плотность населения Китая – 140 чел./кв. км.
Средняя плотность населения Японии – 338 чел./кв. км.

Для кого мы завоёвывали и развивали Сибирь и Курилы?
Для китайцев или японцев, так получается!

Для страны с таким богатством природных и водных ресурсов, позорно иметь 50% населения бедняков.

На меня эти цифры наводят оторопь.
Надеюсь, что и на вас. Я уверен, что Путин знает все факты – интересно, что он по этому поводу думает?

Как это ни трагично, я думаю, что, очевидно это ещё не предел, не самое худшее, мы ещё не коснулись «дна», и народ ещё не дозрел до способности ужаснуться себе самому и, наконец, обрести отвагу, чтобы спросить, «где мы живём?».
Мы принюхались к вони в подъездах и сортирах! Мы привыкли к тому, что убивают вокруг нас. Мы привыкли к тому, что люди по российским городам и весям буквально сражаются за свою жизнь.

Журналист, родившийся в Кущевской, Анатолий Ермолин так и написал: «Если в Кущевской убили бы не сразу 12 человек, а было совершено пять убийств по два человека, этого бы никто и не заметил, как это обычно происходит в нашей стране».
Ну кто в России не знает, что «Кущевка» не только в Краснодаре, – она по всей стране! Что братки и цапки – это и есть реальная власть, которую вы сами выбираете в депутаты местных собраний! Каждый у себя в посёлке знает, кто «крутой», – у кого связь с полицией и прокурором.

Кремль только и делает вид, что борется с коррупцией, увольняя десятками генералов МВД, чиновников среднего звена, губернаторов.
Он великодушно заменяет им расстрел на «заслуженный отдых» в Дубаи и на Лазурном берегу! Неужели власть всерьёз думает таким способом покончить с коррупцией? Но, с другой стороны, по всей стране вы выбираете в местную власть кандидата, у которого на лбу начертано «я вор», а потом удивляетесь, что власть коррумпирована!

И я думаю, неужели должна вымереть половина нации и русские должны «ужаться» до Урала, чтобы народ проснулся (повторяю, народ, а не крохотная группа думающих людей!) и потребовал от власти не приятных успокаивающих новостей и очередных обещаний, а правды, и прежде всего – признания того, как сейчас плохо!
Вспомните: в 1941 наступила катастрофа, – это был вынужден сделать Сталин. В 1956 большевики почувствовали, что грозит расплата за десятилетия террора, – и это был вынужден сделать Хрущёв. А сегодня Россия приближается к демографической и моральной катастрофе, которой никогда не испытывала!

Этот факт связан со многими обстоятельствами.
Главным из которых является безответственная экономическая политика 90-х, рухнувшая на людей с феодальным сознанием, никогда не знавших частной собственности на землю и капитализма, людей, которые за 70 лет навсегда потеряли зарождавшийся, такой едва-едва зарождавшийся, дух предпринимательства.

Что делать?
Ну вот журналист Михаил Берг пишет в блоге: «Мы живём в одной стране, но у нас два народа. Крохотная кучка думающих, которым нужна большая свобода и честные выборы, и огромная «непродремавшаяся» масса российского обывателя. И между ними – пропасть из страха, самого сильного и опасного страха, и социального недоверия... Можно бороться с «партией жуликов и воров», можно корить русское чиновничье семя, испоганившее собой всю русскую историю, но невозможно отменить тот факт, что непременное большинство русского населения практически не меняется в своих фундаментальных характеристиках уже много веков!..».
Как ни грустно, вынужден с ним согласиться. Даже добавлю от себя – ваши угнетатели выходят из ваших же рядов!

Поэтому я не знаю что делать, кроме как попытаться встряхнуть вас и заставить ужаснуться самим себе.
Вот Юлия Латынина считает меня не только пессимистом, но «демотиватором», – мне же кажется, что мотивировать человека можно, когда он в сознании и хочет спастись. А если он в обмороке или в летаргическом сне? Иногда, чтобы привести человека в чувство, врач бьёт его по щекам.

Я знаю, что я услышу в ответ, – уже слышал много раз, но понимаю, что, если хотя бы треть читающих и слушающих меня сейчас была согласна со мной, то РОССИЯ БЫЛА БЫ ДРУГОЙ СТРАНОЙ.

Я убеждён: России нужен лидер, который имел бы смелость Петра Великого, чтобы сказать людям слова, которых они давно не слышали.
Эта будет горькая правда, ибо трудно признаться в том, что Россия не может двигаться вперёд, потому что не хочет понять, как далеко она отстала в своём цивилизационном развитии от Европы.

Я понимаю, что лидер нации, политик, несёт огромное бремя политической ответственности и, как правило, не может говорить свободно.
Но сегодня только чёткое и воодушевляющее, пусть безжалостное, но живое, искреннее слово может стать поводом для национального пробуждения от феодальной спячки.

Только сделав это, можно надеяться, что нация, инстинктивною своею мудростью поймёт и примет тот нелёгкий и, может быть, беспощадный путь, который только и может выдернуть нашу страну из ямы, в которую мы погрузились.
Я не знаю, способен ли на такой самоубийственный поступок Владимир Владимирович Путин. Способен ли он взять «стальную метлу» и провозгласить равенство ВСЕХ перед законом? Всех без исключения. Если способен – ему суждено почётное место в Пантеоне Российской Истории. Если нет… не знаю…

Я русский, скучаю по своей Родине, но я её «не вижу»!
Я не вижу страны, которой я хочу гордиться. Я вижу толпы недовольных раздражённых лиц и чужих людей, которые боятся друг друга!

Я хочу гордиться своей Родиной, а мне за неё стыдно!
Когда я гордился Родиной последний раз? Не помню! Но я точно знаю, что ПРАВДА о том, в каком состоянии находится наш народ, ПРАВДА, сказанная громко на весь мир, вызвала бы у меня, и не только у меня, больше гордости, чем победа наших хоккеистов на Олимпиаде.

Всего хорошего!
Приветствую вас после довольно долгого периода молчания. Мне говорить не хотелось просто потому, что я хотел бы увидеть как пройдёт знаменитый день наш 4 февраля. И мне хотелось подождать, прежде чем высказаться. Конечно, на этих митингах были призывы и «взять Кремль», и «свалить власть», и немедленно «заменить всех, кто там находится», «желание новых, честных людей в Кремле» - это вызвало желание поделиться по поводу того, что происходит.

Вот такая умная женщина Юлия Латынина, я с интересом её читаю. Она довольно часто сейчас употребляет два термина, которые требуют определённой объективности: «революция», и в России появился «средний класс». Это приветствуется как большое открытие, «мы живём в новой стране» – в общем, такое ощущение, что эйфория охватывает интеллигентные умы. Лозунг русской либеральной интеллигенции, говорил Лесков, это – «кто не с нами, тот подлец». Это свойственно и Юле, - некая категоричность, если мы говорим о революции и употребляем такие слова.

Я бы хотел начать с той фразы, которую я часто повторяю, великого русского марксиста Плеханова: российская история «ещё не смолола той муки» из которой можно «испечь пирог социализма». Он имел ввиду, что слово «социализм» можно применить к слову «демократия». Эта фраза Плеханова до сих пор для меня актуальна, - и позже я объясню почему. Плеханов предупреждал Ленина, что политический переворот и захват власти большевиками приведёт Россию к трагическим последствиям. Он даже говорил: «Володя, не лезь на рожон», - уровень российского общества не достиг «высокого уровня сознательности», и планы большевиков по «модернизации» русского общества, говорил Плеханов, могли обернуться диктатурой кровавой и в результате культом личности, – всё это он предвидел. И сегодня как раз такой какой-то момент оживления социально ориентированной части общества, и эта фраза Плеханова обретает для меня особую актуальность.

Возьмём такую вещь как массовость того, что происходит в России, - это не более, чем как иллюзия, на мой взгляд. Если возьмём Москву – население там по некоторым данным 18-20 миллионов человек. Из них на митинг пришло 200 тысяч – это 2 процента, из которых половина – люди, которые пришли из бюджетной сферы, половина людей, которых просто привезли на автобусах, им приказали, и половина из них даже не мечтают о политической независимости от Кремля. А если взять всю страну, то вы понимаете, что это - практически ничего…

Вообще-то «взять Кремль» - это как раз то самое, что, собственно, Ленин хотел использовать власть для того, чтобы «использовать её как Архимедов рычаг», чтобы вытащить народ из той отсталости вековой, в которой Россия находилась.

Не будем забывать, что пока интернет не играет той роли, которую будет, на мой взгляд, играть в ближайшем будущем, может, в ближайшие три-четыре года. Поэтому, на мой взгляд, большинство пока российского населения не только не принимает участия никакого в политической жизни страны, не ходит на митинги и демонстрирует как-то свою гражданскую обязанность – выразить недовольство, предположим по поводу политики сегодняшней власти.

Что делать? Я думаю, что необходимо бесстрашно посмотреть правде в глаза и признать, что Плеханов ещё прав, что российское общество не готово демократическому преобразованию серьёзному, оно не готово к демократии. А для выработки какой-то стратегии надо всё-таки бесстрастно проанализировать, каким сегодня является российское общество и сильно ли оно отличается от российского общества, каким оно было 500 или 100 лет назад.

Вот какой была на протяжении веков российская цивилизация и какой она сейчас является?

Алексей Кара-Мурза в своей книге «Новое варварство» как проблема российской цивилизации» пишет: «Русская цивилизация структурировалась как «военный лагерь» (об этом писали С.М.Соловьев, В.О.Ключевский, А.АКизеветтер – крупные историки), когда непосредственное материальное производство (осуществляемое «тягловым сословием») было подчинено системе распределения жизненных ресурсов среди «служилого сословия» (читай – опричники, жандармы, судьи, офицеры МВД, братки, «крыши» – А.С.К.), обеспечивающего защиту и руководство, духовную интеграцию социума». Иными словами - наработанное тружеником отнималось и распределялось. Это и называется «корпоративно-дистрибуционный принцип». Вот запомните - «корпоративно-дистрибуционный принцип».

Это означает, что не столь важно, что и как производится, - важно то, как это распределяется. Собственно, такое общество и называется «варварским обществом». Почему этот тип общества философ Соловьёв считает варварским?

Вот в статье «Птенцы Петра Великого» (1861) он задаётся вопросом и пишет: «Что такое общество варварское и общество цивилизованное? Какое существенное различие между ними?». И отвечает: «Основной признак варварства есть… стремление самим не делать ничего или делать как можно меньше и пользоваться плодами чужого труда, заставлять другого трудиться на себя…».

В противоположность этому обществу существует более высокая ступень развития общества, – где личность стремится к развитию собственных ценных качеств.

Естественно возникает вопрос: когда же происходит переход от «варварства» к «цивилизации»? Вот философ Соловьёв отвечает: «Общество выходит из состояния варварства, когда является и усиливается потребность в честном и свободном труде, стремление жить своим трудом, а не на счёт других; человек растёт нравственно трудом, общество богатеет и крепчает…»

Ну казалось бы, всем понятная истина, но ответьте мне на вопрос такой: видели ли вы русского владельца ресторана или предприятия, который трудился бы на кухне своего ресторана или вкалывал инженером на своей шахте? Я таких людей не припомню. Я знаю, что главная их задача - это следить за тем, чтобы «не воровали» и «снимать кассу» - вот это «традиционная» работа российского собственника. А в Европе, сплошь и рядом, владельцы ресторанов и предприятий сами работают на своих предприятиях, показывая высокий профессионализм. В Европе это называется «личная годность» человека.

В своё время марксист и серьёзный оппонент Ленина П.Струве определил степень цивилизованности личности как рост её продуктивности («личная годность»), - в противоположность варварству «паразитирующего индивида». Струве формулирует понятие следующим образом: «Личная годность есть совокупность определённых духовных свойств: выдержки, самообладания, добросовестности, расчётливости. Прогрессирующее общество может быть построено только на идее личной годности, как основе и мериле всех общественных отношений» .

Таким образом, рост личной годности человека есть процесс перехода от варварства к цивилизации, и этот принцип ведёт к возвышению отдельных личностей над менее активными и способствует конкуренции между отдельными индивидуумами, ведёт даже к неравенству, и происходит какая-то дифференциация между людьми – «годными, очень годными и негодными не на что».

Вот это стремление индивидуума к развитию собственной «годности, продуктивности» - черта западного общества, основанного на индивидуализме. Сознание русского человека, который вышел из крестьянской общины. Индивидуум подавляется безжалостно, - отсюда безответственность и стремление к «паразитизму». Ну, собственно, об этом я снимал «Курочку Рябу». Помимо того, что я говорил об этом – о русской зависти - я как раз говорил о том, что человек не любит в своей среде тех, кто старается возвысится и стать более полезными и более лично годными. Помню, посмотрев мою картину, многие посчитали, что я ненавижу или презираю Россию. Вы знаете, я не свои мысли говорю, я цитирую наших классиков.

Вот, например, Василий Ключевский - «В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы некуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало; вторые беспомощны, потому что их слишком много...» .

Не первый век русские властители пытаются «модернизировать» наш народ, ничего не получается! Какие-то мистические препятствия стоят на пути любой модернизации! Вот сейчас модернизацию объявил Медведев, и, судя по всему, это так же уйдёт в песок или будет извращено как предыдущие попытки императоров или революционеров.

Склонность к «паразитизму» у русского общинного человека и была использована большевиками в нагнетании ненависти к «кулаку», годному человеку, и «буржую» в лозунге «Грабь награбленное!».

П.Струве писал по этому поводу: «В русской революции идея личной годности была совершенно погашена. Она была утоплена в идее равенства безответственных личностей…» Я всё время говорю, насколько русские люди безотвественны. «…Идея личной безответственности есть прямая противоположность идее личной годности». «Я требую того-то и того-то, совершенно независимо от того, могу ли я оправдать это требование своим личным поведением...» . Очень знакомая философия, правильно?

Вот Соловьёв пишет опять: «Тем общество совершеннее, развитее, чем сильнее в нем стремление к труду; тем оно слабее, чем более между его членами стремления жить на чужой счёт». «Наша Россия была именно слаба этим присутствием в ней варварского начала, начала косности, которое порождало стремление жить чужим трудом и, в свою очередь, поддерживалось этим стремлением…». «…Признаки варваризации можно было наблюдать в самых разных проявлениях социальной жизни: «в печальном состоянии сельского народонаселения, в бедности городов, в отсутствии промышленности, незначительности торговли, в сильном холопстве, в привычках значительного человека окружать себя толпою лиц для личных услуг…» (А.Кара-Мурза «Новое варварство как проблема российской цивилизации»). Очень знакомо.

Вот, понимаете, можно констатировать, что эти черты до сих пор характерны для нашего общества. И сегодня бытие русских отражает их сознание – это, по сути, те же российские крестьяне с теми же архаическими ценностями, но только не в деревне, большинство из них переехало в города, работает на предприятиях, но проповедует ту же самую этику. По прежнему господствует принцип «не столь важно, что и как производится, - важно то, как это распределяется». И не только в станице Кущевской, по всей стране «служилые» люди и братки позволяют и потворствуют тому, что бандиты наводят ужас на беззащитных тружеников. И все знают, что помощь ждать неоткуда - силовые структуры, «служилые люди» срослись абсолютно с криминалом. Что это, по вашему, плохие люди? На мой взгляд, это и есть отражение того состояния, в котором находится российское общество, это и называется варварство средневековья.

Вот это архаическое крестьянское сознание – первопричина отставания России и её отличие от Европы. В каком-то смысле, я думаю, что российская реальность на протяжении столетий имеет много общего с колониальной Африкой. Вот не удивляйтесь. Я понимаю, что это сейчас вас корёжить от того, что я говорю, потому что я тоже согласен с мыслями интересного социалиста и марксиста Кондулукова Сергея, который так анализирует процесс: «Производительные силы таких капиталистических стран как Англия и Франция во многом, если не в основном, существовали за счёт эксплуатации внешних колоний. Для Англии такой крупнейшей колонией была Индия, для Франции страны Африки. Именно за счёт эксплуатации своих метрополий и развивали свои производительные силы Англия и Франция. У России таких колоний не было, во всяком случае в явном виде. Зато был огромный класс крестьянство. 75% всего населения России до революции составляли крестьяне». Кондулуков уподобляет огромную массу русского крестьянства эксплуатированную «белой частью дворянства» Африканскому континенту, эксплуатируемому Европой.

И действительно, Россия представляла собой огромный континент темной крестьянской массы варварского народа, в котором возвышались островки европеизированной «иностранной» цивилизации дворян и чиновничества, которому мысли и чувства простого крестьянина были чужды и непонятны.

Вот, например, даже Толстой в предисловии к варианту «Войны и Мира» не без гордости пишет: «…я никогда не мог понять, что думает будочник, стоя у будки, что думает и чувствует лавочник, зазывая купить помочи и галстуки…и т.п. Я так же не могу понять этого, как и не могу понять того, что думает корова, когда ее доят, и что думает лошадь, когда везёт бочку… потому…что я сам принадлежу к высшему сословию, обществу и люблю его…». Понимаете, что интересно, Толстой – великий знаток русской души. Говорит, я не знаю, что думает крестьянин. И он действительно мало мог знать об этом. Ибо крестьянин «жил» там – в Африке, а он жил в Европе, говорил по-французски, по-английски и слушал Бетховена…

Поэтому вот Плеханов отмечал тоже: «…европеизированное русское "общество" представляло собой как бы европейскую колонию, живущую среди варваров. Это было вполне верно. Но изменить к лучшему тяжёлое положение иностранной колонии, заброшенной в среду русских варваров, могло только одно общественное явление: европеизация варваров». Об этой европеизации задумывались русские цари даже до Петра, а у Пётр, абсолютно «обожжённый» Западной Европой, решил русских европеизировать насильственно, но он взял как-бы поверхностно – бороды брить, кофе пить, понимаете, вымя у коровы мыть и так далее. Павлу показалось этого недостаточно, он загнал на 25 лет всех крестьян в армию, 25 лет крестьянин служил, - он думал, что служа в армии, крестьянин избавится от своей ментальности. Ничего тоже не получилось.

Вот Кондулуков продолжает: «Именно за счёт эксплуатации крестьянства как класса и развивался сначала Российский Капитализм, а затем после Октябрьской революции и Российский Авторитарный Социализм» . Сегодня это то же самое общественное сознание, которое досталось нам в наследство от Руси – то самое рабское сознание, которое никогда не получало частной собственности и политической независимости от единовластного сюзерена – хана-царя.

Почему я об этом говорю? Потому что я убеждён, что и сейчас большинство населения нашей страны пока не проявляет признаки гражданского общества, то есть признаки цивилизации, значит – признаки того общества, которое хочет принимать участие в управлении, контролировать правительство, понимаете. Вот сейчас новое явление – социализация – оно сейчас как раз происходит среди «белых» россиян.

Понимаете, я говорю «в кавычках», то есть среди этих «европеизированных крестьян» появились отдельные социальные группы, требующие социальной справедливости, более демократического государства, честных выборов и так далее. Это очень хорошо. Эта возрождающаяся политическая активность приветствовалась демократически настроенными политиками как появление среднего класса (вот, в частности, о чём и Навальный пишет – «Я проснулся в другой стране», и Латынина пишет: «Средний класс появился, наконец!») – это надежда как-бы на активизацию протестного сегмента населения. При всем моем таком очень положительном отношении к появлению ростков общественного движения, я сильно сомневаюсь в массовости этого явления, которое действительно может повлиять на соотношение сил в нашей стране. То, что это есть – это здорово, но насколько оно может быть активно? Власти, между прочим, демонстрируют некоторую гибкость, демонстрирует, что у неё «уши открылись», ведь она допускает митинги и не допускает такого разгона, который случился, если бы там было 30 человек, понимаете, как бывает «31 числа». Здесь проявляет определённую мудрость – это не мудрость, это то, что называется «прагматическое решение проблемы».

По поводу среднего класса, который как-бы у нас в России появился.
Что такое средний класс – это люди, которые зарабатывают больше 2-3 тысяч долларов в месяц? Те люди, которые могут позволить себе ездить в Анталию или Италию? Средний класс, на мой взгляд, – это люди, которые требуют политической независимости, которые требуют отчётности от государства, от власти, чтобы власть прислушивалась к ним. Какой процент населения составляет эта группа у нас? Я считаю, минимальный, и я считаю по-прежнему, что российская история только начинает выковывать этот новый средний класс. Поэтому мощность этого движения не надо преувеличивать, потому что не иметь потом собственных разочарований. Вот поэтому я и веду с вами этот разговор.

Евгений Ясин недавно пишет в своём блоге на «Эхе Москвы», что тоже порадовался статистике демографического роста городского населения Китая. Потому что у Ясина формула: когда городское население растёт, то растёт и социальная активность. Вот Ясин пишет: «В России подобные процессы индустриализации происходили в 1921–1990 гг. где-то в первой половине 60-х гг. город превзошёл село по числу жителей, тогда как к концу гражданской войны в селе жило 80% населения: перемещение трети населения за 40 лет. Гигантские перемены…», пишет Ясин, и далее: «в России прошли парламентские выборы, на которых большинство избирателей, на ¾ горожане, выразили свою волю жить в условиях демократии, предусматривающей сменяемость властей. Произошло это второй раз за последние 20 лет, хотя многие «мыслители» уже полагали, что народы России по своей ментальности традиционно склонны к подчинению и сакрализации власти. Как выяснилось, отнюдь!» .

Ну вот тут ирония в мой адрес насчёт исторического пессимизма явно чувствуется. Эта ирония у нас с ним старая по этому поводу. Столкновения происходили и будут происходить, но я должен сказать, что оптимизм по поводу роста среднего класса в обществе, по-ленински преждевременен, это та же самая ошибка, которую совершил Ленин, не послушав Плеханова.

Вот надежды радикальных демократов на то, что появился новый средний класс, который в состоянии взять на себя реформу системы, что процесс пошёл очень быстро, - всё-таки не более, чем иллюзия, достаточно посмотреть статистку в сборнике «Российское общество как оно есть» (2011 г). Исследования Института социологии РАН показывают, что 59% населения России - бедняки. В нашей стране средний класс, определяемый по европейским методикам, – всего 6-8%. Ясин (кстати и Ю.Латынина) забывают, что половина представителей так называемого «среднего класса» (т.е. 3-4%) заняты на государственных предприятиях – а, значит, не имеют того, что определяет средний класс – наличие политической независимости.

«Такая специфика российского среднего класса является важнейшей проблемой, так как это может определить более низкую автономность от власти, особенности сознания и поведения... В этом и заключается важная особенность структурных позиций среднего класса в России, и отличия процесса его становления от аналогичного процесса на Западе» , – этот вот пишет блоггер “bog-odin”. Разумное предостережение, разумная мысль…

Но вот Ясин утверждает, что что крестьянская ментальность только свойственна только людям, живущим на земле. Я не устаю удивляться, как такой интеллигентный человек, элита наша, может верить, что переезд крестьянина из деревни в город меняет его сознание на городское.

Что касается Китая, то это другая планета, то не надо забывать, что этический код китайского крестьянина очень устойчив и вырабатывался в течение нескольких тысяч лет, этот код основан на сохранении заботы о детях и стариках и примате общества над индивидуумом. И поскольку этический код лежит в фундаменте любого социального класса китайского общества, начиная от членов ЦК Компартии Китая, миллиардеров, и крестьян, работающих на стройках – это всё люди, объединённые этическим кодом. Это очень строгая, я бы сказал, иерархическая система, которая определяет поведение человека.

А вот новейшая история России показывает, что перемещение огромных крестьянских масс в города не обязательно делает из них горожан и граждан, – это изменение места прописки, а не ментальности; и скорее всего - даже усиление, я бы сказал, негативных черт той же крестьянской ментальности. Я думаю, что русский крестьянин, переезжая из деревни в город, становится хуже, понимаете… И вот здесь хотелось бы остановиться на этом феномене - проявлении отрицательных черт крестьянина, который живёт в большом городе. Это очень странно, но ко мне пришла в голову эта мысль, что, почему в деревне преступность гораздо ниже, чем в городе. Понимаете, это интересно.

Потому что город – это скопление незнакомых, в основном, людей, - анонимен. Люмпенизация русского в крестьянина, после революции массово бегущего из деревни в город, наделяла этого крестьянина прежде незнакомой ему анонимностью: ведь в деревне все друг друга знают – чужаков нет. Наполнение города массой людей, сознание которых не претерпело формирования правосознания европейского горожанина, создавало для этих людей незнакомую им прежде анонимность, и легко превращало их в криминальный элемент, который паразитировал на этой почве. Криминальность выражается не обязательно в насилии над людьми, - это может быть просто использование крестьянской смекалки для нарушения того или иного правила (помните, вечные потравы в барских лесах и лугах?), несоблюдения закона общежития (калоши украли), лёгкой наживы за счёт незнакомого соседа или анонимного государства, за счёт анонимного государства (знаменитая халява до сих пор процветающая!), – в любом случае, это действие, которое не мог себе позволить право сознающий европейский горожанин, право сознающий. Не это ли является объяснением, почему Россия, будучи в своей массе крестьянской страной, не проявляла своего криминального сознания, пока жила по деревням.

В деревне – в отсутствии анонимности - всегда знали, все знали, кто «тать», кто вор, кто распутная вдова, кто торгует самогоном. Люмпен же получил анонимность города. Если бы западный психолог мог проникнуть в русскую голову, он поразился мотивациями и действиям русского, легко идущего на нарушения любого рода, на готовность сотрудничества с криминалом ради выгоды или собственной безопасности. То, что для русского человека кажется понятным и естественным, - с западной точки зрения, характеризуется как проявление криминального мышления. И это мышление свойственно ВСЕМ – от лифтёра до Председателя Конституционного суда!

Таким образом, убеждён, что, с точки зрения современной европейской правовой науки, русское сознание варварски архаично и, можно сказать, криминально.

Вот сейчас Абрамович судится с Березовским в Лондоне. Я представляю себе судью Элизабет Глостер - судью Высокого Суда Лондона, - когда на её вопрос «Почему же вы не платили налогов со своих сверхприбылей?» , Абрамович прекраснодушно, ничтоже сумняшеся, отвечал: «Это было нецелесообразно» . Понимаете? Это немыслимо сказать для англичанина – я не плачу налогов, потому что это нецелесообразно. В России это сплошь и рядом.

Вернёмся к нашим митингам и к той волне общественного обсуждения и, главное, к иллюзиям, которые сейчас возникают, что вот-вот случится Прекрасное, и мы двинемся по пути Прогресса и Процветания, - мне кажутся преждевременными. Я не хочу, чтобы вы разочаровались. Ещё предстоит впереди очень долгая работа, чтобы стать цивилизованными людьми, и каждому из нас надо работать, я бы сказал, над повышением личной годности. Каждому из вас. Это самое главное.

Нетерпение можно понять, но я бы не хотел, чтобы это историческое нетерпение обернулось разочарованием, если не сказать, трагедией, - нельзя забывать о тех трагических последствиях, которые неизбежны, уже когда «пробка выбита и нужно пить вино». Примеров полно, ну хотя бы взять Ленина и Че Гевару. Всего доброго!
У меня накопилось много очень разных впечатлений и мыслей в связи с комментариями к моему последнему блогу и выступлению в «Особом мнении». Все отзывы разделились на две части: в одних чувствуется раздражение, такое глухое раздражение, которое «выплёскивается» и на меня, и на начальников, и на бездушных бюрократов, и на правительство, и на Путина. И я понимаю это раздражение, потому что люди иногда не знают причины своего несчастья или своего неудовлетворения жизнью.

А во второй части отзывов - различные идеи, мнения и размышления, с которыми я иногда согласен, но и с которыми мне хотелось бы поспорить. Это хорошо, потому что, в любом случае, единственная движущая сила для любого прогресса, для любого роста – это спор, дискуссия. И в этой дискуссии, может быть, мы что-то для себя открываем. Как и я для себя открываю много нового - в дискуссии с вами.

Да, ещё я вызываю раздражение тем, что цитирую много. Пишут, что надоел Кончаловский со своими цитатами! Тут я с вами не согласен: люди, которых я цитирую – это крупнейшие русские мыслители. Бердяев, Чехов, Пушкин, Горький, Толстой - наши великие учителя задумывались о тех же самых проблемах, о которых мы говорим сейчас. Потому что эти проблемы, которые существуют у нас в стране, возникли не сегодня. И хотя многие объясняют их советской властью, - это не так: российским проблемам много лет, даже много веков.

Большинство моих респондентов пытаются найти виноватого, грубо говоря, «вне себя». И мало кто задумывается о том, что причина многих наших российских бед заложена внутри нашей личности.

Например, пишет мне один респондент: «До тех пор, пока Кончаловский будет унижать свой народ, а не поддерживать его…» Вы понимаете, во-первых, я - такая же часть народа, как и вы все, и, во-вторых, я думаю, что поддерживать вас или высказывать вам какие-то приятные и успокаивающие мысли, либо вместе с вами ругать правительство, - для этого и без меня хватает людей, которые обычно заявляют, как и многие из вас, что виноваты во всём начальники. Моя задача – поддержать вас в размышлениях, а не в рецептах.

Вот, дальше: «Может, надо менять менталитет власти, а не народа?» Дорогие мои, а власть то кто? В который раз повторюсь: власть – это часть нас с вами, это такие же, как мы с вами русские люди – части русской культуры. Поэтому менять менталитет народа – это менять менталитет власти.

Такое письмо: «Что же касается туалетов, то в чистых туалетах никто не мочится на пол» - это повеселило, но где причина-то и следствие? В грязных туалетах мочатся, а в чистых – нет? Когда говорят, что у нас теперь в общественных туалетах чисто, уборщицы везде, - это не значит, что там чисто, это значит, есть человек, который за вами в туалетах подтирает.

Вопрос ко мне такой: «Почему русские люди ответственны, например, в Эстонии? Почему русские, молодые ребята, образцово-показательно служат в эстонской полиции? Почему они не берут взятки? Почему русские ребятишки, которые служат в эстонской армии, никогда не позволяют себе неуставных отношений? Почему русские люди, которые служат эстонскому государству так аккуратны и законопослушны здесь, в Эстонии? Да потому что в Эстонии другая власть!».

На это я могу вам заметить, что, например, мексиканец, который приезжает в Соединённые Штаты, тоже соблюдает все законы Америки, а как только возвращается в Мексику, тут начинаются и взятки и прочие преступления. В Мексике полицейские ездят на американских машинах в американской форме, зато взятки берут запросто. Поэтому, когда говорят – «другая власть» и всё, мол, будет в порядке, тут, знаете, такая история: власть не сама себя назначает, власть выбирается, значит, такую власть избрали себе эстонцы.

Вот со мной спорят по поводу признаков крестьянского сознания. Пишут, что это «бред», мол, «крестьяне в деревнях всегда проявляли свои коммуникативные качества. Общая забота об урожае, общее стадо скота, общие праздники».

Да, в России действительно были общие праздники и многое другое общее, потому что Россия не избавилась от первобытного общинно-родового строя. Почему это произошло? Потому что в России не было частной собственности на землю – крестьянин землю не имел, она принадлежала царю, императору. И даже барская земля принадлежала царю.

А, скажем, в Украине земля принадлежала крестьянину, поэтому там практически всех богатых крестьян в советское время считали кулаками, недаром Сталин их так гнобил. В России стоит деревня, а вокруг – земля, но земля общая. К примеру, в Украине возникала буржуазия – появлялись хутора. Украинский хутор – небольшая крестьянская усадьба с обособленным хозяйством, где живёт одна семья.

А у нас русские люди вынуждены были объединяться. Но, тем не менее, один из принципов крестьянского сознания, которые я показал в своём фильме «Курочка Ряба»: зависть, когда возвышение соседа воспринимается как угроза, - считаю, что в России очень силен.

Вот ещё: «Тысячелетиями народу не разрешали совать нос в государственные дела».
Дальше пишут: «Вы уже достали со своей ментальностью, можно подумать, что вы выросли в другой стране. Так почему же у вас другая ментальность? Так можно оправдать и объяснить всё». Я достал вас и буду «доставать со своей ментальностью». У меня такая же ментальность, как у вас, и я пытаюсь понять не только вас, но и себя. Вместе с великими русскими философами: Чаадаевым, Бердяевым, Ключевским и так далее. Мы все русские люди. Кто-то пытается понять себя, а кто-то не пытается себя понять.

Ещё: «Кончаловскому хочется, чтобы всё осталось на долгие века. Опять муссируется: выдави раба из себя. Так хочется, чтобы народ во всех бедах был виноват». Если бы мне хотелось, чтобы всё осталось на долгие века, так я бы с вами не разговаривал вообще. Я бы тогда занимался другими делами. А я хочу вместе с вами понять причины этих бед.

Ещё один комментарий: «что же касается общественных туалетов, то это не в них дело, и вы это прекрасно понимаете, не в перекрёстках. Люди ведут себя по традиции, то есть хамски»… Так, интересно… «...невежественно, не замечая дерьма под ногами – это и есть то историческое наследие, которое можно изменить, выбрав достойных людей во власть». Хорошо. Но что вы ожидаете? Вот, представьте, что мы выберем достойных людей во власть, как они должны действовать? Что должна делать власть, чтобы жизнь несколько изменилась в нашей стране?

Отвечаю: это мы и должны подсказать власти, - какую бы власть не выбрали. Потому что, какую власть не выбери, если мы не контролируем её действия, то там обязательно появится огромное количество тех людей, которые, как у Лермонтова, «жадною толпой» будут «стоять у трона». У «трона» всегда будет стоять «жадная толпа».

Я выбрал для этого блога название довольно жёсткое, да, - это фраза Николая Бердяева. В своей работе «Философия свободы» он писал: «…Свобода трудна, рабство же легко». Действительно, раб – это «удобная» ситуация, когда за всё отвечает начальник. Я палец о палец не ударю, как говорится, без приказания начальства. Отсутствие ответственности в русском человеке, может быть, самое страшное наследие рабства.

Отсутствие всякой ответственности: перед обществом, перед семьёй, перед детьми. А раз нет чувства ответственности, то нет и чувства вины. И вот здесь Бердяев говорит: «чувство вины, это чувство свободного человека». Вот, задумайтесь, почему мы никак не можем понять, что в сталинизме и в тех ужасах, которые творились в нашей стране, виноваты мы, то есть русские люди.

Русские люди, а не кто-то другой. И аресты, и «тройки», и депортации, и раскулачивания, массовые расстрелы и голосование на съездах – это всё русские люди, да? Но так получается, что у русских людей нет чувства вины за преступления сталинизма. И как бы не говорили правозащитники, что нужно покаяться, - ничего не получается. Потому что нам всегда кажется, это не мы виноваты, а кто-то другой: большевики виноваты, Сталин виноват.

За нацизм немцы покаялись, у них было чувство исторической вины. Почему? Потому что они принимали эту страшную систему сознательно, они голосовали сознательно за Гитлера. И так как они сознательно голосовали за Гитлера, у них потом возникло то, что называется чувством исторической вины.

У нас же чувства исторической вины нет, к сожалению. Виноват кто-то другой, мы не виноваты. Ну конечно, потому что нас «насильно» вогнали в сталинизм. Вот, задумайтесь, почему у нас нет никакого чувства вины за те ужасы ХХ века, в которых мы прожили и которые мы сами «организовали».

Вот, ещё: «К сожалению, мы азиаты, а не европейцы. И искать причину нужно в складе ума. Никогда немец не забьёт 200 гвоздей в доску, и загнёт их с обратной стороны, делая забор. И китаец тот же. А вот в русском монастыре «Оптина пустынь» я лично такое видел, гвоздей не жалко, потому что они ничьи. В русском человеке нет ответственности изначально. Он азиат до мозга костей». Ну азиаты разные бывают, вы знаете, азиаты, например, и в Сингапуре живут.

Мысль о том, что у русского человека нет ответственности – это очень важно. И мне кажется, что это связано именно с тем, что рабство, в котором находилась Россия в течение восьми веков, - оно до сих пор не изжито. И вот кто-то пишет: «Не о Путине говорит Кончаловский, а о нас. Когда начнём с себя спрашивать, когда начнём отвечать за всё, что делается в стране… не нравится, что мы быдло, но так давайте докажем, что мы не быдло…»

Важнейшая мысль, понимаете. Когда я говорю, что в нас, так сказать, ещё много рабства, это не значит, что мы плохие. Мы не одни такие. Это исторические причины, о которых нужно думать и необходимо понимать, что мы должны об этом задумываться - каждый о себе. Должен сказать вам, что во мне много «раба». Я это знаю потому, что чувствую, что во мне «творится», как я меняюсь, когда я разговариваю с начальством, понимаете… Поэтому в такие моменты я сам себе, честно говоря, бываю противен. Но это сложная вещь, с которой надо жить и бороться.

Вы знаете передачу «ЖКХ»? Эта программа борется с несправедливостью, учит отстаивать свои права. И показано удивительное бездушие начальников. Вот, может, наконец, помогут человеку, отремонтируют дом, какой-то старушке вернут квартиру… И я вдруг задумался – так ведь это по всей стране. Сколько передач «ЖКХ» мы посмотрим? Ну сотню, да… а ведь это тысячи, сотни тысяч таких случаев по всей стране – абсолютное отсутствие заботы о личности у начальника. Почему? Почему такие бездушные начальники?

Вот Алексей Максимович Горький замечательно написал по этому поводу: «И я особенно подозрительно, особенно недоверчиво отношусь к русскому человеку у власти, - недавний раб, он становится самым разнузданным деспотом, как только приобретает возможность быть владыкой ближнего своего».

Вот, это Максим Горький в «Несвоевременных мыслях» писал 90 лет назад, и это абсолютно не потеряло своей актуальности. Почему? Потому что мы так и не изменились. Мы всё равно ещё «недавние рабы». Кого вы не возьмите – паспортистку, полицейского, чиновника или председателя какого-то жилищного кооператива, ну и так далее – любой из них сразу становится невыносимым деспотом, потому что - «недавнее рабство».

И вот, конечно, когда я так говорю, то у вас появляется раздражение, и вас «цепляет». Ну и хорошо, что цепляет, потому что, если мы не будем беседовать на эту тему, мы не будем задумываться об этом, то всё так и останется, придут другие начальники, которых мы сами изберём, они так же будут бездушно к людям относиться, пока мы их не заставим заботиться о себе.

Вот кое-что ещё из Бердяева я всё-таки вам прочитаю, хотя рискую быть назойливым. «Русский человек не чувствует неразрывной связи между правами и обязанностями, у него затемнено и сознание прав, и сознание обязанностей, он утопает в безответственном коллективизме, в претензии ответственности за всех. Болезнь русского нравственного сознания я вижу прежде всего в отрицании личной нравственной ответственности и личной нравственной дисциплины…» И вот, конечно, прямо «не в бровь, а в глаз»: «русскому человеку труднее всего почувствовать, что он сам кузнец своей судьбы».

Может быть, вы ещё раз задумаетесь на эту тему – раз. Во-вторых, - небезнадёжно всё, как многие считают. Потому что, если вы спрашиваете себя «что я могу сделать?», то, значит, в какой-то степени вы становитесь уже гражданином. Даже если вы чувствуете своё бессилие. Но, если вы ещё найдёте единомышленника, и двух или трёх, то уже в этом и есть надежда.

Понимаете… Только дело не в человеке «сверху», «там» где-то, а в вас самих. И так как все вы личности, и большинство из вас - не злодеи, а хорошие люди, которые просто не знают своих прав… А очень часто, особенно в деревнях, люди своих прав совсем не знают, и их незнание нещадно эксплуатируют. Конечно, надо знать свои права – во-первых. И во-вторых, я думаю, что всё-таки интернет нам с вами поможет во многом.

Потому что мы говорим о сложнейшей проблеме - об этическом коде русского человека, о том, как его сложно менять, и какие усилия должны быть сделаны, кем они должны быть сделаны… Я хочу слышать ваши предложения. Поэтому я вас всех приглашаю к этому поиску решений. Потому что надо изменить что-то в самих нас для того, чтобы что-то изменилось вокруг нас. У вас у всех есть жизненный опыт, может быть, не такой большой, как у меня, но точно есть люди, у которых опыт больше моего. Поэтому мы все с вами должны советовать друг другу, и пробовать объединять усилия.

И я по-прежнему буду говорить, что самое главное – это анонимная ответственность. Её государство не воспитывает в нас, в нашем сознании и, главное, не воспитывает, поколение воспитателей. Вообще, прежде, чем воспитывать поколение, надо ещё воспитателей вырастить, понимаете… Поэтому, давайте искать ответы на вопросы, а не гневаться.

А по поводу чувства вины и чувства гнева я вам на прощание расскажу одну чудную притчу. Самурай шёл по дороге и встретил монаха. И спросил монаха: «Мудрый человек, скажи мне, что такое рай и что такое ад». И монах посмотрел на него и сказал: «Ты такой большой и сильный, но такой грубый, у тебя столько мышц и абсолютно никакого сознания, – ты никогда не поймёшь, что такое ад и рай».

Самурай возмутился, выхватил свой меч, замахнулся на монаха: «Я тебя сейчас пополам разрублю, как ты смеешь меня оскорблять!», и в этот момент монах говорит ему: «Вот это - ад». Самурай одумался, вложил меч в ножны, поклонился и сказал монаху: «Прости меня, отец». И тогда монах сказал ему: «А вот это – рай»…
Всего хорошего!



(Продолжение темы.
Первую часть читайте в предыдущем блоге А.Кончаловского)


Есть две вещи, по которым можно увидеть российскую ментальность, впрочем, как и любую другую: состояние туалетов и дорожное движение. Это та «капля воды», в которой виден весь «океан» народной ментальности, – существует персональная ответственность или нет.

Вообще, посмотрев, как в стране организованы общественные туалеты, как они «выглядят», многое поймёшь и о стране, в которой находишься и о гражданах этой страны.

Или дорожное движение. Посмотрите на московские перекрёстки – регулируемые или нет – не имеет значения. Как безобразно там ведут себя водители: все лезут вперёд, никто не уступает – и такая куча-мала может долго держаться. Пока не придёт полицейский с дубинкой и свистком, и только тогда все разъедутся. Вот вам и вопрос ответственности – слушайте, ну «удержите» себя немного, уступите, пропустите и всё быстро «разрулится».

Какие производные от отсутствия личной ответственности? Первое, конечно, круг доверия. Когда нет анонимной ответственности, то круг доверия очень узок. Прежде всего, это ближайшие друзья и семья. Больше никому мы не доверяем, мало ли что…

Кстати, есть такая хорошая книга Стивена Кови, которая называется «Скорость доверия». В ней как раз говорится о том, что чем выше доверие, тем выше скорость принятия любых решений. У нас невозможно о чём-то договориться, сложно заключать контракты, иногда нереально получить заём в банке, - и всё потому, что никто друг другу не доверяет, и проверка «коэффициента доверия» занимает около 40% нашего времени. Вот потому, что скорость доверия у нас такая медленная, приблизительно 40% денег, времени и усилий государства уходит на проверку недоверия. О подобном Махатма Ганди сказал: «Стоит заподозрить человека в том, что он преследует корыстные цели, как всё, что он делает, начинает вызывать подозрения».
Вторая производная низкой ответственности человека: власть имеет полную возможность обогащаться. Как только человек приходит во власть, будь то депутат или губернатор, – мгновенно начинается его обогащение. Правда, в их налоговых декларациях это как-то не отмечается, но, тем не менее, мы с вами прекрасно знаем, как любой человек, который приходит во властные структуры, очень быстро становится весьма обеспеченным.

Третье. Человек, лишённый чувства ответственности, не боится нарушить закон. Как только человек нарушает закон и действует «по понятиям», так любая законодательная система – конституция или кодекс, уголовный или процессуальный, - всё это разваливается, все «договариваются». Поэтому существуют эти самые суды Басманные и прочие, потому что с любым человеком у нас можно договориться. Если у судьи нет чувства гражданской ответственности, его не оскорбляет то, что его пытаются купить.

Теперь как «у них там», в «европах». Дело в том, что собственник на Западе появился очень давно - с XI века. У него была земля, земля была его, он на ней работал, платил налоги герцогу. И ответственность за продуктивность своей работы начиналась именно с того, что у человека была собственная земля, в которую он вкладывал свой труд, и эта земля передавалась по наследству его детям. Первое. Это что касается истории…

География. Конечно, «у них» климат лучше, ребята, у них климат такой, что даёт наверняка урожай. Неурожаев в Европе было очень мало. А что это значит? Крестьянин работал с уверенностью, у него не было такого – «а, ладно, получится - не получится!» Он работал на себя, он знал, что у него будет урожай, излишки будут. А если излишки, - значит, есть что продавать. Есть что продавать, - он едет на ближайший рынок. У нас же в России какие расстояния – надо ехать пять-семь дней, ещё и бездорожье дикое. А у европейского крестьянина рынок рядом. Рынок есть, возникают рыночные отношения. Рыночные отношения – это, значит, возникновение буржуазии. Излишки продаются, появляются деньги. Деньги есть – становлюсь независимым. А дальше зарождается буржуазия, а буржуазии уже и земля не нужна. Возникают города с магдебургским правом. А что это значит? Значит, город этот независим абсолютно – ни от Папы, ни от герцога. В городе есть самоуправление, независимость от абсолютной власти – так рождается Республика, где горожане уже граждане.

И в России подобное было, начиналось: под влиянием немцев, Ганзы и прочих крестоносцев возникли два института гражданского общества – Псков и Новгород. Они хотели независимости от великого князя, у них было магдебургское право, Вече. Стучит колокол, все собираются, никто не сидит дома, идут все, потому что они должны решать городские проблемы. И это утопил в крови Иван Грозный! Этот «зародыш» республиканского мышления был утоплен в крови Иваном Грозным, и я могу понять почему, - царю нужно было абсолютное подчинение всех земель. То есть, я могу понять, почему он этого хотел. Другой вопрос – мог ли он поступить иначе? И не мне его судить.

Далее, что касается возникновения гражданского общества в Европе, то, помимо истории с географией, там, конечно же, была жесточайшая индоктринация. Война, насилие и кровь – всё для того, что называется «овнутрение» социального принуждения. Кажется, что они вот такие организованные. Но эта организованность далась европейским народам жесточайшей, абсолютно кровавой историей. Историк и философ Алексей Алексеевич Кара-Мурза написал книжку, в которой он цитирует французского историка Мишеля Фуко, рассказавшего, как в Европе шёл процесс индоктринации, «овнутрения» социального принуждения. Это не было так просто. Это не может быть так просто и у нас, просто у нас этого ещё не произошло. Пытки, тюрьмы, показательные казни, - в XV-XVII веках на городских площадях кишки выпускали, разрывали на части, пытали калёным железом насильников, воров и других, нарушавших правила. Поэтому воспитание, я бы сказал, такое целенаправленное дисциплинирование и воспитание индивидуума в Европе шло в течение трёх веков. Воспитание продуктивного индивида, то есть гражданина, шло через интериоризацию (переход извне внутрь – А.К.) социального принуждения, - у человека в таких условиях возникал страх, что, если он не будет поступать правильно, то будет публично казнён. И этот процесс воспитания дисциплины был длительным. И только в XVIII веке были отменены публичные пытки и казни. Фуко написал книгу «Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы» (1975г.). Цитирую: «XVIII век, безусловно, внёс свободы, но он сделал это на прочном основании дисциплинарного общества, в котором мы и пребываем доныне». То есть европейская демократия, европейские свободы – это дисциплинарное общество, где каждый чувствует себя чрезвычайно ответственным. Если сказать просто, то у европейцев существует страх перед наказанием. Поэтому я повторюсь, необходим страх, у человека должен быть страх неотвратимости наказания, если он нарушает правила и законы.

Я уже не говорю о моём любимом герое Ли Куан Ю, первом премьер-министре Сингапура, который ввёл тоже очень жёсткие меры по индоктринации социальной ответственности и дисциплинированию граждан.

Поэтому правительству, которое действительно хочет воспитать Гражданина, необходимы всевозможные меры, которые можно использовать, начиная со школьного и религиозного воспитания, армии, институтов, государства, телевидения, масс-медиа. Мы должны государству подсказать, что государство в состоянии воспитать гражданина. Только государство должно понять, ЧТО оно должно воспитывать в маленьком человеке, чтобы у маленького человека возникло чувство социальной ответственности. Это и есть воспитание Гражданина.

Понимаете, жёсткий этический код - это страх перед наказанием Божьим, либо это страх перед неотвратимостью наказания государственного. Ответственность человека должна быть в трёх плоскостях. Первый, биологический уровень: ответственность за семью, за родителей и детей. Второй, социальный уровень: как социальный индивидуум, то есть существующий в обществе, человек несёт ответственность за сделанную работу.

И наконец, третий - идеальный уровень человека - его ответственность перед Богом, перед своими идеалами. И, самое главное, - ответственность за твою страну. Которая ТВОЯ страна.
Кто-то написал в комментариях к моему блогу: «чтобы наша культура стала иной, надо ежедневно работать над собой, не махать рукой - живём как живём, не нами заведено, – нужно каждый день совершать какое-то душевное движение. Дорогу осилит идущий». Я уверен, что человек, который это написал, он делает усилие над собой, чтобы измениться.

Я закончу сегодняшнюю тему одной чудной фразой, которую написал один из моих респондентов, и я ему благодарен за это: «Русская идея – как это возвышенно звучит. Даже «портяночники» придерживаются высокого штиля при обсуждении, практически не позволяя себе обычного хамства. Вот вам и идея – просто толковать, искать смысл, народ от этого становится лучше».

Поэтому я хотел бы с вами «искать смысл». И мы все вместе, я думаю, этот смысл найдём. И станем лучше.
Слушайте, столько ваших откликов на мой предыдущий блог, и столько разных мыслей – и у вас, и у меня! После такого количества ваших комментариев в моём блоге «О национальной идее и анонимной ответственности», мне очень важно сейчас вам рассказать, что я думаю по этому поводу.

Мыслей много, но хотелось бы сразу особенно отметить некоторые моменты. Вот, например, в комментариях к моему блогу пишут: «Страна почти уже сто лет изнемогает от оккупационной власти: и захват и порабощение налицо. Надо от оккупантов избавляться, иначе они избавятся от нас»

Значит, вот тут вот человек считает, что «оккупанты» виноваты. Но кто эти «оккупанты»? Марсиане? Слушайте, это те же самые наши с вами соотечественники, которые добрались до власти и при вашем же равнодушии и вашем же попустительстве стали «оккупантами». Вот пример экстерьеризации вины.

Вот, дальше. «А идеи есть – стать цивилизацией, всё очень просто». Всё очень просто, по мнению респондента, – «стать цивилизацией», и всё. А вот если бы так просто, почему же мы до сих пор не стали цивилизацией? И потом, это неверно: я считаю, что мы – цивилизация. Только мы не западная цивилизация, а русская цивилизация, у которой есть и свои прелести и свои недостатки.

Дальше – «народ в нашей стране власть всегда очень уважал. Даже сейчас, когда она бессовестным образом запускает нам руку в карман, мы в подавляющем своём числе платим и по кредитам и по счетам ЖКХ».

А кто там в ЖКХ-то? Кто? Опять марсиане? Повторюсь, те же самые русские люди как и мы с вами. Вы доверили им эти деньги и вы не проверяете, как они их тратят. Поэтому говорить, что в ЖКХ воруют… Да, воруют. А как их остановить – опять от вас зависит. Надо думать.

Вот ещё: «К индивидуальной анонимной ответственности можно прийти только через воспитание персональной НЕ анонимной ответственности… Люди ведут себя так, как это допускается в той или иной ситуации, свинячат на вокзалах, видимо, полагая, что так принято. Водители скидывают моментально скорость, как только видят гаишника на дороге. Поэтому, видимо, средства воспитания должны быть разнообразными – от кнута до пряника».

Это уже более серьёзная мысль, прагматическая. Что значит «пряник» и что значит «кнут» мы дальше и рассмотрим.

Вот ещё хороший отклик: «В России, честно говоря, совесть воспитывается только страхом, тогда она хоть как-то «держится»».

Это очень важная тема, потому что страх есть основа свободы. Я об этом несколько лет назад написал статью. Страх перед Божьим наказанием, страх перед «гееной огненной», страх кесарев, или страх в тюрьму сесть... Страх на биологическом уровне – это иногда бегство от смерти. На социальном уровне - это желание избежать лишения свободы или публичного унижения. А на идеальном уровне – это стремление не нарушить внутреннего морального кода, который может привести к мучениям совести.

Такое мнение: «Надо становиться лидерами, помогать им становиться, если есть финансовые и организационные возможности, а не тихо мяукать в мягком кресле под боком у молодой жены».

Ребята, я понимаю, возможно, завидно кому-то. Да, мне повезло, у меня молодая жена. Но что касается лидеров, - я не собираюсь становиться лидером, я считаю себя мыслящим человеком, может, в какой-то степени, философом, а философ не обязан быть лидером, он стремится найти истину и поделиться ею с вами. А что мешает вам, таким активным, стать лидерами?

Вот хорошая запись: «С чего начать? А начать нужно с идеи нескольких тысячелетий всех времён и народов – освоить Сибирь, покорив её пространства и создав для всего российского народа на несколько веков рабочие места и жильё».

Ну это уж совсем по-советски: освоение целины уже было. И мы всё-таки говорим с вами об отношениях между людьми, а не о том, чтобы освоить что-то или создать какую-то новую индустрию.

И вот тут дальше: «Но ведь Кончаловский всё время ставит перед нами вопрос - когда русские перестанут быть населением, а превратятся в граждан? Ответ – когда построят развитой цивилизованный капитализм. Только капитализм рождает граждан на смену населению, а капитализм есть в России только полуворовской, только полуфеодализм – во власти либо жулики, либо бандиты».

Опять повторюсь - и кто же эти бандиты? Они марсиане? Те же самые наши с вами русские люди. Поэтому, когда мы с вами говорим о создании цивилизованного общества, то, прежде всего, цивилизованное общество – это результат чего-то. А мы должны разобраться – как достичь результата, чтобы возникло цивилизованное общество.

Вот мне понравилась такая запись: «и даже в два часа ночи на пустынной улице они стоят на пешеходном переходе, дожидаясь «зелёного человечка», хотя транспорта нет вообще и других на улице тоже нет. У меня это вызывает бурю уважения. Хочется поступать так же. А подавляющее большинство наших скажет, ну и идиоты!»

Где-то это в Германии происходит… Когда мы видим, что человек стоит на красный и не переходит, хотя это ночное время и машин на дороге нет, это значит, что у этого дисциплинированного пешехода присутствует та самая индивидуальная анонимная ответственность.

Ещё есть предложение такое: «если бы на деньги этих самых «селигеровцев» (имеются ввиду участники молодёжного форума – А.С.К.) в снарядили экспедицию из молодых людей в возрасте от 18 до 25, снарядили на одну, всего одну неделю, в какую-нибудь из европейских стран. Недельное пребывание в нормальной стране среди нормальных людей, где уважение к тебе разлито в воздухе, перевернёт мозг, они вернутся назад с патриотическим порывом: «Хочу здесь жить так, как живут там!», то есть достойно, уважая себя и других. Вот это будет национальная идея».

Ох, дорогие мои, если бы всё так было просто… Понимаете, когда мы туда едем, действительно, перемены внутри нас представляются нам возможными, но мы возвращаемся на родину, садимся в метро, нам наступают на ногу, и все эти «идеи» и мысли «жить надо, как «они»» моментально заканчиваются. В том-то всё и дело, что не найден ответ, как добиться, чтобы у нас здесь было такое же уважение друг к другу. А уважение к другим возникает из уважения к себе, понимаете?

Тут вот Толстого цитируют: «Вся моя мысль в том, что, ежели люди порочные связаны между собой и составляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое». И добавление респондента – «нет, не просто, усилие надо и доверие к соседу. Доверие, которое ой как сложно в себе открыть, - я лучше его, а тут снисходить надо до этого урода. Как в себе воинствующего невежду победить?! Тьфу, надоело».

Мыслящий человек пишет. Усилие над собой, понимаете, усилие над собой… Это важно.

«Законы не исполняются. Какие законы не вводи, правила уличного движения – и всё. Мы не можем изменить всё и сразу, мы можем изменить себя. И вот с малого нужно начинать» - отлично сказано.

Понимаете, это не так просто, это невероятно сложно – изменить себя. И мы с вами говорим о гораздо более сложной идее, чем индустриализация, модернизация, конституционные поправки и все остальные экономические и прочие реформы, налоговые инспекции, полиция и так далее. Мы говорим о революции в сознании. Это колоссально сложно, понимаете, это самое грандиозное - перестраивание нашего сознания, наших ценностей. Это жертва, это усилие и даже насилие над собой. Я когда говорю «над собой» - я имею ввиду нас с вами, мыслящих людей, взрослых. О детях – отдельный разговор.

Вот кто-то цитирует великого русского историка, моего любимого историка Василия Ключевского: «Теперь представьте себе историческую личность народа российского, вырождающуюся пассивную и вороватую массу разобщённых единиц, многие из которых так и не выросли как взрослые и ответственные люди. На этом бульоне пышно расцвела плесень коррупции, подпитываемая силушкой народной, которая, как известно, в бессилии. Поэтому нынешний строй как нельзя лучше подходит данной территории и её населению. Только давайте не будем называть это государством или империей…» И это сказано за 30 лет до революции, большевистского террора, понимаете, за 30 лет!

Вообще, я много интересного прочитал в комментариях к своему блогу и мне кажется, что мои респонденты – думающие люди, и у них много продуктивных мыслей. Английский философ Джон Бернал говорил, что гораздо труднее увидеть проблему, чем найти её решение. Потому что для того, чтобы видеть проблему, требуется, я бы сказал, гений воображения, а для того, чтобы найти решение проблемы, нужно только умение. Так вот мы с вами сейчас можем «собраться» нашим общим национальным гением и найти Проблему …

Классический пример непонимания проблемы – сейчас у нашего правительства. Реформа милиции, борьба с коррупцией, Сколково, модернизация, нанотехнологии, - то есть правительство пытается, наверное, искренне, модернизировать наше государство, но оно не понимает, что экономические реформы (которые, безусловно, важны) - не самое главное. Реформировали милицию, сделали полицию, там аттестовали, убрали кого-то… Что изменилось? Да ничего.

Потому что в «чугунке» остались у русского милиционера, или полицейского, или чиновника те же самые абсолютно ценности. И им, я имею в виду власть, не хватает интеллектуального потенциала, чтобы понять, чтобы увидеть, что никакая модернизация не будет успешной, если не будет модернизирована российская ментальность, потому что вся первопричина находится в русском менталитете. Русский менталитет пытались изменить Пётр Первый, и Столыпин, и Троцкий, и Ленин - в той или иной степени искренности, - но не смогли, не сумели или, может быть, не было ещё достаточно инструментов, которые сейчас есть у государства.

Многие меня спрашивают «что делать-то?» А у меня нет ответа. Пока нет. А вот проблему мы с вами вместе должны увидеть, а потом думать как её решить.

Так вот проблема-то такая – как «создать граждан»? Граждан, потому что можно сказать, что в России граждан не так много. Ну, может, как в африканских странах, не больше. Остальное – население.

Думаю, и об этом я говорил в прошлом своём блоге, индивидуальная ответственность – это коренная проблема, которую надо разбирать.

Вот почему у русских людей нет чувства ответственности? Конечно, как всегда тут история с географией. Почему я говорю история с географией, потому что причины там, в истории, гносеологии, развитии российской ментальности.

Вот кто-то здесь пишет: «В целом, полагаю, что России не подняться с колен без возрождения класса собственника, хозяев своего дела и своего дома… Никогда не было класса собственников гордящихся, были жулики, торгаши и рабы безземельные…» Вот это очень точно! И если говорить об истории, то в России не было никогда частной собственности, никогда. Русские - безземельный народ. Русские люди никогда не имели землю в частной собственности, потому что, во-первых, собственность вся принадлежала великому князю, а потом царю. И великие князья унаследовали это у татарских ханов, где хан был владельцем всего, и у нас всю историю России всей землёй и вообще всем владел царь, а потом Кремль… И сейчас Кремль владеет всем, и разрешает кому-то быть богатым, а кому-то не разрешает.

Отсутствие частной собственности у русского человека исторически лишило его ответственности. Потому что люди, которые не имели земли, крестьяне бежали на юг, в сторону Запорожской Сечи, там была частная собственность. У русских же крестьян была община, общая земля, которая тоже не принадлежала им, но был чёрный передел, то есть русский крестьянин не имел земли, которая бы передавалась по наследству его детям. На следующие два года он мог получить другой кусок земли и поэтому он и не особо пестовал её. Понимаете, человеку надо иметь что-то своё, чтобы передать своим детям, которые передадут своим и так далее. Вот это и есть источник первый, первопричина для собственника – это моё, я это возделываю. А тут получается, что потом было крепостное право, закрепляющее человека на не принадлежащей ему земле. Ну а раб, раб не имеет ответственности. Это что касается истории.

А теперь география. Какая география? Климат. У нас он ужасный. Как у Чехова в «Трёх сестрах»: «Живёшь в таком климате, того гляди, снег пойдёт, а тут ещё эти разговоры». Климат в общем-то неудачный в России, и каждый третий год неурожай. Недаром у русского крестьянина каждый период полевых работ «страдой» назывались - от слова «страдать». Потому что лето короткое, и семь-восемь месяцев он ничего не делает, сидит на печке и на балалайке играет, а потом – раз, и за четыре-пять месяцев нужно посеять, вырастить и собрать.

И вот то, что раз в три года был неурожай, у русского человека выработалась такое «авось» по отношению к своему труду. И опять – климат «отнял» у человека чувство ответственности, потому что да, я днём и ночью работаю, а неизвестно, может, я впустую работаю. Это тоже снимает чувство ответственности у человека, потому что, если человек знает, что у него будет урожай, то он будет трудиться, потому что он знает наверняка… То, что скажем, происходило южнее России.

И третий фактор – религия. Христианская православная религия. Это очень такая, я бы сказал, серьёзная и деликатная тема. И я бы не хотел никого обижать. Я знаю, что люди по-настоящему православные, верующие, воспринимают любую критику в адрес христианства как оскорбление. И это одна из крайностей и христианства и ислама, когда любая критика в адрес религии воспринимается как оскорбление. Не надо бояться критики, если мы правы, бояться нечего…

Ну вот, если говорить о христианстве, то я дам тут одну интересную статистику по трём основным христианским конфессям в Европе.


Согласно индексу человеческого развития ООН (самая развитая страна - «1», самая отсталая - «162»), показатели таковы:
протестантские страны - 9,2;
католические – 17,4;
православные – 62,6.

Убедительные цифры. Почему так? Вот посмотрите, Греция в полном, так сказать, дерьме. Но почему Греция, а не Эстония имеет такой дефолт сейчас? Никто не виноват, как говорится. Полагаю, что какие-то проблемы в русской ментальности связаны с нежёстким этическим кодом православия. Например, в православии нет смертельного греха. Любой грех искупается в православии раскаянием, исповедью в храме. В восточной церкви нет понятия смертного греха, когда совершивший смертный грех неизбежно будет лишён благодати Божией и будет «гореть в аду».

Это интересная вещь, потому что, если у первоклассников спросить, какого они хотели бы иметь учителя, то они конечно скажут, что они хотели бы самого доброго учителя, который позволит им прыгать с парты на парту, и швыряться фантиками. Понимаете, вот это вот добрый учитель. Добрый Бог.

Лев Толстой написал по этому поводу: «…в периодическом прощении грехов на исповеди вижу вредный обман, только поощряющий безнравственность и уничтожающий опасение перед согрешением». Мне тоже кажется, что православный Бог очень добр, прощает многое, если искренне раскаяться на исповеди. Может быть, здесь и коренится какое-то лёгкое отношение к закону. Нарушение, которое православного человека в итоге не приводит ни к Божьей, ни к кесаревой каре. То есть ответственность индивидуума перед Творцом невысока, и планка снижена очень. И это тоже одна из причин, почему у русского человека такое низкое чувство ответственности…

(Продолжение темы читайте в следующем блоге А.Кончаловского)



В прошлый раз я обещал вам поразмышлять о национальной идее. Это очень трудная тема – сколько томов и работ по ней написано, а толку нет! Почему?

Я давно об этом думаю, наверное, с 90-х годов, когда я услышал, что Ельцин обратился к Академии наук, к каким-то мудрецам с просьбой выработать национальную идею. Как-будто национальную идею можно вырастить в колбе или какой-то лаборатории!

До сих пор сидят люди в разных кабинетах, может, даже и в политических партиях, - все говорят о необходимости национальной идеи! И ничего не получается. Национальная идея не может быть скинута «сверху», она всегда исходит «снизу», от народа. Когда её скидывают «сверху», получается национальная идеология, как, например, формула «Православие. Самодержавие. Народность», которая была предложена (1832) графом Сергеем Уваровым царю Николаю I.

В начале прошлого века национальную идею пытался привить народу и Столыпин, который видел главный источник зла в крестьянской общине. У нас очень часто говорят, что русский народ соборный, общинный, - и, мол, это самое главное его достоинство. Но Столыпин именно в общине, лишающей крестьян индивидуальности и инициативы, видел корень зла. Поэтому он решил разрушить её, ибо, подчеркну, народ в общине угнетаем и не растёт личностно как собственник. Но у Петра Аркадьевича не совсем получилось это реализовать, потому что крестьяне активно сопротивлялись. Да совсем скоро наступила революционная ситуация, и Столыпин был убит.

Большевики давали другую национальную идею: «построим коммунизм», «коммунизм – светлое будущее всего человечества», затем «пятилетку в четыре года!», либо «все на фильм Чапаев!» - всё это были спущенные «сверху» идеологемы, которые, по сути, были суррогатами национальной идеи.

У русской нации, у России национальная идея возникала только в тот момент, когда нации, государству грозила какая-то страшная опасность. Были это поляки или татары, или Куликовская битва, которая соединила весь народ; были французы, помните, у Толстого – «Дубина народной войны…», были немцы («идет война народная») - то есть, каждый раз когда нации грозила какая-то глобальная катастрофа, люди объединялись. И эта идея сплачивала народ и он совершал чудеса. И всегда побеждал! В общем, исторически доказано: русская нация – народ-победитель. Но как только подобная катастрофа была преодолена, враг был разбит, национальные интересы заканчивались и люди разбегались по своим углам. Что это значит? Это значит, что людей всегда объединяет то, что угрожает опасности нации. Тогда мы – все вместе.

И в этом смысле у России, как у многонационального государства, я думаю, особенной национальной идеи быть не может. Это иллюзия.

Например, эстонцев можно понять: их около полутора миллиона человек. Рядом – огромная нация, Россия! Какая у эстонцев национальная идея была, есть и всегда будет? Сохранить свою национальную идентификацию, то есть, попросту говоря - выжить. И благодаря России, которая «рядом», вырабатывается национальная идея у крохотного народа!

Чеченцев можно понять, - в ХIХ веке Россия их пыталась колонизировать, проводя в Чечне этнические чистки. Толстой об этом написал несколько гениальных рассказов и повестей.

Даже украинцев можно понять: у них рядом есть мощное государство Россия, которое может в какой-то степени (так они во всяком случае думают) угрожать их только что обретённому суверенитету. Кстати говоря, на этом мифе постоянно играют политики разных убеждений. В таких случаях и возникает нечто объединяющее всю нацию и бедных и богатых - общность интересов, главенствующая, скрепляющая народ идея.

Почему у России нет национальной идеи сегодня? Я думаю, и слава Богу, что нет, - сегодня никто не угрожает России захватом и порабощением.

Нельзя находиться в постоянных поисках национальной идеи, потому что нас вряд ли объединит абстрактная идеология. А вот вместе найти национальную задачу, в которую надо поверить и решить её, - вот это необходимо, и это имеет смысл.

И вот здесь, тот же корреспондент, который писал о национальной идее, я упоминал о нём в прошлом блоге, он продолжает свою мысль: «…кто-то должен взять и сформировать её (идею)…». Я бы поправил - ЗАДАЧУ. «…Положив с пробором на мнение большинства. Первое. Второе - программы воспитания детей через семьи, школы, - тогда в следующих двух поколениях может быть будет просвет. При условии грамотной идеи (ЗАДАЧИ! – А.С.К.). Задача для ныне живущих и уже созревших - сделать себе лоботомию, много не думать. Работать на местах, заставить себя поверить в - как там у Чехова? – «лет через двести-триста»». Очень мудрая и серьёзная, мощная мысль. Задача - найти ЧТО воспитывать в детях, что воспитать в первом поколении родителей, какая должна быть вообще Главная Задача? Один из вас скажет – нужно свободу, другой – изобилия, хлеба с колбасой, третий скажет – демократию, правильных начальников, а я скажу так - «воспитать в человеке индивидуальную анонимную ответственность».

Вот ещё хорошо кто-то пишет в комментариях к моему прошлому блогу: «свет в конце тоннеля есть, скажите вместе с нами – мы не стадо, мы люди». Видите как интересно, значит есть люди, которые верят. Вот, кстати и сегодня кто-то написал: «ошибочно считать всех нас населением, а не гражданами. Обидно даже… Я вообще против обобщений и глобальных выводов». Хорошо что обидно! Я даже рад, что вам обидно, потому что в вас просыпается протест против того, в чем я вас обвиняю. Я рад. И потом, вы знаете, без обобщений нельзя, потому что любая мысль – это в какой-то степени обобщение.

Вот кто-то пишет: «им просто нужно увидеть нас…» , то есть ИМ, вы пишете «им», которые там где-то «сверху», обозначая пропасть, которая существует между нами и государством. «Им просто нужно увидеть, что нас много». А что это значит? Что организованные граждане могут дать отпор и уголовникам, которые устроились во всех властных структурах, суды ли это, полиция, прокуроры, налоговая инспекция и поехали… Поднимать надо вопросы, писать жалобы, и вообще завалить их всех юридическими жалобами. Пусть они утонут в этих бумагах!

Недаром, вот синие ведёрки такие успешные. Почему? Они, во-первых, объединились, во-вторых, – они организованы, и в третьих – они действуют в рамках законодательства. А вот это головная боль для любой власти, когда все действуют в рамках законодательства, закона, то государство не может тебя прищемить ничем. А поэтому, скажем, на грамотную объективную жалобу чиновникам придётся отвечать. А это сложно, бюрократия, понимаете ли…

Скажу больше – те, кто со мной соглашается, что граждан почти нет, а есть население, уже становятся в какой-то степени гражданином. Варвар, признающий, что он варвар, - уже немного цивилизован. Социолог Кара-Мурза на эту тему пишет: «Варвар никогда не признает себя варваром, по той простой причине, что он не способен на отчуждение, на объективизации самосознания. Варвар оскорбится и найдёт причины своего варварства вне себя и своего поведения. Первые признаки роста самосознания и выхода из варварства – это признание своего варварства, своей отсталости». По-моему, очень точно, я абсолютно с этим согласен.

В 80-е годы на одном из своих выступлений я высказал такую формулу: рабовладельцы всегда там, где есть рабы, там, где нет рабов – рабовладельцы не могут появиться. И с этой точки зрения опять напомню слова диссидента Буковского: власть – это не танки, не дубинки, не полицейские. Власть цветёт на пассивности.

И теперь вернёмся опять к анонимной ответственности – главной задаче на сегодня, как мне кажется. Да, некоторым сложно понять такую формулировку – «анонимная индивидуальная ответственность». К примеру, не анонимная (и об этом я как-то говорил в «Особом мнении»), это когда «мама»
(то есть «власть») знает, что «Петя» семилетний писает мимо унитаза, и она его наказывает за это. «Петя» не будет это больше делать. «Не анонимно», потому что «мама» знает, что это делает «Петя». Индивидуальная анонимная ответственность – это КАК ты себя ведёшь, когда ты знаешь, что никто тебя не видит, и не узнает, как ты поступаешь. Т.е. иначе говоря совесть твоя диктует тебе твои поступки. И никто другой, - не начальник, ни полицейский, ни мама.

И вот по поводу, что «никто не видит». Замечательный русский писатель, историк, философ и социолог Александр Зиновьев описывает в своих воспоминаниях историю, которая случилась с ним в 1929 году, когда он пошёл учиться в свою деревенскую школу. Тогда регулярно в колхозах проводился гигиенический осмотр школьников, для чего надо было раздеваться. Узнав об этом, маленький Зиновьев снял нательный крестик и выбросил его. Но, когда пришёл домой, сказал своей матери: «мама, я вот сорвал крестик, потому что в школе говорят, что крестик - это плохо, и что Бога нет». На что его мать, простая крестьянка, сказала ему замечательные слова: не надо, сынок, ломать голову над тем, существует Бог или нет. Главное – жить так, как будто Бог есть.

Глубочайший есть в этом смысл, это и есть то, что называется «анонимная ответственность». Ты ведёшь себя так, как будто Бог на тебя смотрит.

И здесь я не могу не вспомнить изумительные стихи того же Александра Зиновьева (из Молитвы верующего безбожника):

“Установлено циклотронами
В лабораториях и в кабинетах
Хромосомами и электронами
Мир заполнен. Тебя в нём нету.
Коли нет, так нет. Ну и что же?!
Пережиток. Поповская муть.
Только я умоляю: Боже!
Для меня ты немножечко будь!
Будь пусть немощным, не всесильным,
Не всеведущим, не всеблагим,
Не провидцем, не любвеобильным,
Толстокожим, на ухо тугим.
Мне-то, Господи, надо немного.
В пустяке таком не обидь.
Будь всевидящим, ради Бога!
Умоляю, пожалуйста, видь!..

17 октября 2011

Ответы на вопросы



Я рад, что вас так много откликнулось на дискуссию, которая сейчас развязалась, откликов какое-то сумасшедшее количество, цифры какие-то 45-46 тысяч.
С ума сойти! Это важно, значит, люди отвечают, людей задело, это гораздо важнее, чем, если бы просто забыли и никто не обратил внимания. Я могу сказать, что у нас в определённом смысле возникает дальнейшая дискуссия.

Много жалоб, вот я цитирую: «безжалостный Кончаловский о народе...».
Да, правда редко бывает приятный. В основном мы себя тешим иллюзиями о себе любимых. Или так пишут: «Когда в лицо говорят такую неприятную правду, возникает когнитивный диссонанс, что мы и тут и наблюдаем. Кончаловский высказал разумные вещи…».
Порадовало: «Кончаловский произнёс вслух то, о чем мы не решаемся себе признаться»…

Вы знаете, сама по себе – правда – штука неудобная.
Конечно, приятно слушать комплименты, а когда тебе говорят, что ты жадный и злой – слушать не хочется.

Много вопросов «где же выход»?
Например, «Вы через культуру политико-социальный срез нашего общества обозначили. Ваше мнение: как через культуру заставить гражданство появиться?».

Культура – это не только Пушкин и Чайковский, культура в том числе – как заботиться о детях, о стариках, как человек работает, как он уважает свою работу, как отстаивает свои права – это все культура.
Вот Марио Грондона, такой интересный аргентинский социолог, который открыл многие вещи через культуру аргентинского народа, – в этом смысле говорит как раз о кодексе, который диктует поведение человека. И вот меня как раз интересует, как мы можем изменить эту этическую культуру, улучшить кодекс, чтобы человек почувствовал себя личностью, чтобы стал кузнецом своего личного счастья.
У меня конкретных ответов нет, но я считаю, что гораздо интереснее поставить вопросы, правильные вопросы, тогда мы обнаружим правильные проблемы, а потом начнём искать правильные решения этих проблем.

Вот вопросы все делятся на 3 вида.
Одни, авторы которых «с порога» заранее отрицают все, что я говорю, заранее имеют точку зрения, что я какой-то прикормленный, – это вечная история о том, что я обязательно должен иметь какую-то «заднюю мысль», когда мы с вами разговариваем.
Но я же не пропагандистский орган, ребята, я нормальный человек, который хочет с вами поделиться своими сомнениями и даже убедить вас, что кое в чем я прав, хотя в чем-то и могу ошибаться.

Вообще, эти «не верящие» вряд ли смогут остаться в круге нашей дискуссии, если она продолжится.
И поэтому они будут создавать такой определённый фон для того, чтобы нам с вами разговаривать.

Вторая группа людей, которая говорит, по-русски очень, – «кто виноват?».

Третья группа говорит – «что делать?».

Так вот: кто виноват, что делать…

По поводу первой группы людей.
Вообще, неверие, в принципе, недоверие – я не удивлён этому. Но не удивлён не потому что я как бы не считаюсь человеком из этой среды, не интеллектуал… и за границей проживаю. Как будто русские интеллектуалы не жили за границей! Но вот «не верящие» люди уверены в том, что я преследую какие-то неискренние вещи – и это очень типичная наша черта.

Вообще недоверие, узкий круг доверия – это основной признак всех стран, где сознание не эволюционировало в буржуазное и осталось, по сути, крестьянским.
Когда я говорю «крестьянское» – это не обязательно о людях, которые работают на земле. Они могут давно работать в городе, на заводе и даже в Кремле, но сознание у них крестьянское, – то есть у них сознание людей, которое сформировалось тогда, когда создавалось земледелие. К этим странам относится не только Россия.
Вообще это типология того самого аргентинского социолога Грондона, который это анализировал на основе ментальности аргентинского народа. И вот Россия в этом смысле близка не только латинским странам, – вообще многие развивающиеся страны не имеют того, что называется буржуазным сознанием, они имеют крестьянское сознание.

Один из признаков крестьянского сознания – узкий круг доверия, семья, – за пределами семьи мир враждебен.
В крайнем случае, мы относимся к этому миру равнодушно. Семья – это главное. И поэтому «я» верю только им, и если «я» прихожу во власть, то «я» назначаю людей или из своей семьи или, в крайнем случае, из ближайших друзей. Вот сейчас Москву «захватили» все люди из Петербурга. Это так. Но я могу понять этих людей, потому что доверия мало, а знакомым-приятелям веришь. Поэтому сегодня – «петербуржцы». А до этого была, как вы знаете, в 90-е годы «семья» была. И все знают, что такое «семья».

Нельзя верить незнакомым другим – вот и русская пословица об этом: «оглянись вокруг себя, не употребляет ли кто тебя».
Но завтра, если в Кремль приедет житель другого региона, и, кто знает, все властные структуры наполнятся жителями из какого-нибудь «усть-урюписка»…

По поводу доверия есть такая замечательная книжка – Стивена Кови «Скорость доверия».
Удивительная книга, масса замечательных мыслей по поводу доверия. Махатма Ганди есть здесь цитата: «Стоит заподозрить человека в том, что он преследует личные интересы, как все, что он делает, начинает вызывать подозрение». В данном случае, это я у вас вызываю подозрение. Кови считает, что доверие – основа настоящего прогрессивного человека, и без доверия не хватает самого главного, не хватает денег: недоверие удваивает ваши расходы на ведение бизнеса, пишет Кови. Вам известно, насколько непросто у нас в стране получить кредит. У нас невозможно, скажем, получить кредит…

45-50% – я как раз об этом не раз говорил – энергии человека в нашей стране уходят непроизводительно, потому что никто друг другу не верит.
Мне кажется, люди из группы, о которой я говорил выше – «не верящие люди» – те самые, которые «непроизводительно никому не верят».

Вот ко второй группе относятся люди, которые спрашивают «кто виноват?».
Вот пишет один из них: «не согласен только с тем (в смысле с тем, что я – А.К. - говорю), что вина тандема малозначительна. Она очень большая. И на мой взгляд, они прекрасно видят все это и не хотят менять ничего. А самое печальное, что нет света в конце туннеля».
Другой пишет: «Виноват ли Путин? Да, виноват!».
Ещё письма: «совершенно согласна, Путин не только виноват, – он идейный создатель той коррупционной системы. Не народ г..но, а государственная машина, имеющей своей целью производство себя самой и не более».
Опять нашли виноватого.

Вот, насчёт государственной «машины», которая «виновата».
Знаете, есть такое слово научное «трансцендентность». Для определённых обществ и культур государство трансцендентно. Что это значит? Это государство – само по себе, а мы – сами по себе, только не трогайте нас. Вы наверно замечали, когда мы говорим о власти и о Кремле, то говорим всегда «они». «Они» там «наверху» решили, они…
Мы говорим о чем-то отдельном, к чему мы отношения не имеем. Мы не говорим «наши люди», – мы говорим: здесь «они», а здесь «мы».

И вот, собственно, это и есть пропасть между народом и государством.
Это и есть, что называется: государство для русского сознания трансцендентно. Но не только для русского, Латинская Америка там, Африка – то есть люди там сами по себе, государство «наверху».

Что получается в таком обществе? «Вы не вмешиваетесь в наши дела, а мы не будем вас трогать». Но в гражданском обществе граждане говорят: «наш премьер сделал ошибку, мы давайте его поправим».
И вмешиваются: заполняют улицы, протестуют, но не обязательно бьют стекла. Но, главное, что премьер или государство чувствуют, что люди заинтересованы, чтобы власть исправила свои ошибки. Государство без желания масс, без возможности гражданам вмешаться, – коррумпируется, занимается собой, а, главное, пытается сохранить свою власть. И задача граждан – заставить себя слушать.

Вообще, если говорить, наше государство ещё что-то делает, – оно вообще могло ничего не делать с таким народом, который не влияет ни на что никак.
Мы с вами абсолютно пассивны. Поэтому, пока вы как личности каждый не «перешагнёте» через эту ПРОПАСТЬ между вами и государством, ничего значимого не произойдёт. И даже если вина лежит на каком-то лидере или на власти или на правительстве, – все равно я убеждён, что винить правительство есть признак раба. То есть это «экстерьеризация вины».

Удобно обвинять другого, потому что потом ты снимаешь с себя всякую ответственность.
Поэтому в Росси очень трудно найти виноватого. Есть такие слова диссидента Буковского, что власть – это не танки, власть это не пули, не полиция, не милиция, не дубинки. Власть – это пассивность. Пассивность людей.

Теперь про третью группу людей, которые задают вопрос «как быть?».
У некоторых даже есть ответы, вот один товарищ пишет: «ликвидировать политическую монополию единороссов в думе». Вот такой рецепт.
А как он предлагает это сделать – ГКЧП, танки на улицы, заговоры, взрывы – как вы хотите ликвидировать это? Это же длительный процесс, ликвидировать политическую монополию единороссов очень сложно, потому что это партия, в которую идут русские люди по определённым, важным для них причинам. Может быть, очень личным, может быть, совсем не политическим, может быть…
Но, тем не менее, они туда идут.

Ещё раз повторюсь: народ, граждане заставляют государство заботиться о себе.
И вот для того что бы «заставить» как раз нужно попробовать понять, что мы должны относиться активно к тому, с чем мы не согласны.

Вот хорошая мысль: «по отдельности мы – хорошие люди, большинство.
А в общности своей неорганизованное стадо. Если бы это было не так, тогда бы уже организовалось сильно реальное, а не «повонять» в интернете. Только с реальной, многомиллионной организацией они бы стали считаться…» Вот это, действительно, феномен: хорошие люди вместе редко объединяются.

Ещё один мне вопрос: «как же в других государствах люди стали гражданами» или «что нужно для того, чтобы люди стали гражданами»?
Или «задайтесь вопросом г-н Кончаловский: раз уж мы все такие безнадёжные, почему на Западе не так, хотя люди, по сути, все одинаковые?». Это главное заблуждение. Люди при рождении все одинаковые, а когда начинают ходить и говорить – уже разные, потому что там вступает в силу воспитание, традиции и вот то, что я назвал культурой.

Русская история не имела того исторического пути, при котором бы возникло гражданское общество.
Почему? В России не было частной собственности. Единоличным хозяином всего был царь, и остаётся Кремль. Всем этим олигархам разрешили быть богатыми, и в любой момент у них всё это можно отнять. Это значит, что русский человек остался безземельным крестьянином.
И смотрите, что получается: русский крестьянин, чтобы иметь свою землю, бежал на юг. Там, на Украине люди обзаводились своей землёй, которая передавалась по наследству, и возникли хутора, а не деревни. Поэтому для Сталина все украинские крестьяне были… кулаками. А у нас – деревня, вокруг земля, чёрный передел. То есть земля делится, ничто не передаётся по наследству. Не было собственника, поэтому не возникло буржуазии. А не возникло буржуазии, значит, не может быть гражданского сознания.

Вот ещё один человек пишет: «должен прийти человек, который всю эту дурь из населения выбьет».
Замечательный рецепт. Это кто? И как он будет выбивать эту дурь?

Ещё один рецепт я вычитал: «жёсткое формирование национальной идеи».
Большая тема. О национальной идее и о том, существовала ли она в России, мы поговорим в следующем блоге.


Я бы хотел поделиться с вами мыслями по поводу реакции нашей мыслящей части общества на недавний съезд «Единой России».
Кое-что я записал себе и буду иногда заглядывать сюда.
Вот, например, в журнале «Большой Город» крупно – «отправьте обоих в отставку».

Мне очень интересно было смотреть телевизор в последние дни, появилось такое знакомое «чувство» «съезда КПCС» – и ничего в этом удивительного нет, к сожалению.
Когда смотришь на Это, понимаешь это не как ложь или правду, понимаешь это как «меру лжи»: совсем уж ложь или кое-что там осталось от правды. И эту меру лжи мы очень чутко чувствуем.

А на самом деле, что можно ожидать от съезда?
Что вы хотели? Вы хотели дискуссий – но кто там будет дискутировать?
Вы задумайтесь вообще – что такое эта партия? Ведь недаром наш замечательный Черномырдин когда-то сказал, что, какую в нашей стране партию не создавай, все равно КПСС получится. Это глубокое высказывание, потому что «Единая Россия» как и КПСС – зеркало российского народа. Только КПСС была зеркалом советского народа, а «Единая Россия» сегодня – зеркало современного российского народа, который живет в государстве, которое собирается модернизироваться. Это – зеркало нации.

Кто вступает в эту партию?
В нее вступают, во-первых, те активные граждане России, которые знают, что бизнес в России невозможен без близости к власти, а власть – она в Едре. Я сам видел, как на коленке писали заявление о вступлении в эту партию – после разговора о том, как с помощью членства в этой партии можно продвинуть свой бизнес. Поэтому это активные такие граждане, которые в партию идут так же, как я думал в юности, что, как только мне будет 25 лет, я вступлю в партию, чтобы выезжать за границу. Тогда с такой «поддержкой» можно было только за границу и выезжать.
Потом, правда, Бог миловал, и к 24 годам я сообразил, что от партии надо «косить», и сумел это сделать.

Но остальные активные граждане, активные, повторяю, это которые не хотят близости с властью, пытаются самостоятельно заниматься бизнесом.
И, наконец, тоже активные граждане, которые злобствуют, что Едро – партия жуликов и воров. Такое впечатление, что у нас существует вообще какая-то партия, объединенная какой-то серьезной глубокой идеей, за которую можно умереть.

Я говорю об активной части общества.
А что это означает? Сколько этих людей в нашей стране? Есть только надежда, что интернет сформирует лет через пять поколение более активных людей, которые будут в состоянии на что-то влиять.
Если вы вспомните 91 год, август, тогда я уехал из России, это момент путча – сколько российских людей были увлечены этой «революцией» при населении 140 млн.? Петербург и Москва – и все.
Если взять 93 год – по Парламенту стреляют пушки – сколько народу защищает Парламент? Я помню на мосту перед Белым домом толпу зевак, увлеченно смотрящих, как там бухают пушки и какие-то люди бегают. Отъезжаешь от моста чуть-чуть подальше – стоят толпы других людей, которые жалуются, пытаясь узнать, когда все это кончится, ибо троллейбусы не ходят.
Представить подобное где-нибудь в Париже или в Англии, где танки стреляют, например, по английскому Парламенту – там нация вся остановится! А у нас в 12-миллионном городе (это как страна отдельная), может быть, от силы 40-50 тысяч людей были увлечены революционными настроениями. И это в стране 140-миллионной!

Поэтому говорить о том, что у нас может быть создана такая партия, активные члены которой будут заниматься строительством государства – наивно и бессмысленно.

«Не хотим Путина!», «хотим нового!».
Какого? Кто-то говорит: «не хотим Путина, надо бежать», отчаяние берет…
А кого вы хотите, дорогие друзья, которые восклицают, что «не хотят Путина»? Вы какого хотите – доброго или злого? Или который что сделает? Покончит с коррупцией? Вы что, искренне думаете, что это Путин виноват, что страну съела коррупция? А они кто, эти коррупционеры? Они с неба свалились? Это те же самые русские люди. И, если из этого исходить, то надо думать, почему эти русские люди во властных структурах так успешно занимаются бандитизмом и рэкетом, а все остальные хотят «валить отсюда».

Потому что речь идет о том, что ГРАЖДАН у нас в стране нет.
Есть НАСЕЛЕНИЕ. Я об этом недавно писал в своей статье «Страна братков». Население есть, граждан нет. Вот, Лошак пишет в «Огоньке» возмущенно: «власть ведет себя так, потому что общество само уступило ей место». Это когда общество уступило место власти? Скажите мне, в какой момент?
А я вам отвечу – в Х веке. Вот, очень хорошо написал философ Владимр Кантор об этом – российской культуре свойственно добровольно делегировать всю власть одной личности, и потом от этой личности ждать, что все будет хорошо. И это происходит с Х века и до сих пор.

Я пытаюсь понять, ГДЕ ЖЕ ГРАЖДАНЕ, и мы пытаемся понять это не только сейчас и сегодня.
А, если взять Кущевскую – где были эти люди? Ведь не нашлось тех людей, которые остановили бы этих братков, которые насиловали, резали людей. Крики раздавались на улице, но ведь никто не вышел, не вмешался. Никто сегодня не хочет давать показания, потому что продолжают бояться: следователи московские уедут, а весь этот ужас останется…

В этом смысле, например, губернатор любой, если к нему приходят братки с автоматами, не может выскочить на улицу и крикнуть: «Граждане, помогите! Меня тут прессуют и коррумпируют!».
Никто ему на помощь не придет, потому что у нас – НАСЕЛЕНИЕ, а не ГРАЖДАНЕ.

Сколько это будет продолжаться – мы не знаем.
Во всяком случае, я не знаю. И поэтому думать надо, мне кажется, не о том, что должен прийти какой-то другой деятель, не Владимир Владимирович или Дмитрий Анатольевич, а кто-то другой, кто все правильно сделает. Да не сделает тот ничего. Можно, конечно, снять всех этих действующих людей и назначить других, но это будут те же самые люди.
Кто виноват? Антон Павлович сказал по этому поводу: виноваты все, мы с вами, а значит – НИКТО…
19 сентября 2011

Брошены и забыты



Опять страшная новость. Тело 14-летней школьницы найдено во дворе школы Екатеринбурга. Убита восьмиклассница по имени Ольга. На теле девочки множество резаных ран, следы побоев. Характер ранений, нанесённых ребёнку, говорит о том, что жестокое преступление совершил психически больной человек. Следствие возбудило уголовное дело по статье 105 УК РФ (убийство), которая предусматривает наказание вплоть до пожизненного заключения. Но что теперь? Народ выйдет на площади? Нация возмутится? Ничего. Опустим глаза, пожмём плечами, сочувственно покиваем головой, - таких жестоких убийств в нашей стране случается несколько тысяч в год. И не катастрофа ли это?

Или вот, совсем недавно в августе, в детском доме была изнасилована шестилетняя девочка.
Уполномоченный при Президенте по правам ребёнка Павел Астахов заявил, что за прошедший год было совершено более девяти с половиной тысяч преступлений против половой неприкосновенности детей, возросло количество поступивших в органы опеки и попечительства сообщений о детях, находящихся в обстановке, угрожающей их жизни и здоровью. А сколько тысяч детей сбежали из дома или были выброшены на улицу своими родителями, вообще, сколько брошенных и забытых детей бродит по России?! По официальным данным, сегодня в розыскных списках МВД РФ числятся 103 тысячи человек, пятая часть из них – дети и подростки. Независимые эксперты в десятки раз увеличивают цифры, которые публикуются в официальных изданиях. Но в реальности же ни одно ведомство не даст вам точных данных о количестве уличных детей в нашей стране. Периодически появляются пугающие цифры о беспризорных и безнадзорных детях в России - от одного до пяти миллионов! Более двух миллионов неграмотных детей школьного возраста. Это больше, чем в годы гражданской войны! Это в нашей стране, которая снабжает нефтью и газом полмира, в стране, где правительство пообещало полную модернизацию государства, в стране, где миллиарды тратятся на олимпиады и прочие чемпионаты мира по футболу! Да, мы как-то не задумываемся об этой общей трагедии, пока беда не коснётся, не да Бог, кого из наших близких или нас самих…

Ещё страшно подумать, сколько сегодня в России одиноких, брошенных стариков, многие из которых имеют детей и внуков.
Мы вот постоянно говорим, дети - наше будущее, но не задумываемся, что старость – тоже наше будущее каждого из нас. Традиционная русская культура придерживалась семейных ценностей, главное, старики никогда не оставались без присмотра. И, если вопросы детей-сирот, усыновления, ещё как-то обсуждаются – в силу того, что иностранцы пытаются усыновить детей в России, и, кстати, много неприятных историй с этим связано, - то о том, как доживают свой век пожилые сироты, вообще никто не говорит. А это миллионы брошенных стариков, одиноких старух, особенно в деревнях, – это при живых детях, которые уехали жить в город.

Падение рождаемости, брошенные дети при живых родителях, брошенные старики при живых детях, невыносимые взаимоотношения родителей с детьми-подростками, разгул педофилии – может, это звенья одной цепи?
Чем ЭТО объяснить? Низким жизненным уровнем? Чепуха! В Средней Азии, в мусульманских странах, на Кавказе уровень жизни не выше, а, скорее, ниже, чем в Росси, но такой нравственной проблемы не существует. Я уже не говорю про Китай, где тысячи лет существует святая обязанность для каждого достигнувшего зрелости – достойно проводить уходящих из жизни и вырастить входящих в эту жизнь.

Сегодняшние проблемы России – это наш, «особый» капитализм (о котором я снял уже три фильма – «Курочка-Ряба», «Дом дураков» и «Глянец»).
Мы превращаемся в государство-рынок, вопреки собственным культурным и историческим корням. В государстве-рынке – всё товар, включая людей, которые становятся рабочей силой, либо капиталом. Кому нужны бракованные или не приносящие пользы существа – дети и старики? Никому. Их выбрасывают и о них забывают.

Я могу только констатировать распад в России морального кода.
И, главное, - потерю ответственности перед самым существенным в жизни человека – перед семьёй. Вот, что происходит в русском сознании. А это гарантия вырождения русской нации.

Что делать, если человек забыл свою главную обязанность?
Распад семейных ценностей ведёт к демографической катастрофе, которую отметил американский демограф Николас Эмерстад из Американского института предпринимательства. В своём докладе «Демографический кризис в России в мирное время» он заявил, что с момента распада СССР умерло примерно семь миллионов человек. Итак, русские вымирают со скоростью 350 тысяч в год - в такой степени сокращается население в России.

Уголовную ответственность – вот что надо!
Уголовная ответственность за брошенных стариков и детей. Надо ЗАСТАВИТЬ людей быть ответственными за жизнь своих близких. Что касается педофилов-убийц – только смертная казнь. И закон о добровольной кастрации – насмешка над правосудием. Спросите сегодня любого на улице, да и народный референдум покажет, что практически каждый хочет смертной казни детоубийцам.

2 августа этого года в «Московском комсомольце» была опубликована статья юриста Владимира Овчинского «Смерть убийцам!».
Он приводит ту же самую неутешительную статистику. Он считает, что народ, а не орган конституционного надзора, должен решать – вернуть смертную казнь или нет. А позиция народа известна: по данным ВЦИОМ, большинство опрошенных граждан России (69%) считают, что существуют злостные преступники, для которых возможно применения смертной казни. При этом 79% высказались за смертную казнь убийц и насильников несовершеннолетних. Ну неужели неясно, что думает об этом русский народ?

Что же касается смертной казни, - меня возмущает гуманизм российского уголовного права: в то время как чиновники из высших эшелонов власти, укравшие десятки миллионов долларов, отделываются увольнением с работы и благополучно переезжают на пмж в свои роскошные вили в Эмиратах, осуждённые помощники депутатов Госдумы устраивают фуршеты в местах отбывания своего заключения, умудрившись на выходные из зоны (!) слетать в Италию к приятелю…

Владимир Овчинский пишет, что маньяк-убийца Пичужкин, уничтоживший в Битцевском парке Москвы более 50 человек, или сутенер-убийца из Нижнего Тагила Чудинов, задушивший 17 девочек и девушек, отказавшихся заниматься проституцией (убил и свою 13-летнюю дочь, которая случайно узнала о преступлениях папаши), находятся на пожизненном в камере с трехразовым питанием, читают книги и журналы, имеют возможность прогуливаться.
Живут и поживают. «Как живут и поживают на пожизненном многие убийцы, каннибалы и патологические садисты. Все разговоры о том, что их нынешняя жизнь хуже смерти, — это разговоры для идиотов. Эти нелюди живут лучше, чем некоторые наши ветераны-фронтовики, которым иногда просто нечего есть» («МК» № 25708 от 02.08.11).

Россия в связи со вступлением в Совет Европы подписала протоколы к европейской конвенции о правах, наложила мораторий на смертную казнь, и Конституционный Суд сделал этот мораторий бессрочным.
Хотя и в Конституции и в УК РФ есть возможность применения смертной казни за убийство. США, Китай, Япония не собираются отказываться от этой исключительной меры.

Думаю, какая фальшь – казаться цивилизованными европейцами на бумаге, забывая про суровую, подчас страшную российскую реальность. Задаю себе и вам вопрос: когда Россия и её правительство одумаются?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире