eponasenkov

Евгений Понасенков

20 ноября 2014

F

Юбилеи исторических событий часто празднуют пошло, но Россия с ее насквозь мифологизированной историей – просто рекордсмен в этом отношении. В Москве установили очередной памятник - на этот раз Александру I. Поскольку его эпоха – предмет многих моих научных исследований, в т.ч. монографии – я предлагаю насладиться и поглядеть, кого уважает нынешняя власть:

- отцеубийца (+ прочих участников убийства отца наградил и дал командование армиями)

- из личной зависти к славе Наполеона, развившийся в паранойю, погубил сотни тысяч русских жизней, решив начать интервенцию во Францию в 1805 году (его разбили под Аустерлицем, он вновь пошел войной в 1806-7 гг - опять «получил под зад» - у Фридланда; Наполеон ему милостиво подарил мир, Александр тут же стал готовиться к новой войне - обрушил бюджет, продал в крепостное рабство 10 000 государственных крестьян; развязал новую войну в 1812 - ТУТ ЖЕ С ПОЗОРОМ СБЕЖАЛ с фронта в Петербург - там отсиживался, пока русские люди гибли; после войны несколько лет путешествовал по заграницам и так НИКОГДА и не посетил поле проигранного Бородина - за что его все презирали и в итоге офицеры-"декабристы" решили убить, но он их опередил - сам помер в Таганроге).

- устроил насильственную депортацию 60 тыс. еврейских семей (в этом отношении - предшественник Сталина и Гитлера).

- есть все основания подозревать его в импотенции (сохранились документы его консультаций по данной проблеме у немецких врачей); наследника не оставил, но сам этот "православный" (оплот нравственности) царь находил любовников своей несчастной жене.

- в последние десять лет правления, по свидетельству современников, "буквально сошел с ума" на религии - управление передоверил жестокому сатрапу Аракчееву (под настроение тот мог подойти и вырвать усы у солдата).

- Пушкин о новом "памятнике": "Властитель слабый и лукавый; плешивый щеголь, враг труда...".

- Во время заседаний Венского конгресса европейское общество смогло рассмотреть Александра вблизи и составить о нем мнение, основанное на близком общении (подробнее:  http://diletant.ru/articles/3883514/?ref=profile ). Высший свет и дипломаты именовали царя не иначе, как «фальшивым», не имеющим «морали в практических вопросах», «лишенным нравственных основ, хотя говорит о религии, как святой, и соблюдает обрядовую внешность», «ему кажется, что мир создан только для него». Граф де Линь называет его «пустозвоном». Канцлер Пруссии Карл Август фон Гарденберг в письме к генералу Августу Вильгельму фон Гнейзенау жалуется на «властолюбие и коварство под личиной человеколюбия и благородных, либеральны намерений». В словах царя «любовь и человечество, а в сердце ложь», — резюмирует архиепископ Игнатий. Лаконичнее всех выразил свою мысль посол Великобритании, ради которой Александр угробил сотни тысяч русских жизней: «честолюбивый, злословящий дурак».

Иной нервический читатель может не испытывать доверия к не исповедующим православие буржуям-европейцам, но вот еще две оценки, выданные царю Александру по эту сторону «хмурых туч». Его биограф и родственник великий князь Николай Михайлович Романов: «В остальные же двадцать четыре года его правления интересы России, к сожалению, были отправлены им на второй план». Выдающийся ум России эпохи 1812 года М.М. Сперанский «выставлял его человеком ограниченным, равнодушным к пользе Отечества, беззаботным, красовавшимся своею фигурою, свиставшим у окна, когда ему докладывали дела…» (Шильдер Н. К. Император Александр I. Его жизнь и царствование. С.- Пб, 1905, т. 3, с. 38).

Короче говоря, ставить памятник столь убогому персонажу, совершившему массу преступлений - это ПОЗОР России, который еще и уродует пейзаж. Ясное дело, что подобное долго не простоит.

Не будем делать вид, что мы не замечаем очевидного противостояния двух способов самовыражения (это включает все сферы деятельности человека) – т.н. «нашего» и «западного». Тонны публицистической макулатуры, вечные споры в коридорах и на кухне, а в последний год усиленного построения нового «железного занавеса» - постоянное восторженное, я бы даже сказал, агрессивное самолюбование «нашеством» на отечественном ТВ. Однако все решает не демагогия и истерика, а факты, особенно, если они имеют цифровое значение. Обратимся к показательному примеру.


На днях двууголка (так её называть научно правильно) Наполеона была продана на аукционе почти за 1,9 миллиона евро! Простая шляпка - 2 млн евро (его "треуголок", кстати, немало сохранилось - официально 19, а есть еще много заверенных "экспертами", но подделок). Вот вам и физически весомый ответ, кто победил 200 лет назад и чей способ «самовыражения» для Истории стоит дороже: шляпы местных генералов, проигравших Бородино и спаливших Москву, никому не интересны и ничего не стоят (подробнее об истории поражения – в моем документальном исследовании здесь же на сайте "Дилетанта": http://diletant.ru/articles/3883514/?ref=profile). Да хоть на торги выставят весь гардероб этих холопов, которые сначала служили одному деспоту, потом деспота (пардон, «помазанника божьего») эти православные офицеры с той же «честью и доблестию» убили  (и уже по трупу прыгали!) – присягнули другому (его Пушкин называл, кстати, «кочующим деспотом» - потому что Россию Александр I презирал, постоянно разъезжал по бездуховным заграницам) и т.д. Никто их шляпы не купит – даже если к ним прибавить в «довесок» крепостных рабов и пару килограмм т.н. «духовности» да еще 150 грамм «соборности». Это ровно как с акциями Эппла, которые на днях по стоимости превысили ВСЕ акции всех компаний России. Зайдите в любой магазин, киоск, интернет-магазин, антикварный салон:Наполеон – это бренд. Почему он, а не местные «герои»? Очень просто – это символ личности, прогресса, эстетики. Он оказался прав во всем – на двести лет вперед. Зайдите в киоск какого-нибудь пропагандистского «музея-панорамы»: магнитики с Наполеоном разлетаются за день, а с Кутузовым – завались, никто не покупает.


Так руками миллионеров и просто обывателей рассудила История, но гении все поняли сразу – поэтому на столиках Пушкина и Лермонтова стояла статуэтка именно Наполеона, а не какого-то русского генерала, царя или «партизана» (тем более, что современники знали: все эти «кожины» - пошлая выдумка пропаганды). Вдумайтесь: в военной галерее Зимнего дворца повешены 332 (вот никто из вас даже этого числа не помнил!) портрета генералов-участников войны 1812 года (которые, правда, умудрились проиграть все сражения – т.е. без зимы таланта бы и героизма не получилось): почему же, к примеру, у Лермонтова есть множество красивейших стихотворений, прославляющих Наполеона - и ни одного (!!), посвященного тем 332 (+ царь) «героям»? Почему тот же Лермонтов во всем ориентировался на пример Байрона, а не любого из русских поэтов? Почему Пушкин переводил Горация, а не какого-то древнерусского поэта? Ах, да - простите, древнерусских просто не существовало – пока Пушкин сам себя не перевел с французского, с Рене Шатобриана – и с того же английского Байрона. Почему от Грибоедова до наших дней все русские «патриоты»-крикуны обожают всё заграничное, заискивают перед европейцами и т.д.? Сравните: сколько миллионов русских туристов первым делом бегут к гробнице Наполеона в Доме инвалидов в Париже – и сколько штук посетили могилку Александра? Лично вы (да, да – вы, кто сейчас читает эти строки через западный компьютер или гаджет) часто посещаете могилы деятелей русской истории, фотографируетесь ли вы на фоне могилы маршала Жукова с таким же усердием, как подле саркофага Наполеона? Почему семьи русских чиновников не сходят с улицы Monte Napoleone в Милане, где расположены все бутики с модными брендами одежды? Почему они не покупают русские наряды на улице, предположим, другого вымышленного «партизана» - т.н. «Герасима Курина»?


Короче говоря, История руками потребителя всех национальностей безошибочно определила, что ценно, а что можно выкинуть на свалку истории.  

Ну, вот и проводили
Любимова… Был театр в театре. Очень достойно все провели вахтанговцы, от всего
сердца им спасибо. Все относительно – и число тех, кто пришел проститься, так
же относительно: с одной стороны пришли «все» (кто от так называемой «культуры»)
и очередь была длинной, с другой – население этой страны вновь доказало, что
ему на все наплевать. Какие блага людям не сделай – кроме неблагодарности
ничего не получишь. Молодежи – считанные единицы (но очень интересные лица), если чуть постарше молодежи – тоже немного, но смотреть
на них приятно, а по большей части – пришло старшее поколение. Так что все по
Шекспиру – распалась связь времен. Самое грандиозное впечатление (но я это знал
заранее) – Каталин. Она грандиозная личность. Любимов всё выбрал правильно.
Каталин держалась достойнейшим образом - и как, КАК она отсылала, пытающихся
подойти таганковских предателей – это нечто выдающееся. Её ЖЕСТЫ – вот ТАК надо
играть древнегреческую трагедию! Но так не сыграют… Таганковских посадили
отдельно, но я бы их вообще на порог не пустил. Только один мальчишка оказался
с совестью (причем, он пришел в театр уже после ухода Любимова, то есть
предательства не совершал) – я его заметил, когда выходил по окончании
церемонии – он пришел, но так и не смог переступить порог. Кстати, он у меня
когда-то репетировал в спектакле. Что еще сказать? Я вообще не признаю жанра
похорон. Не то это. Не так. Тем более – такой гениальный арлекин!

Страна потеряла легенду, театр и кино – реформатора и сразу несколько эпох, я потерял человека, с которым работал и дружил.

Это боль и печаль, но когда мы произносим имя Юрия Петровича мы всегда будем помнить не о смерти, которой для художника не существует, а о его бесконечных победах над превратным контекстом, над режимом, над мелочными врагами, над доносчиками, цензорами, хулителями и прочей биомассой, которая как Личность никогда и не рождалась. При вечной травле дожить до 97 лет и до последнего дня работать!? Это практически научно необъяснимая победа жизни – и навсегда таковою останется.

И даже без пафосных слов: почти два года назад Любимов после осложнений от гриппа (вернулся из «бездуховной» Италии в «духовную» Россию – и как всегда…) впал в кому – и все мои знакомые из СМИ писали некрологи и звонили - просили срочно дать информацию. И были мною посланы. Кома в 95 – это «конец», но я знал, что Любимов должен установить еще один рекорд. И он это сделал – вышел из комы и поставил спектакль в Большом театре! Я вам признаюсь честно: мне было важно, чтобы он хотя бы только вышел из той чертовой комы (пусть даже на день – из принципа!) – потому что коллектив предателей-алкашей уже готовил пузырьки с крокодиловыми слезами, а журналюги ожидали премии за срочную работу. Я дарвинист, но был готов просить любых мифических персонажей помочь в деле победы над реальностью. Победа произошла.

Юрий Петрович реализовал свои таланты в самых разных областях – и всегда блистательно: актер, режиссер, педагог, литератор, человек, который режиссировал кислород свободы для целой страны. Его дарования оценил мир. Его фантазия была безграничной. Он прошел насквозь несколько эпох, он пережил врагов и внуков тех врагов.

Это останется для истории и для всех вас, а со мной – беседы, репетиции, благословение в режиссерскую профессию и все то, что я видел и чему учился еще до нашего личного знакомства. Любимов – навсегда запомнится личностью, раздвинувшей рамки возможного и в искусстве, и в антропологии. Энергия его деятельности сохранится в космосе нашего бытия.

Одна из важнейших способностей настоящего режиссер (и вообще художника) – после долгих репетиций убирать из спектакля все лишнее. Со временем тело всегда становится лишним – и хозяин от него отказываются. Но остается спектакль. 

Да, как и всё, что относится к цивилизации (все науки, все виды искусства, официальный тип государственного устройства, бытовая техника и т.д.) – понятие «патриотизм» русские заимствовали с «бездуховного» Запада. Только вышла проблема с сутью, с точностью перевода.

Эллин – древнегреческий «патриот» - любил свой полис, потому что был свободным и образованным собственником, гражданином с политическими правами (в т.ч. выступать и избираться), потому что не был рабом, не был нищим и тёмным. В Новое время слово заполнили смыслом французы, которые подарили миру Декларацию прав человека и гражданина, Кодекс Наполеона, а так же прекрасную литературу (включая учителя Пушкина – Шатобриана), живопись, моду, еду (которую тут запретили) и напитки. Крепостная рабская Россия не имела тогда свода законов, гимна, понятия гражданин – да и русский язык еще не все свои слова перевел с французского. И, тем не менее, – царские чинуши, которые жили по Европам, начали мастерски пользовать слово «патриотизм», одурачивая рабов, посылая их на смерть и лишая их прав и средств. Прошло двести лет – много ли изменилось??

Принципиальная разница между настоящими, аутентичными патриотами и агрессивным маразмом, который я бы назвал "русским профессиональным патриотизмом", в том, что первые видят проблемы своей страны, говорят о них и улучшают ситуацию, вторые - мрак, бред и немощь выдают за нечто прекрасное (даже лучше, чем у всех!) и готовы убить тех, кто просто говорит правду о реальном положении дел. Первые уже многое создали и живут в странах, которые производят успешно конкурирующие товары, вторые (русские псевдопатриоты с манией преследования мнимыми врагами) - живут в стране, которая ничего не производит и ненавидят соседей, которые созидают. Эта ненависть к созидателям называется "духовностью".

Самое печальное - в упущенных шансах. У России огромные ресурсы, множество талантливых людей - нужна только свобода личности (именно за возможность реализоваться в той единственной жизни, которая дана человеку он и может любить то место, где живет: отнимают возможности, отнимают свободу личности – нет жизни, нет любви). За несколько лет свободы было сделано столько, что сложно поверить. Вспомните конец 80-х! Мрак, ужас, нищета, пустые прилавки, заплатки, маразм. У нас есть уникальный шанс - учиться у Запада, причем, не делая проб и ошибок его средних и прочих давних веков. Все знают - как пересекаешь границу той же Финляндии - сразу иной уровень культуры и жизни. Значит все дело в концепции. Но любой организм болеет, особенно, если есть генетические предрасположенности к заболеванию - вот и сегодня Россия больна на всю голову, ее захватили маргинальные крикуны и параноики (которые всех соседей называют врагами) – и они ненавидят свободу личности, поэтому страна скатывается в каменный век.

Какой же убогой позор: России даже нечем ответить на санкции - ведь западные бездуховные люди не держат деньги в наших банках, не ездят на наши курорты. Остается только вводить санкции против собственного народа, брать его в заложники, морить голодом, чтобы давить на нервы цивилизованных стран. Это историческое преступление и позор. Огромная страна, которая за много веков существования не сумела произвести ни одного (!!!) сорта сыра, который мог бы конкурировать с иностранными. Во Франции, Италии, Германии и Англии, к примеру, в каждой - по несколько сотен (!) сортов того же несчастного сыра. Сравните их территорию с территорией России. То же - с автомобилями, лекарствами, компьютерами и т.д. Огромное, бездарное, бессмысленное, агрессивное, вечно на всех обиженное место. Страна, ничего не желающая производить, понимать и уважать.

Известный тезис о том, что "могуч русский язык" - категорически ложен: он слаб. Чтобы описать мое отношение (как историка и гражданина) к режиму, к рабскому агрессивно-послушному большинству - не хватает слов. Сказать, что я все это презираю, что мне это отвратительно, омерзительно, назвать это скотством, убожеством, гнилью, грязью и т.д., и т.д. - это НИЧЕГО не сказать. Мат – еще акварельнее. Слаб русский язык, чрезвычайно слаб и беден. По крайней мере, для описания самой России. Для какой-нибудь тургеневской Франции (где был придуман тезис) - может, он и богат, велик и могуч, а здесь беден.

Сегодня умер великий человек, чье значение смогут оценить по достоинству только спустя долгое время. Я настаиваю на этой формулировке – «великий»: Новодворская была самым свободным гражданином самой несвободной из стран европейской цивилизации. Ее кончина – трагедия для всех мыслящих и чувствующих людей в нашей стране. И мы должны честно признаться и всегда помнить: это не смерть от естественных причин, это убийство. Ее здоровье было уничтожено совковой фашистской системой, советской тюрьмой. И за этот фашизм пока никто не наказан. Но Валерия Ильинична умерла победителем, ибо вся эта фашистская свора не сумела сломить ее волю к свободе, ее блистательный интеллект и обаяние.

Феноменальная эрудиция, остроумие, проницательность, принципиальность, возведенные в абсолют – все это Новодворская.

И я очень благодарен судьбе за то, что я мог общаться с этим исключительным человеком лично.

Сейчас я вспоминаю одну из наших бесед (в эфире радиостанции «Свобода»), посвященную теме противления и непротивления злу праведной силой ( http://www.youtube.com/watch?v=BVNjE3_uZOI  ), думаю, что там многое было сформулировано из числа того, что останется важным навсегда. 

Ну, вот же он! Шанс! Как историк я вижу реальную возможность не на бумаге, не просто болтая языком, а не деле доказать, что вы на все готовы за т.н. «русскую идею». Исходя из правдивых заверений отечественной прессы, в эти дни и часы на границе России - в Славянске, в Донецке, в Луганске решается судьба русских и «русской идеи». Вооруженные до зубов дивизии бандеровцев грозят уже заветным рубежам. Тучи на них (на границах) ходят как никогда хмуро. Почему господа громкоговорители отсиживаются в Москве? Почему, к примеру, некоторым наиболее одиозным адептам идеи удобнее уютное кресло в университете? Университет, философия и социология – вообще термины и явления с бездуховного Запада. Необходимо срочно отказаться от всего западного (включая университеты, электричество и канализацию) – и личным примером показать, как надо. Сколько, я бы сказал, громкоговорителей за русскую идею живут и делают заявления на кухнях, в пивных, в лифте, на работе, в гаражах, на даче, на свадьбе, у врачей. Но где же их пламенные сердца, где их несметный ум – почему он до сих пор не согревает алтарь великой идеи?

По роду своих профессиональных интересов (военная история эпохи Наполеона) я часто сталкиваюсь с членами клубов реконструкции униформы русской армии периода войны 1812 года. Они воссоздают не только костюмы, но и быт, часто выступают на полях французской боевой славы (к примеру, на поле поражения при Бородино). Более того, они все носят муляжи орденов и медалей – и всегда громко заявляют о своей любви к Отечеству, противопоставляя себя окружающим непатриотам. Вот! Вот он шанс заслужить все эти знаки отличия. Пусть значки перестанут быть лишь дамской бижутерией и превратятся в обагренный умом патриота-имперца алмаз доблести, освещающий вечную славу великой державы! Пусть они блестят лучами Святого Грааля во мраке современного мира, погрязшего в смрадном болоте научных открытий и вездесущей гигиены. Господа товарищи гусары, драгуны, уланы, гренадеры и их маркитантки, еще не все потеряно: История дает вам шанс войти в нее с парадного входа. Где находится этот вход - вы теперь знаете. 

Историческая пьеса «Россия и Украина» будет иметь несколько актов, но за громким ором и яркими пропагандистскими картинками, за массой пусть и эффектных, но подробностей мы должны рассмотреть главное и ответить на вопрос «зачем», «кому это выгодно».

По моему убеждению, российский режим, оказавшись в тупике, в который сам себя загнал, решил хитро перенаправить ненависть населения изнутри - вовне. Все недовольство жизнью, в котором виноват режим (и народ, который или молчит, или поддерживает его), все теперь превращено во внешнюю агрессию (нашли наиболее уязвимого и наименее опасного соседа) и ко всему добродушному внутри. Под «тупиком» я подразумеваю неработающую экономику, чудовищную коррупцию, нефтяную «иглу», миллионы безвизовых азиатов, провал попыток использовать устаревшие идеологические схемы, деградация культуры, отток капиталов, бегство интеллектуалов, репрессивные законы и т.д., и т.д. И вот все стало раздражать даже совсем «овощные» слои населения. Единственным способом продлить агонию и удержать власть было направить энергию протеста вовне. Не получится «маленькая победоносная война» - устроим большую проигрышную, зато долгую. Есть задача – закрыть страну от свободной информации, но и это хорошо бы провернуть под маркой борьбы с «цивилизационными» врагами.

Все это было, все проходили. Нет, чтобы, наконец, научиться что-то производить (ведь Россия все закупает у «врагов») – нет, лучше мы уйдем в еще большее отставание, в средневековье – главное, чтобы небольшое количество заинтересованных лиц сохранило власть и свободу.

               Как историк я уже все это видел, все помню. Сегодня Россия идет по известному сценарию 1930-х. Просто диву даешься, насколько люди бывают слепы. Но лично мне все это было видно (привет Ванге!) еще в 2004 году – и вот тому печатное доказательство: http://www.kommersant.ru/doc/441429

                              Однако вернемся к риторике дня. И сегодня я хочу добавить в копилку противоречий официозной идеологии следующее: а у нас православная страна или нет? В последние годы только это и внушают населению. А разве христианин может разделять людей по национальности? 

К огромному сожалению, то, что вроде бы должно быть всем очевидным, часто оказывается полностью искаженным в кривых зеркалах менталитета толпы (и не без помощи целенаправленной официозной пропаганды).  И сегодня вместо того, чтобы идти вперед, наше общество рванулось назад и вцепилось зубами в копролиты пещерного прошлого. В результате этого возникает неотложная необходимость разъяснять самые простые вещи, которые историки и филологи уже давно четко постулировали, но это прошло мимо массовой аудитории. Наиболее громкий сюжет (среди подобных) – выяснение, кто патриот, а кто «национальный предатель» (кстати, это понятие, как выясняется, из «арсенала» тов. Адольфа Алоизовича).

Поймите, я, например, тоже хочу получать удовольствие от страны, в которой родился, моему самолюбию было бы приятно сказать иностранцам, что – вот, мол, вы у нас переняли Декларацию прав человека и гражданина, Гражданский кодекс, Великую хартию вольностей, самые достойные граждане вашей страны пережидали в моей стране, пока у вас был тоталитаризм, мы одарили нас высокими технологиями – и т.д. Но по факту в Истории все сложилось –  наоборот. И в подобной ситуации гражданин России делает для себя выбор: или он любит родину, он патриот – понимает реальное положение дел и хочет изменить эту печальную страну, где не соблюдаются права человека, которая ничего не производит и постоянно конфликтует с мировым сообществом – к лучшему, или он примитивное существо, которое только кричит бредни, что мы «самые-самые», что все враги, что ничего тут менять не нужно, а сам крикун или просто спивается или ему случайно удалось по блату присосаться к распилу бюджета сырьевого придатка Европы от продажи шкур зверей (в прошлые века) или от продажи нефти, и с полученными барышами от лицемерно радуется жизни на «загнивающем Западе». Именно второй тип – именно эти негодяи КОНСЕРВИРУЮТ отставание моей родины от цивилизованных стран, именно они – главный враг России (они, а не соседи, которые к нам поставляют еду, машины, технологии /включая – экран, в который вы в данный момент пялитесь/, которые нам когда-то подарили все виды искусства и науки). Для многих олухов, кто видел мои передачи и читал мои книги (но, что называется, смотрел в книгу, а видел «фигу»), я являюсь примером «непатриота», потому что говорю правду и не желаю называть черное – белым. Этих олухов обманули шулера, которые вставили в их зомбированную башку два-три дегенеративных лозунга, вручили транспаранты и погнали, как стадо, радоваться любому кошмару, устроенному начальством: от крепостного права – до ГУЛАГа, и далее – до нынешней реставрации «империи и зла».

                   Поэтому я еще раз постулирую: надо четко определить дефиниции – патриот, это тот, кто хочет для своей страны лучшего, или тот, кто психически нездоров, неадекватно оценивает реальность и опасен для окружающих здоровых сограждан и жителей соседних стран? На практике чаще встречается, что в России «патриот» - это второй вариант, поэтому здесь слово «патриотизм» уже звучит как ругательство (в приличном обществе). В итоге главная задача - культурная, просветительская и политическая – вернуть словам их словарный смысл.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире