aillar

Андрей Илларионов

20 октября 2014

F
20 октября 2014

Точка невозврата

Предложив крымский тест «Скажи мне, чей Крым, и я скажу кто ты», Айдер Муждабаев отчеканил формулировку главного вопроса в, очевидно, самой важной российской дискуссии, как минимум, со времени распада СССР.

Потому что начатая им дискуссия – это дискуссия не только и не столько о Крыме.
И не только об Украине.
И даже не о российско-украинских отношениях.

Это дискуссия о России.
О том, какой ей быть.
О том, по каким правилам может жить современное российское общество, на каких принципах должно действовать новое российское государство. Как на международной арене, так и внутри страны.

Три правовых принципа и три основные политические силы современной России
По своим ответам на крымский тест российские политики и общественные деятели оказлись в трех отчетливо различающихся группах. Независимо от особенностей предложенных ими индивидуальных формулировок в основе их ответов лежат три различных принципа – как собственного поведения и комфортной им правовой организации общественной жизни, так и желаемых ими действий национального государства. Это три различных принципа отношения к преступлению – потенциальному, совершаемому, совершенному.

Первый принцип – это принцип силы, не ограниченной никаким законом и никакой моралью. «Можно то, что я могу». «Нет такого преступления, на которое нельзя было бы пойти, если есть такая возможность. Если можно напасть, украсть, ограбить, оккупировать, присоединить, присвоить, аннексировать, изнасиловать, убить, то это надо делать». Это принцип мафии. Это принцип, многократно продемонстрированный в практических действиях как внутри, так и вне страны В.Путиным, нынешней кремлевской корпорацией, принцип, широко популяризируемый пропагандистами режима.

Второй принцип – это принцип стыдливого популизма, прикрывающийся неограниченной (нелиберальной) демократией. «Можно все, за что выступает большинство». «Я признаю, что нарушаются (нарушены) все возможные законы и нормы, что совершено преступление; я согласен, что совершенное преступление чудовищно; я даже осуждаю это преступление; но если большинство населения выступает за сохранение результатов этого преступления, то я не буду ничего делать для того, чтобы его остановить, чтобы защитить жертву, вернуть награбленное, наказать преступника». Это принцип признания сложившихся реальностей, возникших в результате преступления, принцип подчинения собственных действий инстинктам толпы. Это принцип, отстаиваемый Алексеем Навальным, Михаилом Ходорковским, Юлией Латыниной; принцип, получивший поддержку и многочисленные толкования их сторонников.

Третий принцип – это принцип верховенства права, либеральной демократии. «Можно только то, что не нарушает законные права других – и людей и государств». «Если совершается (совершено) преступление, то независимо от того, что по этому поводу думают окружающие, я сделаю все возможное для того, чтобы остановить преступление, защитить жертву, наказать преступника. Если понадобится, то на это следует тратить силы и годы, за это можно даже отдать собственную жизнь». Преступление недопустимо. Если же оно совершено, то жертва должна быть защищена, похищенное возвращено, а вор, тем более грабитель, насильник, убийца, должен сидеть в тюрьме. Это принцип правового государства. Это принцип, отстаиваемый, в частности, Аркадием Бабченко, Виталием Портниковым, Борисом Вишневским, Андреем Пионтковским, Гарри Каспаровым, многими другими, включая и автора этих строк.

Эти три типа ответов на преступление, эти три важнейших принципа личного поведения, организации правового режима, характера действий государства можно свести, пользуясь словами Ф.Достоевского, к трем базовым формулировкам – «Преступление и его поощрение», «Преступление и его стыдливое признание», «Преступление и его наказание». В событиях конца 1930-х годов в Европе эти три принципа получили свое воплощение в действиях, осуществлявшихся тремя группами авторов – Гитлером, Муссолини, Сталиным в первом случае, Даладье и Чемберленом во втором, Черчиллем и де Голлем в третьем, – совершение агрессии, умиротворение агрессии, сопротивление агрессии.

Три европейских (и общечеловеческих) пути развития

В свете провозглашения и регулярного подчеркивания Путиным, Навальным, Ходорковским их приверженности т.н. европейскому пути развития следует заметить, что все три выше указанные принципа, три указанные типа действий являются совершенно европейскими и вполне современными. И сицилийская мафия, и национальная мобилизация Муссолини и Гитлера, и верховенство права в англо-саксонской, скандинавской, континентальной традициях – все они являются сугубо европейскими явлениями. Поэтому само по себе торжественное провозглашение европейского выбора вовсе не исключает последующего движения по вариантам мафиозного или национально-мобилизационного развития, вполне европейским по своему происхождению.

Более того, все эти три пути являются не только европейскими, но и общечеловеческими. Каждый из них может принимать разнообразные региональные и этнические лица: мафия может оказаться неаполитанской каморрой или японскими якудза, национальная мобилизация может идти по итальянско-муссолиниевскому, германско-гитлеровскому или аргентинско-пероновскому вариантам, правовые государства можно найти по всему миру – от Канады и Исландии до Гонконга и Тайваня. Поэтому само по себе провозглашение т.н. европейского пути развития, на первый взгляд весьма привлекательное для многих слушателей, не только ничего не говорит о предлагаемом по сути варианте эволюции общества, но и является удобным способом его сокрытия.

Если по непосредственной реакции на совершенное преступление можно выделить три группы возможных ответов (см. выше), то по характеру неизбежных последствий для общественной жизни таких групп обнаруживается только две. Они базируются на основе двух типов взаимоисключающих ответов на базовые вопросы о совершенном преступлении: отомщена ли жертва? возвращена ли похищенная собственность? наказан ли преступник? Да или нет? Если «да» – то тогда не только восстановлена справедливость, но и снижен шанс на возможное повторение преступления. Если «нет» – то тогда не только попрана справедливость, но и неизбежен рецидив – и повторение преступления, и новые преступления, в том числе и с более тяжелыми последствиями.

Главный правовой принцип, выработанный цивилизацией за тысячелетия своего существования – начиная с законов Хаммурапи и Русской Правды до уголовных кодексов всех без исключения современных государств – неотвратимость наказания за совершенное преступление. Этот принцип порожден разными человеческими обществами, воплощен в эпосах самых разных народов мира, закреплен в священных книгах всех конфессий, прославлен и популяризован в литературе и культовых произведениях, ставших частью национальной и общечеловеческой морали и культуры – от «Семерых самураев» Акиро Куросавы и «Великолепной семерки» Джона Серджеса до половины продукции Голливуда и Болливуда:
Слабый должен быть защищен.
Зло должно быть наказано.
Жертва должна быть отомщена.
Справедливость должна быть восстановлена.

Это универсальные принципы свободного цивилизованного (правового) человеческого общества.

Три составные части идеологии «невозвращенства»

Ответы на совершенные и совершаемые кремлевским режимом преступления – похищение Крыма, избиение Донбасса, изнасилование Украины, предлагаемые Навальным, Ходорковским, Латыниной, – это признание самих этих преступлений преступлениями и в то же время их результатов. А также одновременный отказ от противодействия этим злодеяниям и отказ от наказания их авторов. «Бутерброд можно вернуть, Крым – нет». «Фарш невозможно провернуть назад». «Бутерброд уже переварен». «Яичницу не вернешь в яйцо». «Вернуть Крым может только диктатор». «Я знаю российскую реальность, вернуть Крым невозможно. Я его не отдам».

Чем объясняется такая позиция «невозвращенцев»?
Возможны три варианта, три составные части идеологии «невозвращенства».

Во-первых, это может быть результатом следования принципу т.н. реализма.
М.Ходорковский: «Я неплохо знаю, что реально в России, а что нет».
Конечно же, это не подход агрессоров и мафиози.
Это позиция терпил.
Это отношение рабов и крепостных.
Это коленнопреклоненная поза крестьян, отдающих бандитам собранный рис, ячмень, собственных жен и дочерей.

Это уговаривание себя и других в признании новых реалий.
Крым отобран – его не вернешь назад.
ЮКОС отобран – его не вернешь назад.
Сижу под домашним арестом, свобода отобрана – ее не вернешь назад.
Улицы, эфир, власть захвачены – их не вернешь назад.
Политические и гражданские свободы отняты – их не вернешь назад.
Своя страна захвачена – ее не вернешь назад.
Чужая собственность отнята, чужая территория аннексирована – их не вернешь назад.
Травят мигрантов, избивают «черных», в концлагерях сжигают евреев – надо признавать новые реалии.
Это философия умиротоворения агрессоров, мафиози, бандитов, террористов.
Это точка политического невозврата бывших оппозиционеров.

Во-вторых, это может быть попыткой прикрытия собственных имперских и шовинистичеких взглядов. Если «невозвращенцы» рискнут настаивать на том, что приведенные выше примеры, мол, некорректны; что, мол, совершенно неправильно их перечислять через запятую; что, мол, ЮКОС отбирать нельзя, а Крым – можно; что, мол, собственные свободы и имущество отнимать недопустимо, а чужие свободы и имущество – без проблем; что, мол, евреев сжигать неприемлемо, а среднеазиатских мигрантов травить – сам бог велел, то это свидетельство чистого, дистиллированного имперского шовинизма. И еще: это признание в принципиальном, глубинном духовном родстве «крымских невозвращенцев» с крымскими агрессорами. Единственное отличие между ними обнаруживается лишь в степени демонстрируемого ими лицемерия – мафиози особо не нуждаются в оправдании своих преступлений, в то время как «реалисты» пытаются оправдать свои имперско-шовинистические аппетиты «господствующим мнением темного народа», «демократическим голосованием большинства», «результатами настоящего, честного референдума».
Это точка ментального невозврата бывших оппозиционеров.

Третьим объяснением может быть приверженность «невозвращенцев» т.н. демократической тирании, то есть признание допустимости решать любые вопросы (в том числе вопросы принадлежности территорий) мнением (голосованием) большинства. Согласно этому принципу вопросы не только общественной, но и частной и личной жизни могут решаться мнением лиц, не обладающими соответствующими правомочиями. Если соседи решили, что в квартиру несмотря на возражения ее хозяина можно подселить нового жильца, если партийное собрание не разрешает развод мужа и жены, если голосование определило, что украденное властями имущество возвращать не надо, то придется следовать этим решениям демократической тирании. Если уж случилось оказаться среди насильников в банде, когда банда насилует жертву, то сопротивляться изнасилованию совсем не резон – «защитить жертву может только диктатор», а «я неплохо знаю, что реально в банде, а что – нет».
Это точка морального невозврата бывших оппозиционеров.

Независимо от того, какое именно объяснение позиции «невозвращенцев» наиболее соответствует действительности – или их приверженность «реализму», имперскому шовинизму, демократическому тоталитаризму или же этим приципам в каком-то их сочетании, одно, как минимум, является бесспорным – позиция «невозвращенцев» не имеет ничего общего ни с либерализмом, ни с верховенством права, ни со стратегической программой создания в России правового государства и либеральной демократии. Очевидно, не случайно, что в своей эпической дискуссии с В.Портниковым М.Ходорковский сделал свое, похоже, самое главное, перевешивающее все его иные заявления и декларации, признание: «Конечно, я не эксперт в вопросе правового государства». Увы, это правда – своим многочисленными комментариями Ходорковский продемонстрировал, что действительно не имеет представления о том, что такое правовое государство и верховенство права.

Возвращать ли Крым?

Что же касается ответа на вопрос, ставший непосредственным триггером для важнейшей национальной дискуссии в современной России: Надо ли возвращать Крым?, то он настолько прост и очевиден, что, возможно, этот вопрос следовало намеренно выдумать для проведения срочного обучения ряда отечественных политиков азам права.

То, что России следует вернуть Украине Крым, является бесспорным.

При этом ни один из аргументов, используемых противниками такого возвращения, не только не выдерживает критики, они просто нерелевантны.

Не имеет какого-либо значения, как именно произошла передача Крыма из России в Украину в 1954 г. Тем более, что произошедшее тогда не дает никаких, даже самых слабых, аргументов «невозвращенцам», поскольку все было сделано по решениям высших законодательных органов СССР, РСФСР и УССР, в полном соответствии с действовавшим тогда законодательством. Кроме того, к 2014 г. Крым находился в составе Украины почти вдвое дольше, чем в составе РСФСР (60 лет и 34 года).

В деле Крымского аншлюса не имеют какого-либо значения прошлые (настоящие или выдуманные) экономические неудачи Украины или Крыма, а возвращение его не может быть поставлено в зависимость от возможного экономического расцвета Украины или российских экономических неурядиц в будущем. Так же как в деле изменения границ не имеет никакого значения экономическая отсталость Калининградской области по сравнению с процветанием Германии или экономическое прозябание Печенги, Приладожской Карелии и северной части Карельского перешейка по сравнению с экономическими успехами Финляндии.

Для оправдания Крымского аншлюса не имеет какого-либо значения и то, что большинство жителей на территории полуострова – этнические русские. Большинство жителей Нарвы, Даугавпилсского края, Северо-Казахстанской области – тоже русские, но это не является основанием для присоединения этих районов к России и не дает никаких аргументов «невозвращенцам» Крыма. Точно так же, как и наличие немецко-говорящего большинства в Австрии и Швейцарии не дает каких-либо оснований для присоединения этих стран или каких-либо их частей к Германии.

Не имеют какого-либо значения объявленные результаты оккупендума в Крыму 16 марта 2014 г., даже если бы они не были фальсифицированными, и если на самом деле больше половины жителей полуострова проголосовало бы за присоединение к России. В 1938 г. на настоящих несфальсифицированных референдумах в Судетах и Австрии за аншлюс с Германией проголосовало более 99% их жителей, тем не менее в конце концов Судетская область была возвращена Чехословакии, а Австрия осталась независимой.

Не имеет значения и якобы пророссийское общественное мнение в Крыму, на которое ссылается Б.Немцов, даже в том случае, если большинство его жителей действительно выступало бы за аншлюс. Тем более что опросы общественного мнения в последние годы давали сторонникам присоединения к России в Крыму лишь абсолютное меньшинство жителей полуострова – от 25 до 41% голосов.

Тем более не имеет какого-либо значения, что думают об аншлюсе Крыма и как могут голосовать по этому вопросу жители России.

Вопрос принадлежности Крыма – это не вопрос России. Он не относится к юрисдикции ни российских властей, ни российских граждан.

Вопрос принадлежности Крыма – это не вопрос жителей Крыма. За исключением коренных жителей полуострова крымских татар, другие жители Крыма какими-либо правомочиями в этом вопросе не обладают.

Вопрос принадлежности Крыма не относится к сфере «переговоров между Россией и Украиной при участии Евросоюза», поскольку ни Россия, ни Евросоюз не обладают какими-либо правомочиями в отношении Крыма. Кроме того, переговоры ограбленной с грабителем до торжества правосудия совершенно нелепы – любые переговоры могут быть начаты лишь после безусловного возвращения жертве всего награбленного у нее.

Вопрос принадлежности Крыма относится к компетенции только одного субъекта международного права – собственника этой территории. Собственником полуострова Крым является государство Украина. Только этот субъект и никакой другой обладает необходимыми правомочиями по изменению принадлежности этой территории.

Эти правомочия украинского государства в части принадлежности территории Крымского полуострова кодифицированы как самой Украиной («Статья 134 Конституции Украины. Автономная Республика Крым является неотъемлемой составной частью Украины»), так и Автономной Республикой Крым («Статья 1 Конституции АР Крым, Автономная Республика Крым является неотъемлемой составной частью Украины»). Более того, они документально и неоднократно подтверждены всеми другими субъектами международных отношений, в том числе и Россией:

Устав ООН:
Статья 2
3. Все Члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость;
4. Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций;
http://www.un.org/russian/documen/basicdoc/charter.htm

Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г.
II. Неприменение силы или угрозы силой
Государства – участники будут воздерживаться в их взаимных, как и вообще в их международных отношениях, от применения силы или угрозы силой как против территориальной целостности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями Объединенных Наций и с настоящий Декларацией. Никакие соображения не могут использоваться для того, чтобы обосновывать обращение к угрозе силой или к ее применению в нарушение этого принципа.
Соответственно государства – участники будут воздерживаться от любых действий, представляющих собой угрозу силой или прямое или косвенное применение силы против другого государства – участника.
Равным образом они будут воздерживаться от всех проявлений силы с целью принуждения другого государства – участника к отказу от полного осуществления его суверенных прав. Равным образом они будут также воздерживаться в их взаимных отношениях от любых актов репрессалий с помощью силы.
Никакое такое применение силы или угрозы силой не будет использоваться как средство урегулирования споров или вопросов, которые могут вызвать споры между ними.

III. Нерушимость границ
Государства – участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы.
Они будут, соответственно, воздерживаться также от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории любого государства – участника.

IV. Территориальная целостность государств
Государства – участники будут уважать территориальную целостность каждого из государства –участников.
В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства – участника и, в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой.
Государства – участники будут равным образом воздерживаться от того, чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной.
http://www.osce.org/ru/mc/39505?download=true

Будапештский меморандум от 14 января 1994 г.:
...как только Договор СНВ-1 вступит в силу и Украина станет государством – участником Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), не обладающим ядерным оружием, Россия и США:
- подтвердят Украине свое обязательство в соответствии с принципами Заключительного акта СБСЕ уважать независимость и суверенитет и существующие границы государств – участников СБСЕ и признавать, что изменения границ могут осуществляться только мирным путем и по договоренности; и подтвердят свое обязательство воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости любого государства и что никакие их вооружения никогда не будут применены, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций.
http://www.lawmix.ru/abrolaw/12281

«Большой» Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной от 30 мая 1997 г.:
«Статья 2
Высокие Договаривающиеся Стороны в соответствии с положениями Устава ООН и обязательствами по Заключительному акту Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе уважают территориальную целостность друг друга и подтверждают нерушимость существующих между ними границ.
Статья 3
Высокие Договаривающиеся Стороны строят отношения друг с другом на основе принципов взаимного уважения, суверенного равенства, территориальной целостности, нерушимости границ, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой, включая экономические и иные способы давления, права народов свободно распоряжаться своей судьбой, невмешательства во внутренние дела, соблюдения прав человека и основных свобод, сотрудничества между государствами, добросовестного выполнения взятых международных обязательств, а также других общепризнанных норм международного права.
Статья 4
...Стороны прилагают усилия к тому, чтобы урегулирование всех спорных проблем осуществлялось исключительно мирными средствами, и сотрудничают в предотвращении и урегулировании конфликтов и ситуаций, затрагивающих их интересы.
Статья 6
Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон воздерживается от участия или поддержки каких бы то ни было действий, направленных против другой Высокой Договаривающейся Стороны.
http://docs.cntd.ru/document/1902220

Единственный случай, при котором для российского политического или общественного деятеля появляется возможность поддержать отказ от возвращения Россией Крыма Украине – это отказ украинского государства от своих прав на Крым, выраженное ясным и недвусмысленным юридическим образом.

Во всех других случаях отказ от возвращения Крыма Украине есть одобрение таковым российским политическим или общественным деятелем особо тяжких международных преступлений, совершенных путинским режимом, – агрессии против Украины, аннексии Россией Крыма. Во всех этих случаях такой деятель немедленно и безоговорочно становится де-факто союзником путинского режима независимо от предлагаемых им каких-либо оговорок на сложности процедуры возвращения и ссылок на мнение каких-то граждан. Видимо, не совсем случайным оказалось наблюдение журналистки "Эха": «интервью Навального вышло, а проблем у «Эха» не прибавилось. Наверное, потому что герой интервью сказал что-то, что верхам показалось приятным. Или же наоборот – не сказал ничего, что могло бы показаться плохим».

Когда и как Крым будет возвращен Украине?

М.Ходорковский полагает, что «вернуть Крым Украине в ближайшие десятилетия сможет только диктатор».

Исторический опыт не подтверждает этих слов. Он предоставляет примеры разных способов возвращения аннексированной территории ее легитимному собственнику.
Кувейт, аннексированный Ираком, был освобожден от оккупации семь месяцев спустя после ее начала. Суверенитет Кувейта был признано Ираком, постсаддамовским и недиктаторским.
Аншлюс Австрии в 1938 г. был объявлен ничтожным через 5 лет – Московской декларацией союзников 30 октября 1943 г. Суверенитет Австрии был восстановлен в 1945 г.
Судетская область, аннексированная Германией, была возвращена Чехословакии по результатам Потсдамской конференции через 7 лет после ее аннексии. Отказ от притязаний на Австрию и Судеты был осуществлен не диктаторской, а демократической Германией.
Восточный Тимор, аннексированный Индонезией, восстановил свою независимость в 1999 г., после 24 лет оккупации. Восстановление суверенитета Восточного Тимора было признано не диктаторской, а демократической Индонезией.
Эстония, Латвия, Литва, Молдова, аннексированные СССР в 1940 г., были признаны вновь независимыми 51 год спустя. И это сделал не диктаторский СССР, а демократическая Россия.

Наверное, это правда, что путь к отказу России от аннексии Крыма и к его возвращению Украине может быть небыстрым и нелегким. Но это не означает, что этого не произойдет. И тем более это не означает, что от такой задачи следует (и допустимо) отказываться.

Путь к созданию в России свободного правового демократического государства, вероятно, будет не менее, а более трудным, чем возврат Украине Крыма. Но это не значит, что этого не будет. И что из-за нынешних или предстоящих трудностей на этом пути следует (и допустимо) отказываться от этой цели. Отказ от решения более простой задачи по сравнению с более сложной свидетельствует не о невозможности ее решения, а о покидании рядов оппозициитакими «отказниками» и такими «невозвращенцами», о прохождении ими своей точки невозврата.

Когда в России будет решена задача создания свободного правового демократического государства, то такая сравнительно мелкая в сравнении с ней проблема, как, например, возвращение Крыма его законному собственнику, может быть решена достаточно быстро и просто.

Оригинал

Кремлю очень не нравится, когда соседи России стремятся в НАТО.
Некоторые наши граждане этого тоже не понимают.
Однако соседей можно понять.

Достаточно посмотреть на статистику агрессий, совершенных с территории СССР и нынешней России, против своих непосредственных сухопутных соседей, например, в течение последних семи десятилетий после второй мировой войны.

1436060

В первом периоде (1945-1991 гг.), т.е. в течение 46 лет, СССР совершил четыре бесспорные агрессии: подавление Берлинского восстания 1953 г., подавление Венгерского восстания 1956 г., подавление Пражской весны в 1968 г., интервенцию против Афганистана в 1979-1989 гг.
Во втором периоде (1991-2014 гг.), т.е. в течение 23 лет, Россия совершила 5 агрессий: три против Грузии (в 1991-1992 гг., в 1992-93 гг., в 2008 г.), одну – против Молдовы (в 1992 г.), одну – против Украины (2014 г.).

Можно рассчитать частотность нападений СССР и России на наших соседей с учетом их (соседей) общего числа, а также с учетом числа лет в каждом из двух упомянутых исторических периодов. Хотя СССР, как известно, был далеко не мирным ангелом в международных отношениях, все же России в последний 23-летний период удалось совершать агрессии против своих соседей примерно вдвое чаще, чем СССР: СССР нападал 0,72 раза каждые 100 "соседей-лет", Россия – 1,55 раза каждые 100 "соседей-лет".

Можно также распределить всех сухопутных соседей СССР и России на две группы, в первую из которых войдут члены Западного альянса, т.е. члены западных оборонительных и экономических союзов (НАТО, ЕС), а в другую группу – все другие страны, не являвшиеся и не являющиеся членами Западного альянса. В первую группу попадут Норвегия, Финляндия и Турция в 1945-1991 гг. и Норвегия, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша в 1991-2014 гг.

Обнаруживается, что против стран-членов Западного альянса ни СССР, ни Россия не совершили ни одной агрессии. Страны Западного альянса также не нападали ни на СССР, ни на Россию. Таким образом, границы между СССР и Россией, с одной стороны, и странами-членами НАТО, с другой, были и остаются в целом наиболее мирными и спокойными.

В то же время нападения СССР и России на страны-нечлены Западного альянса как происходили в прошлом, так и происходят сейчас. Более того, их частотность (интенсивность) по сравнению с послевоенным советским периодом в российский период времени выросла примерно втрое – с 0,97 агрессии на каждые 100 "соседей-лет" в 1945-1991 гг. до 2,72 агрессий на каждые 100 "соседей-лет" в 1991-2014 гг.

В свете такой статистики становится понятным, почему соседи России так стремятся в НАТО.

Оригинал

Трудно найти более яркий пример опровержения традиционных представлений о взаимосвязи экономических и социолого-политических событий, чем российская ситуация первых девяти-десяти месяцев 2014 г.

ножницы1

Практически все значимые индикаторы, традиционно характеризующие экономическое благополучие страны, устойчиво идут вниз. По сравнению с декабрем 2013 г. промышленное производство сократилось на 0,7% (по сравнению с апрелем – на 1,5%), инвестиции – на 2,2%, грузооборот транспорта – на 2,9%, цена на нефть («Брент») – на 7,9% (по сравнению с июнем – на 14,3%), международные резервы России – на 10,9% (по сравнению с январем 2013 г. – на 15,5%), курс рубля к доллару – на 17,4%, индекс фондового рынка РТС – на 22,2%.

Что в таком случае в социально-политической сфере предсказывают комментаторы и что подсказывает традиционная логика? Правильно! Возрастание недовольства в стране и падение поддержки властей.

А что наблюдается в России? Правильно! Увеличение поддержки власти! Индекс одобрения действий Путина (положительные ответы на вопрос Левада-центра «Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность Владимира Путина на посту президента (премьер-министра) России?») вырос на 32,3% и в сентябре 2014 г. достиг 86%, то есть, как замечают социологи, «максимального значения за всего годы замеров, проводимых Левада-Центром».

Обнаруживается не синхронное (или хотя бы согласованное) поведение важнейших экономических и социологических индикаторов, в свое время произведшее столь сильное впечатление на Д.Тризмана, а рассогласованное их движение, иногда идущее в прямо противоположных направлениях. Падение значимых экономических показателей сопровождается ростом поддержки В.Путина. То есть явление, какое логично назвать «путинскими ножницами».

Можно, конечно, объяснить рост путинской поддержки оккупацией и аннексией Крыма. Но, во-первых, всплеск этой поддержки, вызванный Крымской авантюрой, уже был отражен в росте этого индекса в марте-апреле 2014 г. Во-вторых, вслед за малокровным захватом Крыма последовало кровавое месиво в Донбассе, приведшее уже к тысячам трупов российских наемников и военнослужащих регулярных войск. Тем не менее несмотря на массовую гибель соотечественников (защита которых, как известно, провозглашена в качестве одной из главных целей политики нынешнего режима) индекс одобрения действий Путина в сентябре не только не снизился, но и подрос еще на 2 пункта, достигнув своего исторического максимума.

Как можно объяснить феномен этих «путинских ножниц»?

Беспрецедентным успехом дезинформационной войны. Очевидно, тем, что пропагандистская (т.н. «информационная») обработка сознания значительного числа российских граждан достигла такой глубины и детализации, таких масштабов и такой изощренности, что режиму удалось добиться создания у многих людей системы восприятия окружающего мира, в большой степени не только оторванного от его реальной картины, но и не имеющей с ней ничего общего. Иными словами, информационному спецназу путинского режима удалось добиться гораздо более впечатляющей победы, чем спецназу ГРУ, оккупировавшему Крым. Тот – смог захватить полуостров с двумя с лишним миллионами жителей, этот – сознание 123 миллионов (86%) жителей России. Эрнсты и добродеевы оказались более важными, чем патрушевы и шойгу, киселевы и соловьевы – эффективнее шамановых и герасимовых.

Очевидно, что синхронное (или в высокой степени согласованное) поведение экономических и социологических показателей, столь характерное для свободных и послусвободных политических режимов (подавляющее большинство стран современного мира, в СССР и России – конец 1980-х – начало 2000-х годов) сменилось на рассогласованное (и даже противоположное) их поведение, характерное для жестко авторитарных и тоталитарных политических режимов. Независимо от масштабов мерзостей, творимых братьями Кастро и тремя поколениями Кимов, независимо от глубины экономических катастроф, организованных кубинским и северокорейскими режимами, независимо от числа утонувших во Флоридском проливе «бальсерос», пытавшихся бежать с «острова Свободы», независимо от числа северокорейцев, умертвленных голодом, внутренняя поддержка обоих диктаторских режимов, похоже, не уменьшилась, а политической власти семей Кастро и Кимов на Кубе и в Северной Корее по-прежнему ничто не угрожает. Иными словами – «водка подорожала – папа, ты будешь меньше пить? – нет, детка, это ты будешь меньше есть».

Эволюция путинского режима в жестко авторитарный с элементами тоталитарного фактически полностью ликвидировала систему обратной связи, существующую в любом хоть сколько-нибудь свободном общественно-политическом организме. В случае возникновения экономических, национальных, политических, каких-либо иных неурядиц стандартная реакция еще живого социального организма сводится к одному из следующих возможных вариантов: - изменение политики,
- сознательная смена лиц, ответственных за ошибочные решения,
- потеря политической власти в результате выборов (свободный политический режим) или революции (полусвободный политический режим).

В условиях несвободного политического режима этих вариантов нет. Режим не может отказаться от проведения политики, обеспечивающей ей неограниченную власть. Режим не может сменить лиц, являющихся его поддержкой, опорой и главными бенефициарами. Режим не может допустить свободных выборов и тем более политической революции. Механизм трансляции имеющихся (возникающих) общественных проблем в необходимые политические решения оказался разрушенным.

В результате и режим, и общество, и вся страна оказываются в ситуации авторитарной ловушки:
- объективное положение страны (экономическое, социальное, политическое, ситуация в сфере безопасности) постепенно ухудшается;
- общество (точнее: его значительная часть) этого не воспринимает и сохраняет (или даже усиливает) свою поддержку правящему режиму;
- правящий режим не имеет ни заинтересованности, ни желания, ни инструментов для внесения адекватных изменений в свою политику и тем более изменять себя самого;
- в ригидном (жестко авторитарном или тоталитарном) политическом режиме отсутствуют (уничтожены) механизмы для его изменения изнутри.

Авторитарная ловушка – это реальная ловушка, в отличие от придуманной айхенгриновско-медведевской т.н. «ловушки среднего уровня развития».
<Авторитарная ловушка гарантирует длительную стагнацию, лишь время от времени сменяемую рецессиями и кризисами.
Авторитарная ловушка – это незавидное состояние, в котором Россия обречена прозябать предстоящие годы.

П.С.
Ответы на вопрос из комментов «Неужели никаких надежд?»
Нынешняя ситуация похожа на ситуации, в которых, как напоминаетabramiy, находились:
- режим Николая I в начале Крымской войны,
- режим Наполеона III в начале Франко-прусской войны,
- режим Николая II в начале Первой мировой войны,
- режим Гальтиери (аргентинской хунты) в начале Фолклендской войны.

От себя добавлю, что сходство наблюдается также с:>
- режимом Хорти после аннексии Южной Словакии, Закарпатской Украины, Северной Трансильвании, югославских территорий Бачка, Баранья, Меджимурье и Прекмурье,
- режимом Хусейна после оккупации и аннексии Кувейта,
- режимом Милошевича после создания на территории Боснии и Герцеговины Республики Сербской и оказания ей массированной военной поддержки со стороны Сербии.
http://aillarionov.livejournal.com/741367.html?thread=57569015#t57569015

"Как они уходят" от Милана Сволика, evstifeev и esli_mysli:
Судьба 316 авторитарных лидеров, отрешенных от власти неконституционным способом в период с 1948 по 2008 годы:
Как они уходят
Coup d'etat - государственный переворот.
Народное восстание.
Переход к демократии.
Иностранная интервенция.
http://evstifeev.livejournal.com/2039504.html
http://aillarionov.livejournal.com/741367.html?thread=57568759#t57568759

Оригинал
09 октября 2014

Новый мир

Крупнейшее экономическое событие современности, неизбежность наступления которого на протяжении последней четверти века регулярно предсказывали многие эксперты (включая и автора этих строк), произойдет до конца нынешнего года.

По размерам своего валового внутреннего продукта (ВВП) Китай в нынешнем, 2014, году превзойдет США.

1430840
Источник: Институт экономического анализа.

Сопоставление экономических потенциалов (ВВП) разных стран производится двумя основными способами – по обменным курсам национальных валют и по паритетам их покупательной способности (ППС). Применение паритетов покупательной способности валют позволяет устранить искажающее влияние разного уровня цен на аналогичные товары в разных странах и более точно измерять фактически производимые в них реальные объемы товаров и услуг.

Последний раунд расчетов в рамках Международной программы сопоставлений (International Comparison Program – ICP) состоялся в 2011 г. В соответствии с полученными тогда данными отставание Китая от США три года тому назад составляло примерно 15%.

Продолжение устойчивого роста китайской экономики при замедленном росте американской экономики, а также с учетом прогнозов их роста в 2014 г. и уточнений в величинах ППС, сделанных в июле этого года в МВФ, приведет к тому, что по итогам 2014 г. ВВП Китая не только сравняется с ВВП США, но и превысит его приблизительно на 2%.

Российский ВВП по ППС в 2014 г. будет примерно в пять раз меньше как китайского, так и американского показателей.

Переход мирового экономического лидерства от США к Китаю означает наступление нового экономического, а со временем, возможно, и торгового, политического, не исключено, и военного порядка. Впервые за время существования глобализированной мировой экономики крупнейшей экономической державой мира становится страна, не представляющая современный Запад (Европу, Северную Америку, христианский мир). Поддержит ли становящийся экономическим лидером планеты Китай сложившиеся за предыдущие столетия в современном мире правила и традиции или же подвергнет их ревизии (а если подвергнет, то в какой степени) – все это в настоящее время выглядит трудно прогнозируемым.

Оригинал

Во время недавней встречи А.Лукашенко спросил у европейцев:

«Медведев – не в санкционном списке.
Путин – не в санкционном списке.
Лукашенко – в санкционном списке.
Почему?
Мы ведь ни на кого не нападали!»

Оригинал

28 сентября 2014

Информационная война

Вызовы информационной войны для свободного общества и возможная контрстратегия. Выступление на XIX Форуме Открытого Общества Эстонии. Таллинн, 18 сентября 2014 г.

Видео (англ. яз.):
http://aillarionov.livejournal.com/735134.html

Дамы и господа! Уважаемые гости!

Для меня высокая честь снова быть здесь, в Таллинне, и иметь возможность поделиться с вами некоторыми своими соображениями по вопросу, который, к сожалению, заставляет нас обращать самое пристальное внимание на одну из серьезнейших проблем сегодняшнего дня – на проблему информационной (дезинформационной) войны против свободного общества. Эта война развязана некоторое время тому назад, сейчас она ведется на беспрецедентном по интенсивности уровне.

Организаторы данного форума просили меня уделить больше внимания тому, что может противопоставить информационной агрессии сравнительно небольшая страна, имеющая в своем распоряжении ограниченные ресурсы. Какие действия вообще возможны для нее в весьма агрессивном информационном пространстве? Какие инструменты имеются для того, чтобы отстоять свободное информационное пространство – и здесь, в Эстонии, и не только в ней?

По некоторым размышлениям у меня получился ответ, какой, возможно, некоторым из вас может показаться пессимистичным. Надеюсь, что тем не менее этот ответ даст пищу для размышлений и серьезного обсуждения, которое может привести нас к необходимости корректировки некоторых базовых принципов общества либеральной демократии, общества, каким мы так дорожим, и какое мы считаем одной из лучших моделей его организации.

Перед нами стоит задача невероятной сложности, и я настоятельно прошу вас рассматривать мои соображения по этому поводу не как вариант готового ответа, а как приглашение к дискуссии, к совместным интеллектуальным усилиям, какие могут потребовать нестандартных подходов и немалого времени для того, чтобы понять, что может и должно быть сделано в нынешней, не вполне обычной обстановке.

Соображения относительно информационной войны сводятся к десяти пунктам, после чего несколько слов будет сказано о возможной стратегии противодействия.

Пункт первый весьма прост, но достаточно неприятен. Информационная война, о которой мы сейчас говорим, это реальная война. С этим тяжело согласиться, но таковы факты. Это означает, что информационной войне свойственны практически все характеристики и элементы «классической» войны. Информационная война характеризуется прежде всего наличием информационной агрессии, информационных битв, информационных фронтов, использованием (дез)информационного оружия. Приходится оперировать такими понятиями, как информационное нападение и информационная оборона, информационные атаки и информационное сопротивление, информационные наступления и информационная защита, информационные противники и информационные союзники, информационные победы и информационные поражения, информационные войска (дивизии, бригады, армии и т.д.) и жертвы информационной войны, информационный терроризм, информационные агенты и информационные диверсанты, информационные спецоперации и информационный спецназ, информационные блокады и театры информационных боевых действий.

Многое из того, что я перечислил – отнюдь не новые термины. Многие из них были заимствованы из литературы об информационных войнах, ставшей в последнее время особенно богатой. В России и некоторых других странах есть немало авторов, посвятивших информационным войнам и способам ее ведения немало исследований.

В настоящее время наиболее опасную информационную войну начал и ведет нынешний российский режим. Первой жертвой информационной агрессии стали граждане России. Именно в России многие из выше упомянутых понятий стали в последнее время мрачной реальностью.

Не буду повторять то, с чем большинство из вас уже хорошо знакомо. Хочу лишь привлечь ваше внимание к одной из наиболее важных черт современной информационной войны. Когда мы сталкиваемся с деятельностью таких организаций, как российский Первый канал телевидения, «Russia Today», ВГТРК, «Голос России», мы имеем дело не с традиционной журналистикой, не с обычными СМИ. Мы имеем дело с информационными войсками, с информационными бригадами, дивизиями, армиями. Они проводят информационные наступления, информационные атаки – как на население России, так и на граждан других стран мира.

Главный вывод из первого пункта (мы, возможно, к этому еще вернемся чуть позже) приводит нас к необходимости корректировки традиционного подхода к принципу свободы распространения информации, принятого в демократических обществах. Это вывод о необходимости информационного сопротивления, о необходимости создания прочной системы информационной обороны. Отсутствие такой обороны и такого сопротивления приводит к многочисленным и тяжелым жертвам информационной агрессии, к информационным поражениям, какие могут предварять поражения и в других сферах при наступлении криминального авторитаризма на свободное общество.

Пункт второй состоит в том, что целью информационной агрессии является захват не столько территорий, сколько людей, точнее – их сознания. Порабощение населения через установление контроля над сознанием людей, над их мышлением, мировоззрением, их взглядами, их системами ценностей. Такое порабощение не зависит от того, на какой территории проживают потенциальные жертвы. Любой, кто подвергается подобным атакам в процессе информационной войны, может стать ее жертвой, если только не принять защитных мер. Именно человеческое сознание, именно его мышление является наиболее пластичной частью человеческого организма, в наибольшей степени поддающейся воздействию информационной агрессии.

В течение почти полувека со времени произнесения Фултонской речи У.Черчилля многие на Западе (и не только на Западе) считали, что эффективная индоктринация («промывка мозгов») возможна только в «закрытых» обществах. Что она возможна только в условиях информационной изоляции, когда все информационные ресурсы монополизированы, а само общество огорожено «стеной» – будь то Берлинской или Китайской или т.н. Железным Занавесом, в ситуации, когда у людей нет возможности самостоятельно выбирать источники информации.

Именно поэтому одной из важнейших целей стратегии свободного мира в отношении несвободных обществ было разрушение всех такого рода стен и занавесов. Мы помним знаменитые слова Р.Рейгана: «Господин Горбачев, снесите эту стену!» Считалось, что разрушение стен и занавесов, обеспечение информационной открытости гарантирует свободную конкуренцию различных источников информации и дает людям возможность свободно выбирать то, что им нравится, что им интересно, что наиболее обоснованно и адекватно отображает происходящее в окружающем мире.

За последние 20-25 лет мы имели возможность убедиться в том, что реальная жизнь, как оказалось, заметно отличается от наших прежних представлений. Крупнейшим сюрпризом – и приходится особо это подчеркивать – неприятным сюрпризом оказалось то, что эффективная «промывка мозгов» миллионов и десятков миллионов людей возможна везде, в любых условиях, как в изолированных, так и в неизолированных обществах, независимо от наличия или же отсутствия вокруг них стен, границ или занавесов.

Например, в отличие от СССР в России в настоящее время не существует тотального административного контроля над информационным пространством. Разумеется, телевидение и большинство печатных изданий контролируются режимом. Однако в социальных сетях, по крайней мере, на данный момент, нет практически никаких ограничений. Нет никаких серьезных ограничений и для информационного обмена с внешним миром. Тем не менее несмотря на относительную информационную открытость нынешней России миллионы людей в ней оказались в тяжелой форме заражены и отравлены дезинформацией, фальсификациями, неприкрытой ложью.

Третий пункт касается корней информационной войны. Они уходят глубоко в советские времена. Долгое время в СССР существовали особые военные подразделения, занимавшиеся «спецпропагандой». В университетах и других образовательных учреждениях существовали кафедры и факультеты, готовившие бойцов спецпропаганды. Многие из этих центров были закрыты в начале 1990-х годов, но сейчас возобновили свою деятельность По некоторым оценкам в настоящее время в России существует 74 центра, занимающихся подготовкой спецпропагандистов. Там обучаются военнослужащие, журналисты, военные корреспонденты, психологи, филологи, люди других профессий. Им преподаются основы и методы ведения информационной войны.

Четвертый пункт состоит в том, что информационная война является одним из основных, а, возможно, и главным элементом так называемой гибридной войны. Гибридная война не сводится к одной только «классической» войне. Гибридная война включает в себя также подрывные действия, коррупцию, энергетическую войну, экономическую войну, финансовую войну и, конечно же, информационную войну.

Пятое. Информационная война является также одним из основных элементов так называемой Четвертой мировой войны. Согласно терминологии кремлевских пропагандистов, война, какую российский режим ведет в настоящий момент, является не просто Российско-украинской войной. Российско-украинская война рассматривается в качестве вводной главы Четвертой мировой войны. Несколько дней назад близкий к российскому премьеру г-н И.Юргенс, выступая в Киеве, открыто заявил: «Это не война против Украины. Это конфронтация России и Запада». Иными словами, для путинского режима Украина – лишь территория, на которой они начали (точнее, продолжили после Российско-грузинской войны) войну с западной, «атлантической», англо-саксонской цивилизацией.

Таким образом, прежде чем Четвертая мировая война перейдет в фазу непосредственно классического военного столкновения, развязана информационная война. Строго говоря, информационная война против Запада была начата несколько лет назад, сейчас же по своей интенсивности она достигла нового, беспрецедентно высокого, уровня.

Шестое. Каково определение и каковы методы информационной войны? Приведу цитату из одного учебника спецпропаганды:

«Информационная война воздействует на сознание масс людей и является частью борьбы между различными цивилизационными системами. Она проводится в информационном пространстве при помощи специально предназначенных для этого средств управления информационными ресурсами и при помощи информационного оружия».

Назову основные методы и инструменты информационной войны, некоторые из которых уже упоминались:
- социальный контроль, то есть влияние на широкие слои общества;
- социальное манипулирование, то есть целенаправленное воздействие на общество с целью достижения определенных целей;
- манипулирование информацией, то есть использование правдивой информации таким образом, чтобы из нее были сделаны неверные выводы;
- дезинформация, то есть распространение искаженной или сфабрикованной информации (или и того и другого одновременно);
- фабрикация информации, то есть создание заведомо ложной информации.
- лоббирование,
- шантаж,
- вымогательство,
- информационный терроризм.

Седьмой пункт весьма важен, я хотел бы обратить на него ваше особое внимание. Информационная война – первая поистине тотальная мировая война. И в Первой мировой, и во Второй мировой, и в так называемой Третьей мировой (Холодной) войнах имелись четко очерченные театры военных действий, фронты, фланги, тылы. Хотя многие государства были вовлечены в эти войны, они (войны) все же не распространялись на все человечество.

В силу своих имманентных качеств информация обладает свойством распространяться невзирая на границы и устанавливаемые пределы. Поэтому информационная война не имеет ни тыла, ни флангов. Фронты информационной войны могут пролегать где угодно.

Одной из наиболее популярных характеристик современного общества является его определение как «информационного общества». Многие члены современного общества заняты производством, обработкой, передачей, распространением, потреблением информации. Современного человека вполне можно назвать homo informaticus. Поэтому информационная война проникает во все, в том числе в самые удаленные, уголки современного «информационного общества». Каждый человек, по крайней мере, каждый грамотный человек, тем более каждый образованный человек вовлечен в непрекращающийся информационный процесс и потому, следовательно, вовлечен – в разной степени, разумеется, – в информационную войну. Более того, чем более человек вовлечен в информационный процесс, тем больше он подвержен воздействию информационной агрессии.

Разумеется, какие-то препятствия для информационной войны существуют. Поначалу одним из таких заметных препятствий являлся язык, точнее его незнание. Значительную часть информации люди получают и потребляют с помощью знакомого им языка (или же нескольких языков). Разумеется, это не относится к визуальной или музыкальной информации, которая доступна любому человеку, независимо от его владения языками.

Однако такое языковое ограничение постепенно преодолевается. С одной стороны, со стороны потребителя, – в результате растущего уровня его образования и массового изучения им иностранных языков. С другой стороны, со стороны поставщика, при помощи ресурсов, распространяющих дезинформацию на различных языках, не только на русском. Например, пропагандистский канал «Russia Today» вещает на английском, испанском, арабском языках, вскоре начинает вещание на немецком и французском языках. Кроме того, сотни и тысячи бойцов «дезинформационных бригад» активно действуют в социальных сетях на местных языках во многих странах мира. Такая информационная война требует огромных ресурсов. Они весьма велики по сравнению с традиционной журналистикой, однако это весьма недорого по сравнению со стандартными методами ведения классической войны.

Восьмое, характеристики информационной войны. Благодаря такой черте информации, как проникаемость, в лице информационной войны, похоже, найдено так называемое «абсолютное оружие», о котором прежде не раз говорили фантасты. Это оружие способно поражать самые разнообразные цели, достигать различных результатов. Диапазон воздействия этого оружия ничем не ограничен. Дезинформация дешева, широко доступна, она проникает через государственные и иные границы, не встречая серьезных препятствий.

Нынешняя информационная война достигла невиданного ранее уровня интенсивности. Это объясняется как достижениями технического прогресса в области массовых коммуникаций, телевидения, радио, появлением и развитием социальных сетей, так и набором и интенсивностью применяемых методов информационной войны. Поскольку нам необходимы какие-то примеры для сравнения, нынешнюю информационную войну по уровню интенсивности можно сравнить, возможно, лишь с кампаниями против «врагов народа» в 1930-е годы, против «безродных космополитов» в конце 1940-х годов, против «врачей-убийц» в начале 1950-х годов. Те немногие граждане, кто еще помнит сталинские пропагандистские кампании 1930-х – 1950-х годов, говорят, что впечатление сходное. По крайней мере, в последние десятиления существования Советского Союза ничего подобного не наблюдалось. Можно предположить, что мы переживаем исторически одну из наиболее масштабных и наиболее интенсивных кампаний в истории информационных войн.

Эффективность информационной войны. Согласно результатам социологических опросов в России и в некоторых других странах, в сознании людей в последнее время произошли и происходят значительные сдвиги, каких мы не видели и даже не ожидали даже еще совсем недавно. Вирус имперскости, дремавший в российском обществе, с помощью информационной войны, был разбужен и относительно легко захватил значительную часть российского населения. Заметные изменения в общественном сознании наблюдаются не только в России, не только во многих постсоветских странах, но и в Центральной и Западной Европе, в Северной Америке, в других регионах мира.

Еще один важный элемент ведущейся сегодня информационной войны – это присущий ей интенсивно эмоциональный характер, регулярно достигающий уровня истерии. Информационным агрессором это делается сознательно и целенаправленно, так как истерика – это самый эффективный способ подавления процессов рационального мышления той аудитории, какая подвергается информационной атаке. Наблюдается резкое увеличение эмоционально заряженной и обычно табуированной лексики, в том числе таких терминов, как «нацисты» и «фашисты», применение которых в современной цивилизованной дискуссии не в историческом контексте считается, как правило, неуместным.

Следующая заслуживающая внимания черта современной информационной агрессии – это уровень фальсификации информации. Нынешняя информационная агрессия не ограничивается искажением информации и представлением реальных фактов в искаженом виде. Сейчас мы сталкиваемся с массовым производством «альтернативной реальности». Даже те люди, кто помнит то, что происходило в сталинские времена, утверждают, что нынешние масштабы распространения фальсификаций и намеренной лжи беспрецедентны.

В ходе российско-украинской фазы этой войны мы стали свидетелями того, как организации информационного сопротивления разоблачили сначала «20 фактов лжи путинской пропаганды об Украине и российско-украинской войне». Затем этот список расширился до «40 фактов лжи путинской пропаганды», до «60 фактов лжи путинской пропаганды», до «80 фактов лжи путнской пропаганды», до «100 фактов лжи путинской пропаганды». Все эти «факты лжи» являлись примерами изощренных фальсификаций и фабрикаций с использованием фото- и видеоматериалов. В частности, для иллюстрации событий российско-украинской войны использовались фото- и видео-материалы, снятые в Чечне, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Сирии, Югославии, а также в самой Украине в другое время. Эти материалы были обработаны и снабжены текстами таким образом, будто бы они представляли факты, имевшие место в нынешней Украине. Один только этот пример показывает, какие значительные человеческие, технологические, творческие, организационные, финансовые ресурсы подключены к конвейерному процессу производства фальсификаций и фабрикаций.

В этом процессе особую роль играют как новые технологии, так и новые способы распространения дезинформации через социальные сети с помощью специальных «бригад сетевых агентов».

Девятое. В чем заключаются цели информационной войны? В т.н. «промывке мозгов» – в изменении восприятия людьми окружающего мира. В том, чтобы вызвать у людей отклик, в том, чтобы, как минимум, добиться нейтралитета одной части населения, получить эмоциональную и политическую поддержку другой, привлечь ее к распространяемой идеологии, породить и усилить лояльность к действующему режиму. В том, чтобы проводить постоянную мобилизацию своих сторонников и демобилизацию противников. В том, чтобы вытолкнуть оппонентов и тех, кто способен противостоять информационной агрессии, за пределы информационного поля боя.

Это, следует отметить, особенно важный момент, поскольку методы, используемые против обычных людей, пытающихся выяснить для себя истинное положение вещей, чрезвычайно агрессивны, беспредельно циничны и часто вульгарны. Многие обычные люди, вовлеченные в дискуссии на политические темы, будучи жестко атакованными, в том числе с массовым применением обсценной лексики, не выдерживают агрессии, грубости, хамства и покидают поле информационного боя. Очень немногие из обычных людей способны выдерживать личные нападки и не отступать перед откровенным хамством. Многие из них просто не готовы к этому психологически и потому после таких нападок вынуждены прекращать активное участие в дискуссиях. Выдавливание оппонентов и обычных людей из активного участия в информационном пространстве является одной из важнейших целей информационного агрессора.

Яркий пример такой информационной агрессии представляет история российской блогосферы. Ее ландшафт радикально изменился за последние 15 лет. В конце 1990-х – начале 2000-х годов российская блогосфера была местом, где поддерживался исключительно высокий интеллектуальный и культурный уровень дискуссии, господствовала терпимость к иным точкам зрения, а большинство участников диалога были искренне заинтересованы в содержательном диалоге. Примерно в 2003 г. банды информационного агрессора совершили массированное вторжение в блогосферу, совершили персональные нападки, в том числе с неограниченным применением обсценной лексики, на многих блогеров. В результате в части блогосферы содержательная дискуссия оказалась практически невозможной, а дебаты были сведены к выяснению личных отношений и взаимным оскорблениям. В результате этой интервенции многие участники тех обсуждений покинули активную часть блогосферы. После этого в течение ряда лет у наблюдателя могло сложиться искаженное представление о соотношении сил между представителями различных точек зрения, о том, что политизированная часть российской публики находится на невероятно низком уровне интеллектуального и культурного развития, а российское общество в основном прибегает к исключительно примитивным и агрессивным способам общения. Потребовалось несколько лет для того, чтобы российская блогосфера постепенно начала вырабатывать меры противодействия информационной агрессии. Но на несколько лет информационный агрессор одержал весомую победу.

Десятое. Нынешняя информационная война представляет собой один из наиболее серьезных вызовов современному свободному обществу. Почему? Одним из важнейших принципов свободного общества является свобода слова. Хорошо известны слова, приписываемые Вольтеру: «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать»(с).

Однако в ситуации информационной войны буквальное следование этому принципу может означать, во-первых, самоубийство – как виртуальное, так и в некоторых случаях и последующее реальное. Во-вторых, оно может оказать существенную помощь информационным террористам. Поэтому в нынешних условиях требуется корректировка в практическом применении этого важнейшего принципа свободного общества.

Те лица, нации, общества, какие не могут организовать информационное сопротивление против ведущейся против них информационной агрессии, обречены на поражение. Мы видели, к какой общественной, человеческой, моральной катастрофе привела победа информационного агрессора в России. Мы видим, как похожее происходит сейчас за пределами российских границ. Вначале приходит поражение в информационной войне, затем – и на других фронтах так называемой Четвертой мировой войны.

Очевидно, необходимо внести корректировки в этот ведущий принцип. Или хотя бы начать обсуждение того, каким образом можно сохранить этот важнейший принцип свободного общества – свободу слова, свободу высказываний, свободу распространения информации, одновременно не допуская безнаказанного злонамеренного распространения дезинформации, лжи, явных фальсификаций.

***

Последнее – это несколько слов о том, как может быть организовано информационное сопротивление, на какой основе может быть выработана стратегия информационной обороны.

1. Первое, что требуется понять: это война. Это не шутка и не игра. Это не приятное общение со знакомыми в социальных сетях. Это настоящая война. И даже тем, кто не хочет принимать в ней участия, приходится вести себя в соответствии с законами военного времени. «Сегодня ты оказался на войне» ©.

2. Второе, в большинстве случаев мы имеем дело с информационной агрессией, создаваемой не журналистами, а профессиональными пропагандистами, информационными войсками, информационным спецназом.

Как вести себя на информационной войне?
Как вести себя по отношению к информационному агрессору?

3. Необходима корректировка в применении принципа свободы слова. Давайте представим на секунду, что сейчас на дворе не 2014-й год, а 1944-й, и мы находимся не в Эстонии, а в Великобритании. В то время Британия оказалась одной из двух-трех последних свободных обществ в Европе. Практически весь континент находился под контролем или стран оси или сталинского СССР. Как вы думаете, какой должна была бы быть реакция властей свободной Британии, если бы группа немецких журналистов, например, из Völkischer Beobachter, пожелала бы посетить Британские острова? Скажем, они захотели бы посмотреть Саутгемптон, Портсмут, Брайтон с тем, чтобы получить информацию о ситуации на южном побережье Великобритании и, естественно, сообщить в Берлин о своих впечатлениях. Несмотря на принцип неограниченного поиска и распространения информации в свободном обществе британцы, наверное, такого не допустили бы. В условиях войны для применения даже базового принципа свободного общества появляются пределы. Такого рода пределы появляются и в ходе этой войны. Мы должны подумать о том, что должно быть в этой связи сделано в нынешней ситуации. Еще раз напомню: сегодня мы имеем дело не с журналистами, мы имеем дело со спецназом информационных войск.

4. Еще один серьезный и сложный вопрос. Речь идет об отношении к защите людей – потенциальных жертв информационной агрессии. Все люди разные. Разница, разумеется, заключается не в разнице основных прав и свобод человека, какие в свободном обществе на равном уровне гарантируются всем. Разница заключается в неравной психологической и психо-физической способности разных людей сопротивляться информационным атакам, дезинформации, фальсификациям. Точно так же, как разные люди обладают разной физической силой по сопротивлению бытовой агрессии.

Есть люди, кто может достаточно эффективно сопротивляться информационным атакам. Разумеется, этот феномен требует более серьезного исследования, но на примере России мы можем сказать, что, возможно, около 15% населения России оказалось способным более или менее устойчиво противостоять информационной агрессии. Большинство граждан оказались к этому не способны.

И тогда возникает следующий вопрос. Если, допустим, 15% людей могут самостоятельно защищаться, что делать с теми и для тех, кто не может сам противостоять лжи и фальсификациям, кто легко становится жертвою дезинформацонных атак? Их надо защищать? Или нет? И если защищать, то как?

Один из самых простых и широко распространенных способов защиты, к каким прибегают некоторые российские граждане – это максимальное ограничение своего контакта с источниками дезинформации. Немало россиян говорят, что они не могут смотреть российское телевидение и не смотрят его: «Нет, российское телевидение я не смотрю». Это сознательный выбор части граждан, который позволяет им свести ущерб от информационной агрессии к минимуму. Это естественная реакция неинфицированного человека на источник распространенния инфекции – максимально ограничение доступа к такому источнику. Иными словами, это организация карантина – либо коллективного, либо индивидуального. Такого же рода подход традиционно используется в случаях угрозы распространения особо опасных инфекций – чумы, холеры, в случае работы или контактов с токсическими или радиоактивными веществами. Собственно, информационная война по своему характеру мало чем отличается от эпидемий или бактериологической войны. Отличие заключается лишь в том, что бактерии и вирусы отравляют тело человека, а дезинформация – его сознание, то есть именно то, что делает человека человеком.

Те, кто способен самостоятельно сопротивляться дезинформации, может и должен анализировать информационные атаки, продукты информационной войны, отслеживать их появление и заниматься их уничтожением, создавая собственные материалы, разоблачающие дезинформацию. Но как защитить от дезинформации, от превращения в жертвы информационной агрессии тех, кто не способен самостоятельно ей сопротивляться?

5. Необходимы контр-дезинформационные (санитарно-эпидемиологические) мероприятия и контр-дезинформационные службы. В марте этого года украинскому руководству советовали создать центр по борьбе с информационной агрессией против Украины, против антиукраинской пропаганды и дезинформации. Украинские власти отказались это делать. Но этим стали заниматься частные организации, представители украинского гражданского общества, такие, например, как Информационное сопротивление, Inforesist, StopFake, занимающиеся анализом кремлевской пропаганды и разоблачением российской антиукраинской дезинформации. Эти организации смогли идентифицировать сотни случаев информационных диверсий против Украины и продемонстрировать, как именно они были организованы. Тем не менее в условиях глобальной информационной войны ресурсов только частной инициативы становится явно недостаточно.

6. Необходимо помнить о важнейшем «правиле ведения информационного боя». Самое главное – нельзя сдавать информационное пространство информационным агрессорам, информационным террористам.

7. И, наконец, самое последнее. Как можно одержать стратегическую победу в ведущейся против граждан России, Украины, других стран информационной войне? Для этого потребуется сделать многое. Но окончательная победа над информационным агрессором и информационной агрессией будет одержана лишь тогда, когда Россия станет свободной и демократической страной.

Благодарю за внимание.

Оригинал

05 сентября 2014

Полемика патриархов

19 июня на этих страницах была воспроизведена полемика о «русском мире» и российской агрессии между двумя патриархами – Патриархом Московским Кириллом и Патриархом Киевским Филаретом.

Два месяца спустя состоялся второй раунд полемики патриархов, тексты которого вопроизводятся ниже и которые, как увидит читатель, убедительно говорят сами за себя. Тем не менее все же отмечу, что кристальной ясности мысли, предельной четкости слога, бесстрашной честности патриарха Филарета оказались лишены не только его косноязычный оппонент, но и официальные власти Украины, так и не набравшиеся смелости назвать агрессию – агрессией, оккупацию – оккупацией, ложь – ложью.

14 августа 2014 г. Патриарх Московский Кирилл обратился с посланием к Святейшему Патриарху Константинопольскому Варфоломею.

Ваше Святейшество, возлюбленный о Господе Собрат и Сослужитель!

Сердечно приветствую Вас с пожеланием мира, благодатного укрепления телесных сил и неоскудевающей помощи Божией в Вашем Предстоятельском служении.
Обратиться к Вам с настоящим письмом меня побуждает чувство глубокой боли и крайняя обеспокоенность положением паствы нашей Церкви на восточной Украине, где уже несколько месяцев не прекращается братоубийственная гражданская война.

Еще осенью минувшего года, в начале текущего политического кризиса на Украине, представители Греко-католической церкви и раскольничьих общин, выступавшие на киевском Майдане, открыто проповедовали ненависть к Православной Церкви, призывали к захвату православных святынь и искоренению Православия с территории Украины. С началом же боевых действий униаты и раскольники, получив в руки оружие, под видом антитеррористической операции стали осуществлять прямую агрессию в отношении духовенства канонической Украинской Православной Церкви на востоке страны.

В то же время Украинская Православная Церковь, в отличие от греко-католиков и схизматиков, остается чуждой какой-либо политической ангажированности. Она продолжает осуществлять духовное окормление своей многочисленной паствы, включающей в себя людей, оказавшихся по разные стороны конфликта, старается их примирить и неустанно призывает к диалогу.
В последние недели мы получаем от архиереев на местах сообщения, свидетельствующие об издевательствах над духовенством канонической Украинской Православной Церкви, об их целенаправленном преследовании. Вот несколько примеров.

17 июля сего года во время совершения Божественной литургии в Воскресенский храм города Славянска ворвалась группа вооруженных лиц во главе с греко-католическим военным капелланом, которые стали угрожать настоятелю храма протоиерею Виталию Весёлому. Представитель Украинской Греко-католической церкви заявил, что на Украине не место Московскому Патриархату, и сетовал на то, что президент страны не позволил униатам захватить Киево-Печерскую лавру.

19 июля был подвергнут оскорблениям и допросу в наручниках с угрозами убийства благочинный Николаевского округа Горловской епархии протоиерей Андрей Чичеринда.

20 июля близ Славянска вооруженные автоматами люди заставили протоиерея Вадима Яблоновского рыть себе могилу, а протоиерея Виктора Стратовича в тот же день заковали в наручники и увезли с мешком на голове в лес, где поставили на колени и допрашивали в таком положении.

30 июля в селе Красноармейское Донецкой области группа вооруженных людей устроила незаконный обыск в доме протоиерея Игоря Сергиенко, настоятеля храма святого благоверного князя Александра Невского. Священника оскорбляли, обвиняли в участии в деятельности подпольных организаций, угрожали пытками, требовали покинуть территорию Украины и выдать учредительные документы на храм, закрепляющие права на церковное имущество.

В тот же день в Амвросиевском районе Донецкой области украинскими военными был задержан протоиерей Евгений Подгорный, которого, осыпая бранными нецензурными словами, связали и, бросив на землю, начали избивать ногами и прикладом автомата, стреляли над его головой, заставляя признаться в том, что он содействует ополченцам. Донецкого протоиерея принуждали снять с себя священнический крест, но, получив отказ, сорвали крест силой, с мешком на голове посадили в яму, угрожали убить сына, а дом ограбили. Священника освободили только благодаря вмешательству прихожан.

Мы не можем не замечать того факта, что у конфликта на Украине имеется недвусмысленная религиозная подоплёка. Униаты и примкнувшие к ним раскольники стараются одержать верх над каноническим Православием на Украине, в то время как Украинская Православная Церковь с терпением и мужеством продолжает в этих непростых условиях окормлять своих страдающих верных чад. Священники, несущие свое служение в местах, ставших ареной боевых действий, в подавляющем большинстве своем остаются с паствой, разделяя с ней все ужасы гражданской войны. Их семьи страдают от нападений, нехватки воды и продовольствия, гибнут под снарядами во время артиллерийских обстрелов. Так, 31 июля при обстреле жилых кварталов Луганска пострадал и вскоре скончался от полученных ранений протоиерей Владимир Креслянский. У погибшего священника остались супруга и пятеро детей.

Восточная Украина – цветущая земля, населенная миллионами трудолюбивых православных христиан – превращается ныне в выжженное поле. Разрушена бомбежкой резиденция митрополита Донецкого и Мариупольского Илариона. Артиллерийским снарядом повреждено Горловское епархиальное управление. В руинах лежит Иверский женский монастырь Донецкой епархии, сгоревший во время боевых действий. Но каноническая Украинская Православная Церковь, Церковь-мученица, несмотря на эти тяжелейшие условия, пребывает вместе со своей паствой, делая все возможное, чтобы помочь людям, переживающим самые страшные в новейшей истории Украины времена. В огне гражданского противостояния потеряли кров и стали беженцами сотни тысяч людей. Многие из них, спасаясь от ужасов войны, находят приют в храмах и монастырях, в частности, в Успенской Святогорской лавре, которая к настоящему времени переполнена беженцами. В Донецке, Горловке, Луганске мирные жители, надеясь спастись от бомбардировок и обстрелов, остаются в храмах на ночлег, получают кров и бесплатную пищу. Помощь беженцам и вообще мирному населению активно оказывают и другие монастыри, приходы, епархии Украинской Православной Церкви.

Московский Патриархат в целом использует все возможности для оказания гуманитарной помощи мирному населению тех районов, где идут боевые действия. В храмах Русской Православной Церкви ежедневно возносится особая молитва о мире и преодолении междоусобной брани на Украине. Церковь заботится о многих тысячах беженцев с восточной Украины, размещенных в палаточных лагерях и переправленных оттуда в специально подготовленные помещения в различных областях России. Помощь оказывается всем, без различия национальности и вероисповедания. Среди тех, кто ищет убежища в России, – в том числе и многочисленные военнослужащие украинской армии, не желающие стрелять в свой народ.

В эти дни, тяжелые для всей Русской Православной Церкви, в особенности для её верных чад на Украине, прошу молитв Вашего Святейшества, Преосвященных архипастырей, пастырей, монашествующих и всех верных чад Святейшей Константинопольской Церкви о мире на украинской земле, о прекращении кровопролития и о наших страждущих о Господе братьях, особенно об архипастырях и пастырях, которые в труднейших условиях гражданского противостояния продолжают мужественно исполнять свой долг, совершать церковное служение и отстаивать Святое Православие.

Прошу Ваше Святейшество использовать все возможности, чтобы возвысить Ваш голос в защиту православных христиан востока Украины, которые в обстановке усугубляющегося насилия со стороны греко-католиков и раскольников живут в ежедневном страхе за себя и своих близких, опасаясь, что, если гонители возьмут власть, православные будут принуждаться к отказу от своей веры или подвергаться жестокой дискриминации.

С братской о Господе любовью,
+ Кирилл,
Патриарх Московский и Всея Руси

https://mospat.ru/ru/2014/08/14/news106782/

24 августа 2014 г. с посланием к к Святейшему Патриарху Константинопольскому Варфоломею обратился и Патриарх Киевский Филарет (жирным шрифтом выделено переводчиком и публикатором):

Ниже размещен перевод с украинского языка. Оригинал (на украинском) здесь:

Письмо Патриарха Киевского Филарета к Вселенскому Патриарху Варфоломею

Архиепископу Константинополя – Нового Рима,
Вселенскому Патриарху
Ваше Святейшество!

Обратиться к Вам с этим письмом меня понуждает как общая ситуация в Украине, так и откровенная ложь, которую Российский патриарх Кирилл распространяет об этой ситуации, в том числе и в том письме к Вам, которое было опубликовано на официальной странице Московской Патриархии в интернете.

Прежде всего хочу подчеркнуть, что в Украине нет гражданской, а тем более религиозной войны, как то утверждает российская пропаганда в целом и Патриарх Кирилл в частности.

Народное восстание против диктатуры бывшего президента Януковича, которое очень точно было названо Революцией Достоинства, началось в ноябре 2013 г. и было вызвано коррумпированностью и ложью этого бывшего руководителя. За четыре года своего правления он опутал сетью коррупции все государство, фантастически увеличивая как свои личные богатства, так и богатства членов своей семьи. Подавлялась свобода слова, нарушались права собственности, любой прибыльный бизнес путем запугивания и насилия мог быть отобран в пользу окружения бывшего президента. Системы правосудия и охраны порядка были поставлены на службу преступным интересам, оппоненты власти были вынуждены бежать за границу или оказывались в заключении.

Последней каплей, переполнившей чашу народного терпения, стал отказ администрации Януковича от подписания соглашения об Ассоциации между Украиной и Европейским Союзом. Под давлением президента России Путина украинская власть, которая до того несколько лет обещала подписать это соглашение, за неделю до намеченной даты отказалась это делать. Народ, а особенно молодежь, почувствовал, что у него украли будущее, и вышел на мирный протест.

Эта мирная демонстрация был беззаконно разогнана, а многие ее участники – избиты. Только стены Михайловского Златоверхого монастыря спасли протестующих от окончательной расправы.

Такое откровенное издевательство со стороны властей возмутило большое количество людей, собравшихся в центре столицы Украины, а также и во многих других городах для того, чтобы выразить мирный протест и потребовать немедленного подписания соглашения об Ассоциации с ЕС, а также наказать виновных в избиении мирной демонстрации. Вместо диалога администрация Януковича постоянно увеличивала давление на народ, мошенническим способом изменила законодательство таким образом, что любые демонстрации были объявлены незаконными. В конце концов, когда к мирным протестующим было применено оружие, в результате чего погибли более ста человек, народное восстание вынудило бывшего президента Януковича бежать из страны.

Украинские Церкви и религиозные организации активно способствовали тому, чтобы протест носил мирный характер, постоянно призывали власть и протестующих к диалогу, пытались быть посредниками в этом. Церковь Московского Патриархата, которая в то время председательствовала во Всеукраинскогом Совете Церквей и религиозных организаций, также была включена в этот процесс и отстаивала общую с нами позицию.

Не существует никаких доказательств того, что участники мирного протеста на Майдане Независимости выступали против Православной Церкви Московского Патриархата, или что кто-либо, кого патриарх Кирилл в своем письме называет «униатами и схизматиками» подстрекал народ к борьбе с Церковью Московского Патриархата. Утверждая нечто подобное, Патриарх Кирилл лжет. Тот священник Греко-Католической Церкви, который за три года до нынешних событий, обращаясь к своим прихожанам, позволил себе употребить антисемитские и шовинистические лозунги, был немедленно наказан церковной властью, раскаялся и отрекся от этих своих слов. Но эту запись трехлетней давности российская пропаганда, и в том числе лично президент России Путин, продолжают использовать как якобы доказательство антисемитизма и шовинизма участников протестов на Майдане.

После победы Революции Достоинства, когда Янукович и его министры бежали из страны, Парламентом Украины в предусмотренные Конституцией сроки было сформировано новое Правительство и назначены выборы президента. Легитимность этого правительства признали все религиозные конфессии, в том числе и официальные представители Московского Патриархата в Украине, подписав соответствующее обращение и приняв участие во встрече Совета Церквей со спикером парламента Александром Турчиновым, выполнявшим в то время обязанности президента.

Официальные представители Московского Патриархата также подписали совместное обращение религиозных организаций Украины с осуждением сепаратизма и призвали сложить оружие всех, кто приобрел его незаконным путем. Однако в отдельном обращении Священного Синода УПЦ МП содержится призыв сложить оружие «ко всем», то есть и к украинских военнослужащим, и к сепаратистам. В то же время российских военных Синод УПЦ МП сложить оружие не призывает.

Я должен еще раз подчеркнуть: после победы Революции Достоинства не было никаких оснований говорить о притеснениях православных Московского Патриархата, русскоязычного населения Украины в целом или населения Донбасса в частности. Все законы, которые регулируют вопросы использования языков или права национальных меньшинств, остались такими же, какими они были при власти Януковича.

Для того, чтобы предупредить возможные провокации, наша Церковь неоднократно публично обращалась с требованием не допускать никакого насилия в отношении храмов, монастырей или духовенства и прихожан Московского Патриархата, предостерегая всех, а особенно наших духовных лиц, что за участие в таких провокациях и насилии они будут подвергнуты суровым церковным наказаниям. Отсутствие религиозного противостояния в Украине письменно в совместном обращении подтвердили, среди прочих, и официальные представители Московского Патриархата в Украине.

В то же время Российская Федерация с конца февраля этого года начала вооруженную агрессию против Украины. Был оккупирован и аннексирован Крым, вооруженные боевики и наемники в большом количестве начали проникать в Украину с территории России для провоцирования беспорядков, захватывая административные здания, провозглашая отделения отдельных областей от Украины и присоединение их к России. Сначала Россия намеревалась втянуть в сепаратистскую авантюру половину Украины, но народное сопротивление в большинстве областей разрушило эти планы, поэтому в дальнейшем агрессивные действия Кремля в основном были сосредоточены в Донецкой и Луганской областях.

Впервые со времен правления нацистского фюрера Гитлера мы столкнулись с беспрецедентной по уровню цинизма и лжи массированной пропагандой против Украины. Россия пытается убедить мир в справедливости своих действий, используя практически все средства массовой информации. Эта циничная ложь ежедневно в большом количестве распространяется через телевизионные новости, через статьи в печатных и сетевых изданиях, через социальные сети. Подавляющее большинство сюжетов является или полностью вымышленными, как, например, сюжет о «распятии мальчика» бойцами Национальной гвардии Украины в освобожденном от террористов Славянске, или до неузнаваемости искаженными по сравнению с реальными событиями.

Письмо к Вам Московского патриарха Кирилла, в котором он описывает события на Донбассе как гражданскую войну и религиозное противостояние необходимо рассматривать именно как часть и одновременно как плод этой пропаганды.

В реальности события на Донбассе являются следствием вооруженной агрессии России против Украины. Руководители так называемых «народных республик», наемники, оружие, финансирование, информационная поддержка – все это идет из России через захваченные участки границы. Ни в каком другом месте Украины, кроме тех, где действуют российские наемники, нет ни вооруженных конфликтов, ни других форм противостояния, характерных для гражданских и религиозных войн.

В последнее время в связи с успешными действиями украинской армии против прокремлевских террористов через границу начали проходить уже непосредственно российские военнослужащие в форме без опознавательных знаков. В реальности то что, происходит сейчас – это война России против Украины, причины которой – месть за европейский выбор украинского народа, стремление не допустить сближения нашего государства с Европой, желание вернуть утраченную с распадом Советского Союза власть Кремля над Украиной и мечта нынешних руководителей России о восстановлении былой империи.

В украинских вооруженных силах служат верующие разных конфессий, в том числе и прихожане Московского Патриархата, так же, как и представители различных наций, в том числе и этнические русские. Нет ни одного военного подразделения, которое бы формировалось исключительно по национальному или конфессиональному признаку. Поэтому утверждение патриарха Кирилла, о том, что вооруженные «униаты и схизматики» борются на Донбассе против Церкви Московского Патриархата также является откровенной и циничной ложью.

В своем обращении патриарх Кирилл приводит примеры неподобающего обращения украинских военнослужащих со священниками Московского Патриархата. Часть из них является плодом фальсификаций (например, участие греко-католического капеллана в нападении на храм Московского Патриархата, чего на самом деле не было). Другая часть не подтверждена, но бесспорно подлежит расследованию, а виновные – законному наказанию.

Хочу тем не менее подчеркнуть, что все эти случаи никак не связаны с каким-то особо агрессивным отношением украинских военных, власти, Греко-Католической или нашей Церквей к представителям Московского Патриархата. По моему мнению, такие случаи, когда они имеют место, вызваны в первую очередь многочисленными фактами поддержки со стороны священников Московского Патриархата деятельности террористов, в том числе и фактами прямого их участия в вооруженных террористических формированиях.

К сожалению, не единичны факты, когда в храмах Московского Патриархата или иных церковных помещениях были обнаружены склады оружия, когда духовенством МП предоставлялось содействие террористам в проживании и питании, оказывалась моральная поддержка их преступных дел путем организации публичного благословения на борьбу против Украины. В последнее время выявились также факты использования террористами священнической одежды и документов, которые, по нашим данным, выдает одна из епархий Московского Патриархата на Донбассе.

Все это дает основания украинским военнослужащим особенно бдительно относиться к передвижениям священников, которые могут оказаться на самом деле переодетыми террористами или их пособниками. Уверяю вас, что в связи с этим и наши священнослужители сталкиваются с неудобствами со стороны украинских военнослужащих, и мы относимся к этому с пониманием.

Приводя ложные факты или искаженно толкуя правдивые, патриарх Кирилл ничего не говорит о тех систематических гонениях и преследованиях, включая похищения, пытки и убийства, которым подвергаются представители всех религиозных конфессий от рук пророссийских наемников и сепаратистов.

На захваченной территории Луганской области наши храмы закрыты, а епископ и священники вынуждены скрываться из-за угрозы сепаратистов убить их. На Луганского епископа Афанасия было совершено покушение на убийство, и только милостью Божией он спасся от смерти.

В Донецкой области на территориях, контролируемых сепаратистами, наши храмы вынужденно закрыты, так как жизни наших священников и верующих там угрожает опасность. Священники или скрываются, или были вынуждены уехать в безопасные места. Один из храмов в Донецке был заминирован, и только по воле Божией взрывное устройство не сработало. Была совершена попытка похитить архиепископа Донецкого Сергия, но он сумел благополучно выехать из Донецка и добраться до безопасного места пребывания. Священник Юрий Иванов был похищен террористами и только через некоторое время отпущен.

В оккупированном Россией Крыму (выделено переводчиком и публикатором. – А.И.) два наших храма были насильственно отобраны, кафедральный храм в Симферополе подвергается пикетированию и экономическому давлению, с целью запугивания был сожжен загородный дом архиепископа Климента.

В еще большей степени это касается и Украинской Греко-Католической Церкви, Римско-Католической Церкви и протестантских общин. Монастырь УГКЦ в Донецке захвачен террористами. Имели место случаи похищения католических священников с целью получения выкупа. На контролируемой сепаратистами территории захвачены молитвенные помещения многих протестантских общин. После освобождения г. Славянска было обнаружено место захоронения двух протестантских религиозных служителей и двух сыновей одного из этих служителей, которые были в праздник Троицы похищены террористами прямо с молитвенного собрания и расстреляны.

Следует особо подчеркнуть, что среди групп террористов существует так называемая Русская православная армия, преступная деятельность которой не только не осуждается руководством РПЦ, но и получает поддержку и публичное благословение некоторых священников Московского Патриархата. В документе под названием «Конституция Донецкой народной республики» указывается, что только русское православие имеет на территории так называемой ДНР особые права и статус.

Все эти факты свидетельствуют, о том, что нарушения прав верующих имеют место как раз со стороны террористов, которые объявляют, что действуют в интересах русского православия и защищают так называемый «русский мир». Поэтому заявления о том, что события на Донбассе имеют характер религиозной войны – это наглая ложь. На самом деле это война России против Украины, которая имеет захватнический характер. Своими заявлениями и действиями Московский патриарх Кирилл способствует российской агрессии, пытаясь обманом и искаженными фактами поддержать государственное руководство России.

Фальшивость обвинений патриарха Кириллаподтверждается также тем, что текст его обращения к Вам от 14 августа был опубликован на официальном сайте Московской патриархии, а утром 15 августа был удален с этого сайта. Через несколько дней, учитывая, то, что на него уже успели обратить внимание средства массовой информации, он был снова опубликован, но в другом разделе. Этот факт свидетельствует о лицемерной позиции Московского патриарха Кирилла, который в публичных заявлениях говорит, что его Церковь не вмешивается в конфликт и только молится за мир, а в письмах к Предстоятелям Церквей излагает мысли, вполне созвучные с российской государственной пропагандой.

Ваше Святейшество!
От имени наших епископов, духовенства и верующих обращаюсь к Вам с просьбой оценить и отбросить ложь, которую распространяет Московский патриарх Кирилл. Мы просим молиться о мире в Украине и об освобождении нашей страны от внешней агрессии. Надеюсь, что Вы не дадите втянуть Православную Церковь в кампанию беспрецедентной лжи, которую российские власти, в том числе и с помощью патриарха Кирилла, проводят против Украины.

С любовью во Христе
Ваш собрат Филарет
24 августа 2014 г.


П.С.
Почему-то подумалось, что у Патриарха Филарета, возможно, имеются ненулевые шансы быть избранным президентом Украины.
А также то, что если президентом страны сегодня был бы Филарет, то ситуация в Украине была бы немного другой.

Оригинал
Ответ на План «Группы Бойсто»
Опасные фантазии, в соответствии с которыми т.н. российско-американский «кондоминиум» может решать судьбы других независимых государств, должны быть бесповоротно отправлены на свалку истории.

Мы, нижеподписавшиеся, решительно отвергаем «План из 24 шагов по решению украинского кризиса», обнародованный в газете «Коммерсантъ» в России и журнале The Atlantic в США. Этот негодный план появился в результате реализации инициативы Track II с участием российских и американских участников, недавно встречавшихся на финском острове Бойсто при поддержке Министерства иностранных дел Финляндии, Корпорации Карнеги (Нью-Йорк) и Института мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО).

Мы категорически возражаем против недопущения украинцев к этой инициативе. Такое решение усиливает худшие инстинкты, господствующие в России, а также среди некоторых американцев. В соответствии с этим подходом Украина не является независимой страной, а Россия, по согласованию со США, может определять ее судьбу. Тот факт, что никто из представителей Украины не был приглашен к участию обсуждения Плана из 24 шагов, исключает эту инициативу из любого серьезного рассмотрения.

Не прибегая к анализу каждого неприемлемого «шага», выскажем четыре замечания.

Первое. Инициатива трактует российскую и украинскую стороны равными в своей ответственности, не признавая того, что Россия является агрессором, вторгшимся в Украину. Ошибочность подобного подхода особенно выразительна в той части плана, где содержится призыв к «отводу как российских, так и украинских вооруженных сил из зон конфликта на согласованное расстояние». Украина не нападала на Россию и не пыталась ограничить ее суверенитет. Украинские власти имеют полное право, и даже обязанность, противостоять враждебным иностранным войскам на своей территории. Россия же должна вывести все свои войска с Украины и прекратить нападения и вторжение, направленные против ее соседа.

Второе. Инициатива отмечает ряд «гуманитарных, правовых, а также социальных и культурных вопросов», относящихся к компетенции исключительно украинцев, а не россиян или американцев. Еще раз подчеркиваем, что исключение украинцев из этого процесса неприемлемо.

Третье. Похоже, что те, кто подписался под инициативой, согласились с захватом и аннексией Крыма Россией, несмотря на нарушение ею международного права и соглашений о нерушимости международных границ. Считаем неприемлемыми рекомендации, какие на практике могут стать причиной появления еще одного замороженного конфликта в Европе со всеми вытекающими из этого последствиями для внутренней и внешней безопасности стран — соседей России. Мы отвергаем призыв авторов инициативы к «обсуждению правовых проблем относительно статуса Крыма», поскольку это было бы не только предельно несправедливым, но и создало бы опасный прецедент.

Четвертое. Инициатива призывает предоставить постоянные гарантии «внеблоковому статусу Украины». Подобные ограничения относительно отношений Украины в сфере безопасности, включительно с теми, какие определены в Партнерстве НАТО ради мира и Хартии об особом партнерстве НАТО—Украина с 1997 года, являются серьезным нарушением национального суверенитета. Кроме того, это означало бы вознаградить режим Путина за его возмутительные действия, что абсолютно неприемлемо.

Инициатива вызывает множество других вопросов. Но мы сосредоточили свое внимание на самом вопиющем. Главное заключается в том, что Россия должна положить конец агрессии против Украины, отвести свои войска и своих боевиков, аннулировать аннексию Крыма, прекратить использовать энергетические и экономические рычаги для наказания Украины и других своих соседей. Без такой трансформации Россия никогда не станет цивилизованным государством, которого заслуживают ее граждане.

До тех пор, пока Россия не сделает это, мировое сообщество должно усилить санкции против режима Путина и немедленно предоставить Украине соответствующую помощь (в частности, военное оборудование, сотрудничество в разведывательной сфере). Украина обращалась за этой помощью, поскольку нуждается в ней, чтобы защитить себя.
Было бы ошибкой рассматривать Украину как проблему в отношениях между Западом и Россией. Украина – это полноценное государство, обладающее всеми правами, предоставленными всем суверенным государствам Хартией ООН и Парижской хартией 1990 года. Ее границы и территориальная целостность официально признаны Российской Федерацией согласно Будапештскому меморандуму 1994 года и Российско-Украинским межгосударственным договором 1997 года. Они являются основой безопасности в Европе. Если игнорировать эти основополагающие документы или проявлять к ним неуважение, то это приведет к серьезным последствиям для других европейских государств.

Опасные фантазии, согласно которым т.н. российско-американский «кондоминиум» решает судьбу других независимых государств, должны быть бесповоротно отправлены на свалку истории.

Подписали:
Ханнес Адомайт, College of Europe
Андерс Аслунд, старший научный сотрудник, Peterson Institute for International Economics
Ирина Бекешкина, директор, Фонд демократтических инициатив им. Илька Кучерива, старший научный сотрудник, Институт социологии Национальной Академии наук
Стивен Бланк, старший научный сотрудник, American Foreign Policy Council
Фаль Бомсдорф, директор, Friedrich Naumann Foundation, Moscow office, 1993-2009
Эллен Борк, старший научный сотрудник, Foreign Policy Initiative
Анна Борщевская, Европейский фонд за демократию
Роберт Бринкли, бывший посол Великобритании в Украине
Вячеслав Брюховецкий, почетный президент университета "Киево-Могилянская академия"
Мэттью Брайза, экс-посол, директор, International Centre for Defence Studies, Tallinn, Estonia
Ян Бжезинский, бывший заместитель Секретаря обороны США по вопросам Европы и НАТО
Евгений Быстрицкий, исполнительный директор Международного фонда "Відродження"
Джордж Чопивский-младший, президент Chopivsky Family Foundation
Сюзан Корк, директор евразийских программ Freedom House
Лорн Кранер, бывший помощник Госсекретаря США
Чарльз Дэвидсон, издатель, журнал The American Interest
Джим Дентон, World Affairs Journal
Надежда Дюк, вице-президент Национального фонда в поддержку демократии
Пола Добрянски, посол
Вольфганг Айхведе, доктор. основатель Института Восточно-Европейский исследований,
Марта Фарион, президент Киево-Могилянского фонда Америки
Джулия Финли, посол, экс-постпредставитель США в ОБСЕ
Александр Фисун, профессор политических наук, Харьковский национальный университет,
Йорг Форбриг, профессор
Элисон Фортьер
Джеффри Гедмин, Университет Джорджтауна
Карл Гершман, президент National Endowment for Democracy
Алена Гетманчук, директор Института мировой политики, Киев
Пол Гобл
Джеймс Грин, Former head of NATO Liaison Office, Ukraine
Джанет Ганн, бывший аналитик, МИД Великобритании
Майкл Хальтцель, Центр Трансатлантических исследований, Университет Джона Хопкинса
Алексей Гарань, профессор политологии, Университет Киево-Могилянская Академия
Джон Хербст, бывший посол США в Украине, директор центра Евразии при Атлантическом совете
Джеффри Хиршберг
Владимир Горбач, политический аналитик Института Евроатлантического сотрудничества
Ярослав Грицак, профессор Украинского Католического Университета, Львов
Андрей Илларионов, старший научный сотрудник, Институт Катона
Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений при Университете Джонса Хопкинса
Адриан Каратницкий, старший научный сотрудник Atlantic Council
Ричард Каузларич, бывший посол США в Азербайджане и Боснии и Герцеговине
Джейми Кирчик, старший научный сотрудник Foreign Policy Initiative
Евгений Киселев, журналист
Игорь Клямкин, вице-президент Liberal Mission Foundation
Иванна Клымпуш-Цинцадзе, исполнительный директор "Ялтинская европейская стратегия", член набсовета Украинского кризисного медиа-центра
Джеймс Кольбе, Senior transatlantic fellow, German Marshall Fund of the United States
Антонина Колодий, профессор, глава кафедры политических наук и философии Львовского регионального института государственного управления
Дэвид Крамер, президент Freedom House
Роберт Макконнелл, McConnell & Associates
Майкл Макфол, Стэндфордский университет
Алексей Мельник, директор, Foreign Relations and International Security Programmes, Razumkov Centre
Мари Мендрас, Sciences Po
Ли Меррик, British DA Kyiv; director, NATO Liaison Office in Ukraine, 1995-2003
Вес Митчелл, президент Center for European Policy Analysis
Альберто Мора, Гарвардский университет
Юлия Мостовая, главный редактор газеты "Зеркало недели. Украина"
Алекс Мотыль, Университет Рутгерс-Ньюарк
Джош Муравчик, политолог, сотрудник Школы углубленных международных исследований Джона Хопкинса
Джеймс Никси, глава программ по России и Евразии в британском аналитическом центре Chatham House
Крейг Олифант, Foreign Policy Centre
Леся Оробец, депутат Верховной Рады Украины и секретарь комитета по вопросам иностранных дел
Инна Пидлуска, заместитель исполнительного директора, International Renaissance Foundation
Арч Паддингтон, вице-президент по вопросам исследований Freedom House
Анатолий Рачок, генеральный директор, Центр Разумкова
Рой Рив, экс-посол Великобритании в Украине
Георгий Старов, президент фонда "ИНДЕМ"
Дэвид Саттер, американский публицист и журналист
Рэнди Шонеманн, президент консалтинговой компании Orion Strategies
Олег Шамшур, экс-посол Украины в США
Джеймс Шерр, сотрудник программы по России и Евразии в аналитическом центре Chatham House
Андрей Шевченко, первый заместитель председателя Комитета по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений
Лилия Шевцова
Юрий Шведа, Associate professor, Lviv Ivan Franko National University
Роланд Смит, экс-посол Великобритании в Украине
Мария Снеговая, колумнист газеты «Ведомости»
Александр Сушко, директор по вопросам исследований института Евро-Атлантического сотрудничества
Строуб Тэлботт, бывший заместитель Госсекретаря США
Уильям Тейлор, бывший посол США в Украине и вице-президент Института мира США по вопросам Ближнего Востока и Африки
Эд Верона, бывший президент Российско-Американского совета по вопросам бизнеса и главный советник McLarty Associates
Мелани Вервир, бывший посол США в Global Women's Issues при ООН
Курт Волкер, исполнительный директор McCain Institute
Кристофер Уокер, исполнительный директор Международного форума демократических исследований Национального фонда поддержки демократии США
Леон Визельтир, американский писатель и журналист
Морган Уильямс, председатель Украинско-Американского совета по вопросам бизнеса
Майкл Вайс, главный редактор The Interpreter и сотрудник Institute of Modern Russia
Сэр Эндрю Вуд, ассоциированный сотрудник Chatham House и бывший посол Великобритании в России
Юрий Якименко, заместитель генерального директора Центра Разумкова
Уолтер Зарицкий, директор центра Американско-украинских отношений
Йозеф Зиссельс, председатель Ассоциации еврейских организации и общин Украины и глава конгресса этнических общин Украины

Примечание: организации упомянуты только для целей идентификации.
http://www.theatlantic.com/international/archive/2014/09/response-boisto-peace-plan-ukraine-russia-us/379428/
http://zn.ua/columnists/otvet-na-plan-gruppy-boysto-151975_.html

Оригинал
24 августа 2014

Пакт Путина-Меркель

Следует отдать должное Владимиру Путину – для осуществления своих проектов ему удается выбирать весьма символические даты. В дни 75-й годовщины заключения пакта Молотова-Риббентропа по установлению контроля за Центральной и Восточной Европой г-н Путин совместно с г-жой Меркель подготовил – и, судя по всему, не без шанса на успех – пакт Путина-Меркель по установлению контроля над Украиной.

План Путина
Первое обнародование ключевых положений плана Путина «случилось» у одного из наиболее ценных членов Путининтерна – З.Бжезинского. В ряде своих публикаций и выступлений «железный Збиг» звонко отчеканил три путинских «нет» Украине:
- «нет» членству Украины в НАТО,
- «нет» членству Украины в ЕС,
- «нет» возврату Украине Крыма.

Неоднократная популяризация путинского плана была выполнена Бжезинским настолько безукоризненно, что удостоилась теплой похвалы в высочайшем присутствии от бывшего члена Политбюро ЦК КП РСФСР и нынешнего руководителя КПРФ (с 4-й минуты):



Можно ли было еще совсем недавно предположить, что «несгибаемый» Збиг сможет удостоиться похвалы из уст Г.Зюганова? А вот ведь смог, заслужил...

Вернувшийся с ялтинского инструктажа С.Доренко облек путинские пожелания («рецепт мира») в обычную для него проникновенно-эмоциональную форму (с 4-й минуты):



Их суть «оказалась» аналогичной «плану Бжезинского-Зюганова»:
- Внеблоковый статус Украины (т.е. «нет» членству Украины в НАТО).
- Синхронное совместное с Россией сближение с Евросоюзом (поскольку Россия строит т.н. Таможенный союз, то де-факто «нет» членству Украины в ЕС).
- Выборы губернаторов, федерализация бюджета, региональный русский язык (т.е. участие России в определении внутреннего политического устройства Украины).

Наконец, за неделю до минской встречи запросная позиция Путина на переговорах в Минске была распространена главным редактором журнала «Росия в глобальной политике» Ф.Лукьяновым, как в таких случаях полагается, одновременно в «главных» страновых СМИ Двух Высоких Договоривающихся Сторон – в «Шпигеле»:

«Далее Лукьянов очертил контуры «комплексного» выхода из кризиса: «Всем придется пойти на уступки. Восточная Украина должна получить статус автономии... Было бы осмысленно создать политическое крыло повстанческого движения, вроде Шинн Фейн в Ирландии... Газовый вопрос следует во всей его полноте прояснить: долги Украины, тарифы на газ, проблема транзита. Еще один важный вопрос: кто будет платить за восстановление Украины? Четвертая область переговоров – это свобода Украины от военных союзов... Необходимо письменно зафиксировать, что Украина не станет членом НАТО».

и в «Российской газете»:

«На столе – несколько тем. Первое – политическое устройство Украины, которое гарантировало бы востоку страны особый статус с сохранением культурно-исторических особенностей. Второе – внеблоковый статус Украины, отказ от стремления в НАТО, что Россия считает фундаментальной угрозой для себя. Третье – весь обширный комплекс вопросов, связанных с газом, – долги, цена, транзит и пр. Четвертое – экономическое возрождение Украины после войны, которое будет почти невероятным в случае полного разрыва связей с Россией».

План Меркель
Негативное отношение Меркель к сближению Грузии и Украины с НАТО хорошо известно еще с Бухарестского саммита 2008 года, когда именно фрау из Берлина заблокировала получение обоими государствами планов действий по членству в НАТО – ПДЧ (МАР).
В начале лета этого года Меркель произвела впечатление на наблюдателей, предложив в качестве «переговорщика» на украинско-российских переговорах путинского кума В.Медведчука.
В ответ на оферту Путина-Бжезинского-Зюганова-Лукьянова Меркель сформулировала и свою позицию.

Вначале о «дипломатическом наступлении» Берлина рассказал «Рейтер»:
After months of ratcheting up pressure on Vladimir Putin, concern is mounting in Berlin and other European capitals that an emboldened Ukraine's military successes in the east are reducing the chances of a face-saving way out of the crisis for the Russian leader. As a result, the focus of German-led diplomatic efforts has shifted, according to senior officials, towards urging restraint from Ukrainian President Petro Poroshenko and averting a humiliating defeat for pro-Russian rebels, a development that Berlin fears could elicit a strong response from Putin...
...the German leader is also expected to use the trip to try to persuade Poroshenko, and nationalist hardliners in Ukraine who want to press their military advantage and crush the separatist rebellion in the east, to think hard about the consequences of such a course. Central to Berlin's diplomatic offensive is the view that outright defeat for Putin's proxies in eastern Ukraine would provoke an unpredictable reaction from the Kremlin that could take the crisis to a dangerous new level. "Poroshenko needs to know that there is understanding for how his government has acted but also that there can't be a military solution in the east," one official told Reuters on condition of anonymity. "He can't win with weapons. Putin won't allow this."

(После нескольких месяцев усиления давления на Владимира Путина в Берлине и других европейских столицах растет озабоченность, что военные успехи осмелевшей Украины на востоке уменьшают российскому лидеру шансы сохранить лицо на пути выхода из кризиса. В результате центр дипломатических усилий, возглавляемых Германией, переместился, по словам высокопоставленных чиновников, к оказанию давления на украинского президента Петра Порошенко с целью проявления им сдержанности, чтобы предотвратить унизительное поражение пророссийских мятежников, что, как опасается Берлин, может вызвать сильную реакцию Путина...

...Германский лидер также воспользуется своей поездкой, чтобы попытаться убедить Порошенко и националистических сторонников жесткой линии в Украине, желающих воспользоваться своим военным преимуществом и сокрушить сепаратистское восстание на востоке, задуматься о последствиях такого курса. Центральное место в обосновании дипломатического наступления Берлина является мнение, в соответствии с которым поражение путинских людей в восточной Украине спровоцирует непредсказуемую реакцию со стороны Кремля, которая может вывести кризис на новый опасный уровень. «Порошенко должен знать, что есть понимание того, как действует его правительство, но также и то, что не может быть военного решения на востоке», сказал один чиновник Reuters на условиях анонимности. «Он не может выиграть оружием. Путин этого не позволит».)


Затем планом Меркель публично поделился вице-канцлер и министр экономики Германии З.Габриэль:
- Шансов на возвращение Крыма Украине очень мало.
- Необходма «умная концепция» федерализации Украины; что это такое, тут же было пояснено: русскоязычные регионы Украины получают «специальный статус».
- Германия не окажет военной поддержки правительству Украины (в отличие от помощи курдам Ирака).
- Германия готова оказать экономическую помощь для восстановления Донбасса (сепаратистского).

Уже в Киеве Меркель фактически подтвердила, что ее позиция и позиция Габриэля – это одна и та же позиция:

По ее словам, в Германии под словом федерализация подразумевается децентрализация в понимании Украины. «Когда мы (в Германии) говорим о федерализации, то речь идет о немецком типе федерации. Мы понимаем, что в Украине это называют децентрализацией и это — именно то, чего хочет президент [Петр] Порошенко, и мы это поддерживаем», — заявила она в Киеве 23 августа в ходе своего визита в Украину. Меркель выразила убеждение, что эту позицию разделяет и Габриэль. Она подчеркнула, что сказанное ею является и мнением ее вице-канцлера.

Однако следует заметить, что федерализация по-германски – это наличие практически полноправных земель; это совсем не то, что в Украине называют децентрализацией. Такой федерализации в Украине сейчас нет; и такая федерализация, как опасаются в Украине, в условиях путинских подрывных действий будет чревата потерей суверенитета и территориальной целостности страны.

Меркель не остановилась на этом. В то время как на прорыв путинского конвоя в Украину Вашингтон отреагировал заявлением о немедленной готовности ввести новые санкции, Меркель, уже из Киева, заявила, что необходимости в новых санкциях не видит: На повестке дня пока не стоит вопрос о новых санкциях в отношении России. Об этом в Киеве заявила канцлер Германии Ангела Меркель.

Реакция Порошенко
Во-первых, Порошенко уже заявил, что на встрече в Минске намерен договариваться о мире, поскольку «весь мир устал от войны». «Украина хочет мира», – заявил Президент во время рабочей поездки в Николаев. Он сообщил, что 26 августа он вместе с «мощной командой» в составе 3 высоких представителей ЕС «едет в Минск говорить о мире».

Во-вторых, он уже принял полумиллиардную «конфетку» – один из ключевых элементов пакта Путина-Меркель – экономическую помощь Донбассу (сепаратистскому): Президент Украины Петр Порошенко по итогам переговоров в Киеве с Федеральным Канцлером Германии Ангелой Меркель сообщил об основании специального фонда Европейского Союза по восстановлению инфраструктуры Донбасса общим объемом в 500 млн евро.

В-третьих, очевидно, принятие пакта Путина-Меркель далось П.Порошенко нелегко, и потому сразу же после переговоров с Меркель Порошенко связался с вице-президентом США Дж.Байденом. Однако, судя по всему, администрация Обамы обещала Украине лишь экономическую помощь: Вице-президент США проинформировал Президента Украины о готовности США принять участие в конференции доноров и инвесторов для Украины, которая состоится осенью в Киеве. Он также сообщил о возможности увеличения макроэкономической помощи для Украины со стороны США и о готовности поддержать позицию Украины на заседании Исполнительного Совета МВФ 29 августа с целью выделения второго транша по программе Stand-By.

Пакт Путина-Меркель на переговорах в Минске
Итак, совместная позиция Путина-Меркель выглядит приблизительно следующим образом:
- Двустороннее безусловное прекращение огня, что автоматически означает легализацию сепаратистов и превращение их в легитимную сторону на последующих бесконечных переговорах.
- Определение внутриполитического устройства Украины не Украиной, а Россией и Германией, в результате которого восточным регионам Украины будет предоставлен особый статус, т.е. создание «украинского Приднестровья», любимой путинской «Новороссии».
- Отказ Украины не только от вступления в НАТО, но и от какого-либо сближения с НАТО, что оставит ее под постоянной угрозой ударов со стороны агрессивного соседа.
- Отказ Украины от вступления в Евросоюз.
- Решение газовых вопросов к вящему удовлетворению Газпрома и Германии.
- За согласие Украины по всем этим пунктам «Новороссия» на Донбассе получит от Евросоюза (Германии) 500 млн. евро.

Судя по планам нынешних «хозяев Европы», по месту встречи и составу ее участников, положение П.Порошенко в Минске 26 августа 2014 г., похоже, немногим будет отличаться от положения Э.Бенеша по итогам Мюнхена 29-30 сентября 1938 г.

Оригинал
Поток информации, вывалившийся за последние пять с лишним суток, предоставляет достаточное количество фактов для того, чтобы прийти к наиболее вероятному в этой ситуации выводу: это был спланированный террористический акт.

В силу обилия уже обнародованной информации в нижеследующем тексте не приводятся ссылки на документы, расчеты, публикации, имеющиеся в обилии в настоящее время в информационных ресурсах и доступные каждому интересующемуся.

Место расположения ЗРК «Бук-М1» во время запуска ЗУР «земля-воздух».
Поле в районе хутора Берегись рядом с поселками Первомайское и Красный Октябрь, южнее г. Снежное, юго-восточнее г. Торез.

Контроль места расположения и охрана ЗРК «Бук-М1».
Т.н. сепаратисты ДНР.

Нахождение ЗРК «Бук-М1» на боевой позиции, с которой был произведен запуск ЗУР.
С утра до вечера 17 июля.

Экипаж ЗРК «Бук-М1».
Российские граждане, находящиеся на действительной военной службе в ВС РФ.

Подчинение ЗРК «Бук-М1».
Непосредственное – штаб Южного ВО ВС РФ, г.Ростов-на-Дону.
Опосредованное – Генеральный Штаб ВС РФ, г.Москва.

Передача (подчинение) ЗРК «Бук-М1» гражданскому или военному руководству ДНР.
Не осуществлялись.

Приказ на запуск ЗУР.
Генеральный Штаб ВС РФ, г.Москва.

Возможен ли случайный запуск ЗУР, приведший к гибели рейса МН17?
В силу технических особенностей пуска ЗУР (включая т.н. «подсветку» уже пущенной ЗУР) – невозможен.

Возможен ли запуск ЗУР, нацеленный на поражение украинского военно-транспортного самолета Ан-24 (Ан-26)?
В силу различающихся ТТХ (размеры и силуэт планера, максимальная высота, максимальная скорость) Ан-24 (Ан-26) и Боинг-777, а также маршрутов полета – абсолютно невозможен.

Почему МН17?
В течение дня 17 июля над районом дислокации ЗРК «Бук-М1» пролетело несколько десятков пассажирских самолетов (в т.ч. за двадцать минут до этого –рейс Мюнхен-Дели «Люфтганзы», минутой позже рейс Копенгаген-Сингапур «Сингапурских авиалиний»). Ни один из них, кроме МН17, не пострадал. Почему был выбран МН17?
Для реализации подготовленного плана в первую очередь следовало исключить самолеты российских авиакомпаний, авиакомпаний стран СНГ, авиакомпаний США, Германии, Франции, самолеты всех авиакомпаний, летевшие с восточных и южных направлений. Жертвой должен был стать самолет, вылетавший либо из Варшавы («столица прифронтовых государств» в ведущейся Россией 4МВ), либо из Амстердама («столица греха» разложившегося, растленного Запада, которому противостоит защищающая истинные ценности встающая с колен глубоко духовная путинская Россия). Однако катастрофа с самолетом из Варшавы неизбежно дала бы новый импульс обвинениям кремлевского руководства в систематических терактах против поляков. Но главное – она не смогла бы добиться того эффекта, на который, собственно, и рассчитывали авторы этого дьявольского плана. Поэтому оставался единственный рейс, летевший 17 июля 2014 г. из Амстердама, – МН17. Поскольку обычно его маршрут пролегал примерно южнее, российским властям пришлось закрыть 12 воздушных коридоров для того, чтобы оставить пилотам единственно возможный маршрут L980, пролегающий в районе гг. Торез и Снежное. Именно там его и ждал квалифицированный, тщательно подготовленный, трезвый, выполнявший только и исключительно приказы своего непосредственного военного начальства российский экипаж ЗРК «Бук-М1».

В чем суть плана «Амстердамский рейс»?
Проект «Новороссия», столь торжественно обнародованный 17 апреля и нацеленный на недопущение интеграции Украины в западные экономические, политические и военные союзы, находится на грани разгрома. Возможные последствия его прекращения для авторов, инициаторов, организаторов обсуждались уже неоднократно. Единственный способ спасти «проект Новороссия» от полного и окончательного разгрома – это остановить боевые действия украинской армии на Востоке Украины.

К 17 июля уже были опробованы и применены:
- военное сопротивление «сепаратистов», оказавшееся относительно эффективным лишь вначале, а в последнее время переламываемое становящейся все сильнее и сильнее регулярной украинской армией;
- дипломатическое давление, осуществлявшееся через Меркель, Олланда и проч., оказавшееся, как известно, недостаточным.

Потребовалось новое, гораздо более сильное, средство, способное (по авторскому замыслу) привести в «шок и трепет» спавшую до сих пор европейскую общественность, – с тем, чтобы она, ужаснувшись гибели сотен своих сограждан, в том числе детей, жестко потребовала бы от своих правительств оказать какое угодно давление на лидеров «жидобандеровцев и укрофашистов» и любой ценой заставила бы их прекратить боевые действия украинской армии в Восточной Украине.

Перемирие любой ценой позволило бы Кремлю продолжать подпитывать очаг на Донбассе боевиками и оружием, одновременнно институализируя и легитимизуруя большое украинское «Приднестровье». После заключения первоначального перемирия должны быть включены хорошо отработанные (по Приднестровью, Абхазии, Южной Осетии) механизмы его продления на 5, 10, 20, 30, 50 лет, в течение которых донбамбвийская и лугандонская язвы смогли бы удержать Украину от интеграции в западные союзы.

После успешного проведения операции «Амстердамский рейс» началось осуществление операции «Миротворец».

Операция «Миротворец»
После получения информации об успешно проведенном теракте главный автор операции «Миротворец» связался с президентом США Б.Обамой и, проинформировав его о трагедии, «подчеркнул необходимость безотлагательного и безусловного прекращения обеими сторонами боевых действий на юго-востоке Украины, уже приведших к многочисленным жертвам и вынудивших сотни тысяч украинцев искать убежище в России. Акцентировалась неприемлемость обстрелов украинской армией российской территории, в результате которых имеются жертвы среди граждан России. Президент России информировал Барака Обаму о предпринятых российской стороной мерах по возобновлению консультаций контактной группы с участием представителей юго-востока Украины. Выражена надежда, что американская сторона также внесёт вклад в запуск мирного переговорного процесса на Украине».

В последующие дни все без исключения публичные действия автора (телефонные разговоры с лидерами других государств, публичные обращения, минуты молчания) были направлены на достижение прекращения боевых действий с украинской стороны. В Европе и США как по команде началась кампания требований, петиций, протестов с требования к своим правительствам «немедленно остановить бойню в Украине».

Это частично удалось – П.Порошенко уже заявил о прекращении боевых действий в радиусе 40 км от места крушения МН17.

Роль «сепаратистов» в операции «Амстердамский рейс».
Кремль подставил их, используя в качестве главного подозреваемого.
- МН17 был сбит не «чернухинскими казаками» (40 км от места, что физически невозможно).
- «Отчет Безлера» был передан таким образом, чтобы его запеленговала СБУ и представила бы миру, тем самым направив поиски виновных прежде всего по адресу «сепаратистов».
- Сам Безлер был очевидно шокирован обнаружившимся для него (что подтверждает, что он в проведении операции не участвовал, а только докладывал) фактом уничтожения пассажирского лайнера – в отличие от ледяного спокойствия его московского куратора.
- Действия «сепаратистов» с телами погибших и обломками самолета усиливают созданное впечатление (несмотря на тотальное руководство ими из Москвы).
- Размещение материалов в социальных сетях от имени Гиркина с целью привлечения внимания именно к авторству теракта со стороны «сепаратистов».
- Кремлем развернута пропагандистская кампания «Это не Путин!».
- К кампании подключены ударные пропагандистские силы; на нее клюнули даже некоторые заметные представители интеллектуальной оппозиции, тиражирующие удобную для Кремля версию о виновности «сепаратистов» («обезьяна с гранатой»), версию, у которой однако нет никаких оснований, поскольку у «сепаратистов» никогда не было ни средств, ни возможностей для осуществления такого террористического акта.

«Это не грузины. И не сепаратисты. Это третья сила», –
так говорил мне, показывая глазами на карту РФ, офицер-наблюдатель ОБСЕ об авторах терактов на территории Южной Осетии летом 2008 г., приведших в итоге к горячей фазе российско-грузинской войны в августе того же года.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире