Чем больше я наблюдаю за развитием ситуации в Крыму, тем больше мне на ум приходят разные аспекты Великой французской революции.
Конечно, любое сравнение хромает, и сравнение не есть доказательство, но некоторые родовые черты очевидны.

Революционная столица и консервативная провинция, новые законы и желание сохранить старый образ жизни, борьба элит – новой и традиционной, логистическая и финансовая помощь – там Англии, здесь России, создание отрядов самообороны и мобилизация населения – «Мы, вандейцы» и «мы – крымчане».

Вандея являлось не только очагом сопротивления традиционной Франции новым революционным идеям и порядку, но и плацдармом для консервативного реванша, а также для борьбы Англии против Франции.
Речь, конечно, не шла об аннексии Великобритании этой провинции, но для ослабления конкурента, поддержания напряженности в регионе в собственных интересах.

Причем вандейцы абсолютно искренне защищали старый порядок (причем с оружием в руках), считая, что пришедшие из Парижа чужаки («бандеровцы») хотят национализировать их права, имущество, скот и жен.

Прогнозировать сейчас, что случится в Крыму, невозможно, ибо турбулентность большая, трясет, а ремни оборваны.

Россия тоже лихорадочно думает, что ей делать с «крымским казусом», какие перспективы и последствия.
И что на что можно разменять в этой мутной взвеси.

Одно ясно – ни Украина не будет прежней, ни Крым.

Комментарии

525

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире